Банкротство исмаилова

ВТБ банкротит Тельмана Исмаилова

Внешторгбанк (ВТБ) готовится к главной схватке с «королем Черкизона» Тельманом Исмаиловым. На кону самый известный объект туриндустрии Турции, построенный на деньги от торговли на российских «барахолках» — мегаотель «Мардан Палас» (Mardan Palace). ВТБ в очередной раз пытается доказать, что объявивший себя банкротом Тельман Исмаилов не такой уж и нищий, как пытается себя позиционировать. И у кредитного учреждения в судебной тяжбе с банкротом неплохие шансы, если, конечно, в этот спор снова не вмешаются внешнеполитические факторы, как это уже произошло в 2015-м году.

Схватка за наследие в прошлом известного олигарха, а ныне официального банкрота Тельмана Исмаилова ведется уже несколько лет. Она началась в 2009 году, сразу после того как был закрыт Черкизон — узловая точка на контрабандном Шелковом пути из Азии в Россию. В настоящую войну она превратилась после того, как в ситуацию вошел Внешторгбанк. Решающее сражение назначено на осень, когда будет решена судьба принадлежавшего Исмаилову мегаотеля «Мардан Палас», построенного в турецкой Анталии.

В результате незамысловатой юридической комбинации по пути к мегаотелю «Мардан Палас» в Турции ВТБ удалось наложить арест на распоряжение небольшим и несколько захиревшим торговым центром Craig Valley Plaza в Лас-Вегасе, который Сэм Назарян, американский предприниматель с ирано-армянским происхождением и обширными связями в регионе, передал семье Тельмана Исмаилова. Та небезосновательно рассчитывала в столице игорного бизнеса превратить ТЦ в пресловутый «свечной заводик».

Торговый центр Craig Valley Plaza в Лас-Вегасе

Можно не сомневаться, что обороты этого «заводика» увеличились бы на порядок — именно так обычно происходит с любой собственностью Сэма Назаряна – в период кризиса 2008-2010 годов масштабы его бизнеса выросли в четыре раза, открывались новые бары и казино — не только в Лас-Вегасе, но и в Лос-Анжелесе и Майами. По каким причинам Сэм Назарян решил продать Исмаиловым торговый центр Craig Valley Plaza, осталось тайной. За громким названием скрывается несколько одноэтажных зданий общей площадью около 7 тыс. кв. м., и все это хозяйство теперь находится под контролем родственницы Тельмана Исмаилова Наили Садыховой. Данный факт и удалось установить юридическим представителям ВТБ, которые ищут активы Тельмана Исмаилова по всему миру.

Московские виды на Лас-Вегас

В 2012-2013 годах две компании — российское АО «Руслайн 2000» и голландская корпорация Tropicano Finance — входящие в периметр группы АСТ (ее контролировал Тельман Исмаилов), получили в Банке Москвы кредиты на сумму более $230 млн. Заемщики, как выяснилось, возвращать деньги не собирались, и обслуживать кредиты вскоре прекратили. По факту получился банальный вывод средств из банка. Если бы это произошло до весны 2011 года, логика такой операции была бы понятна и объяснялась наличием многосторонних финансовых отношений, сложившихся в стратегическом треугольнике «Мэрия Юрия Лужкова — банк Андрея Бородина — рынки Тельмана Исмаилова».

Этот треугольник выдержал даже «спираль смерти», в которой Тельман Исмаилов оказался после того, как в 2009 году правоохранительные органы обрушились на его печатный станок — Черкизовский рынок. Но к моменту выдачи кредитов Банк Москвы находился под полным оперативным контролем ВТБ, представители которого внимательно изучали внутренние документы и уже делали громкие заявления об обнаруженных в балансе кредитного учреждения дырах. Эти дыры, как правило, образуются в результате вывода кредитов, выданных российским компаниям на счета оффшорных — технических — фирм. Как это ни удивительно, но именно по такому сценарию развивались события в сентябре 2012 года.

Читать еще:  Пришло письмо от коллекторов о визите

Банк Москвы выдал «Руслайн 2000» кредит на сумму $185,43 млн, который разлетелся по разным счетам и растворился в оффшорных структурах. По официальной версии он был потрачен на рефинансирование кредитов, которые Тельман Исмаилов в спешке брал для закрытия проблем, образовавшихся после разгона Черкизона. Впоследствии всплыли некоторые особенности этого самого рефинансирования. На одном из этапов в собственности семьи Исмаилова оказался… торговый центр Craig Valley Plaza Сэма Назаряна. Средства на его покупку поступили со счетов компании Vesto Trading Limited, выступавшей в роли поручителя по кредитам. Все операции происходили в 2014 году — буквально на глазах у новых владельцев Банка Москвы. Тем не менее представители Внешторгбанка смотрели на них без особых признаков тревоги.

Ситуация изменилась летом 2015 года. В июле в Арбитражный суд Москвы и в Мещанский районный суд (лично к Исмаилову) были поданы иски на $213 млн. А спустя три месяца — 5 октября 2015 года БМ-банк (сохранивший пока независимость в качестве подразделения холдинга ВТБ), потребовал личного банкротства Тельмана Исмаилова. Юридические представители экс-олигарха были поражены таким ударом в спину со стороны ВТБ. По их мнению, никакой проблемы с погашением кредитов не существовало, так как выданные ссуды были обеспечены залогами — рестораном «Прага», а также несколькими торговыми центрами.

Ресторан «Прага» на Арбате

ВТБ действительно получил под свой контроль принадлежащие должникам ресторан «Прага», бизнес-центр «Тропикано» и торговый центр АСТ. Но это не помешало представителям кредитного учреждения развязать настоящую судебную войну с королем московских рынков. Торговый центр в Лас-Вегасе — всего лишь небольшая жертва. Главное – впереди.

Турецкие активы Исмаилова

История с банкротством Тельмана Исмаилова началась за год до того, как были поданы первые иски в Москве. В июле 2014 года в турецких СМИ появилась информация о том, что жемчужина турецкого туристического бизнеса – отель «Мардан Палас» — оказался под судебным арестом. Особый цинизм ситуации состоял в том, что решение было принято судом Республики Кипр — греческой части острова, власти которой признает весь мир… кроме самой Турции.

Другим словами, само известие о таком решении несло в себе большую обиду и даже политические риски. Именно поэтому генеральный директор отеля Четин Пехливан (Cetin Pehlivan) категорически заверил настоящих и потенциальных отдыхающих, что «у нас все в порядке». Но все было далеко не в порядке. Суд действительно принял решение о заморозке активов Тельмана Исмаилова на общую сумму в 135 млн долларов США. Оно носило универсальный характер — то есть распространялось на весь мир. Иск против Тельмана Исмаилова и его структур в суде Никосии подавался от имени зарегистрированной на Кипре фирмы Sezaria, входящей в бизнес-группу «Мангазея» одессита Сергея Янчукова. Янчуков, по данным судебных материалов, кредитовал Исмаилова после закрытия Черкизона в расчете на то, что им удастся развернуть клон московского Черкизона на базе знаменитого Одесского рынка на 7-м километре. Общая сумма займов составляла около 100 млн долларов США.

Четин Пехливан (Cetin Pehlivan)

Проект реализован не был, а кредиты Тельман Исмаилов обслуживать прекратил. После чего и был подан иск, в результате которого наложен арест на турецкий палас. В этой истории есть интересная компонента. Золотодобывающий бизнес Сергея Янчукова обслуживало несколько банков, а крупнейший кредитор — структуры Внешторгбанка, которые, таким образом, оказались вовлечены в историю с обеих сторон.

Летом 2014 года «Мангазея» — основная структура Сергея Янчукова — заявила о банкротстве. И тем не менее в январе 2015 года ему каким-то загадочным образом удалось договориться с кредиторами и, более того, заручиться поддержкой Газпрома, а также участием в капитале своих компаний структур Ростеха. Внешнее управление бизнесом Сергея Янчукова осуществлял представитель кредиторов, который одновременно являлся сотрудником Sezaria — той самой компании, от имени которой и подавался иск с требованием ареста «Мардан Палас».

Читать еще:  Что делать если звонят коллекторы на работу

Таким образом версия, что именно ВТБ изначально стоял за исками к Тельману Исмаилову на Кипре, не лишена смысла. Спустя год упомянутый уже Четин Пехливан вынужден был снова комментировать развитие ситуации: он опять успокаивал публику. Но на этот раз у него были другие основания. Дело в том, что летом 2015 года юридические представители ВТБ (на этот раз от имени Банка Москвы) подали заявление в арбитражный суд провинции Анталья, в котором требовали признать банкротами несколько турецких фирм, которые одновременно являлись управляющими структурами отеля «Мардан Палас» и фигурировали среди поручителей по кредитам Тельмана Исмаилова.

Но местный суд «не успел» рассмотреть иск: в начале ноября 2015 года отель стал собственностью государственного Halk Bank, после чего в арбитражный процесс вмешалась политика.

Под прессом

Сам же Тельман Исмаилов утверждает, что из состояния в $600 млн у него осталось чуть больше 25 тысяч рублей наличными и земельный участок в Подмосковье. Однако, по всей видимости, это не совсем так. По крайней мере пока. В этой событийной цепочке вообще многое кажется очень странным. Прежде всего, очевидно, что процедура «отъема» собственности у Тельмана Исмаилова протекала «оффшорно», и относительно гладко. А представители ВТБ были в курсе происходящего и продолжали финансировать деятельность «рыночного олигарха», несмотря на иски, подаваемые на Кипре.

Все по законам «холодной войны» — но только в бизнесе. Война превратилась в «горячую» осенью 2015 года, и каким-то непостижимым образом оказалась связанной с резким ухудшением всей системы отношений России с Турцией в результате уничтожения российского самолета на границе Турции и Сирии. И, что особенно важно, убийства пилота. И если первое действие было безусловно санкционировано на политическом уровне, то приказ об убийстве мог быть отдан уже кем угодно в каких угодно целях.

Так или иначе, но именно после этого инцидента отель «Мардан Палас» стал собственностью турецкого госбанка, а война с Тельманом Исмаиловым переместилась в Москву и приняла характер персональной расправы с олигархом и поиском его «свечных заводиков» по всему миру. Восстановление политических отношений Турции и России открыло для ВТБ и двери в самой Турции. В результате один из управляющих — компания Olimpus, предварительно признана неплатежеспособной, и уже нынешней осенью «Мардан Палас», скорее всего, станет собственностью Внешторгбанка. Кстати, гендиректор «Мардан Палас» Четин Пехливан на этот раз уже ничего не комментирует: в самом начале 2017 года он предусмотрительно уволился. И его решение может оказаться самым верным опережающим индикатором.

Похожие материалы

Метки: Персоны
Опубликовано 03 Июл 2017 | Денис Артемов Бизнесмены, Новости

Хитрый ход: что стоит за желанием Тельмана Исмаилова стать банкротом

Бывший владелец «Черкизона» подал иск против самого себя в Арбитражный суд

09.12.2015 в 20:07, просмотров: 6248

Бывший хозяин Черкизовского рынка Тельман Исмаилов подал в конце ноября заявление в Арбитражный суд Московской области о признании себя банкротом. Бизнесмен, задолжавший по банковским кредитам более 20 миллиардов рублей, решил воспользоваться новым законом «О банкротстве физических лиц» и доказать свою финансовую несостоятельность. Однако, как уверяют эксперты в сфере арбитражного управления, иск против самого себя — это хитрый ход, который позволит Исмаилову взять под собственный контроль всю процедуру банкротства. И эта схема может стать весьма популярной в российской бизнес-элите уже в ближайшее время.

Ранее, в начале ноября, заявление с точно такими же требованиями в тот же суд к Тельману Исмаилову подал банк ВТБ. Иск банкиров уже принят к производству суда, слушание по делу назначено на 21 декабря. Что касается петиции, поданной лично бизнесменом, то она, согласно информационной базе Арбитражного суда Московской области, оставлена без движения. Причина — проситель не донес до служителей Фемиды требуемые по закону документы. В частности, к заявлению не приложена справка о доходах и сделках с недвижимостью за последние три года, а также сведения об открытых на имя заявителя счетах и вкладах в банках. Более того, бывший владелец Черкизовского рынка то ли забыл заплатить госпошлину, то ли просто не приложил к иску соответствующую квитанцию, а также запамятовал сообщить о планируемом походе в суд всех кредиторов.

Читать еще:  Взыскать убытки с арбитражного управляющего

Сейчас Исмаилову суд предоставил время для устранения недостатков своего заявления. Если все необходимые бумаги будут представлены до 26 декабря, дело передадут на рассмотрение по существу. При этом, как отмечают эксперты в области банкротства физических лиц, оба иска (и от ВТБ, и от Исмаилова) по сути идентичны. И в том, и в другом содержится одно главное требование — признать бизнесмена несостоятельным в соответствии с недавно вступившим в силу законом о персональном банкротстве. Более того, слушания по обоим заявлениям будут проходить примерно в одно и то же время.

Как пояснил арбитражный управляющий, специалист по банкротству физических лиц Иван Рыков, в действиях Исмаилова прослеживается четкая схема манипулирования судебной системой, цель которого — не выпустить из-под контроля собственное имущество и банковские счета.

— На данный момент его заявление — второе, — говорит Рыков, — То есть от реального кредитора (банка ВТБ, — прим. авт.) пока судом принято только одно заявление. С одним вполне реально договориться. Возможна такая схема: они кулуарно приходят к некоему соглашению и фактически весь процесс завязывается на заявлении самого Исмаилова.

Если схема выгорит, бизнесмен-банкрот сможет влиять на самую главную составляющую процедуры банкротства — фигуру арбитражного управляющего.

— Арбитражные управляющие по идее независимы, — рассуждает Рыков, — Но всегда ведь это конкретный человек, и лучше, если это «ваш» человек. Ведь управляющему передается все имущество банкрота, все его счета и денежные средства. Кому, спрашивается, понравится, если это будет чужой человек?

Разумеется, формально решение о том, кто именно будет управлять дальнейшим процессом и расчетами с кредиторами, принимает судья. Однако у заявителя (а в данном случае это сам Исмаилов) есть право указать на ту или иную саморегулируемую организацию арбитражных управляющих. И суду придется прислушаться к его желанию. Как уверяют эксперты, схема, к которой, вероятно, и решил прибегнуть бизнесмен, кажется хитроумной только для человека несведующего.

— Это совершенно «рабочая» схема, — говорит Иван Рыков, — В ней нет ничего экстраординарного. Все юристы по банкротствам и управляющие о ней знают. А те, кто решил себя обанкротить, успешно ее используют.

Напомним, Тельман Исмаилов помимо Черкизовского рынка, также владел коммерческой группой «АСТ», созданной в 1989 году. В состав холдинга входила 31 компания. Кроме гостиничного и ресторанного бизнеса, под брендом «АСТ» Исмаилов занимался пассажирскими перевозками, охранной деятельностью, а также производством ювелирных изделий. Кроме того, в активе бизнесмена находился отель на турецком курорте Анталия. Торжественное открытие гостиницы, которая по оценкам ряда европейских изданий была названа «самым дорогим отелем на континенте», произошло незадолго до начала курортного сезона 2009 года. На момент 2012 года состояние Тельмана Исмаилова оценивалось в сумму около 800 млн. долларов. Претензии к бизнесмену по факту долгов перед российскими банками, а также вытекающие из них судебные процессы, начались в 2015 году.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector