Ларьки под снос

Популярные группы

Ларьки пошли под снос

В ночь на вторник власти Москвы начали снос торговых киосков, палаток и павильонов, признанных столичным правительством потенциально опасным самостроем. Тяжелая техника приступила к сносу объектов сразу по нескольким адресам: под удар попали торговые точки около станций метро «Чистые пруды», «Марксистская», «Маяковская», «Динамо», «Арбатская», «Сокол», «Павелецкая», «Академическая» и «Сухаревская». Начались демонтажные работы и на «Кропоткинской». Кроме того,

начался снос торгового центра «Альбатрос», который расположен между двумя выходами из метро «Щелковская».

Соответствующее постановление правительства Москвы было принято 8 декабря прошлого года. В общей сложности в списке построек, которые будут сносить, значатся 104 объекта, среди которых торговый центр «Пирамида» на Тверской улице. По мнению чиновников, постройки, подлежащие сносу, размещены незаконно на местах прохождения газопроводов, электросетей и других коммуникаций, по сути, представляя угрозу жизни людей.

Снос ларьков прокомментировал мэр Москвы Сергей Собянин на странице во «ВКонтакте»: по словам градоначальника, данные объекты были возведены в 90-е годы при явном попустительстве либо содействии чиновников. «Места, где находились эти объекты, благоустроим. Прежним владельцам при их желании предоставим возможность построить торговые объекты в других местах и уже на законных основаниях», — пообещал мэр.

На демонтаж 97 торговых павильонов в Москве этой ночью было отправлено 700 единиц техники, сообщил руководитель московской Госинспекции по недвижимости Сергей Шогуров. «Большинство незаконных конструкций стояло непосредственно над подземными линиями коммуникаций — телефонной, канализацией, газопроводом, теплосетями, электросетями и другими», — сообщил он. По информации госинспекции,

в 90% снесенных конструкций реализовывались непродовольственные товары, в частности они были популярны среди букмекеров и салонов сотовой связи.

Власти Москвы планируют закончить снос объектов «самостроя» к началу марта: у некоторых объектов еще не истек срок добровольного демонтажа, поэтому ранее конца февраля их не могут демонтировать. О сегодняшнем сносе участники демонтажа должны были составить рапорт на имя руководителя департамента экономической политики и развития города Москвы Максима Решетникова. Что будет с малым бизнесом

Несмотря на то что о сносе было заранее известно, многие предприниматели до последнего надеялись на отсрочку: не вывозили товар, а также не демонтировали оборудование, поэтому, когда строители начали разрушать павильоны, там по-прежнему оставались продукты и более того — люди. Особенно напряженно было минувшей ночью возле торговых павильонов на Сухаревской: предприниматели отказывались покидать торговые ряды и полночи «держали оборону». В соцсетях писали, что протестующих «винтили», а их оставленное без присмотра имущество разворовывали.

В организации «Опора России» (профсоюз малого и среднего бизнеса) заявили о своем намерении судиться. «Как эти объекты попали в список на снос — для нас большой вопрос», — заявил накануне заместитель председателя совета московского отделения «Опоры России» Сергей Селиверстов, отметив, что обращался со своими предложениями к столичным властям, совместно с «Деловой Россией» проводил «круглый стол» по этому вопросу, а также участвовал в слушаниях в Общественной палате РФ.

По его словам, помимо полной потери бизнеса

расходы на снос также лягут на плечи предпринимателей, поскольку именно они будут обязаны оплатить работу строителей и техники.

Согласно законодательству «принудительный снос самовольной постройки производится за счет лица, осуществившего строительство. В случае отказа лица добровольно выплатить стоимость произведенных работ затраты по сносу и хранению взыскиваются с него в судебном порядке».

«По итогам слушаний в Общественной палате РФ коллективно было принято решение обратиться в Конституционный суд с просьбой уточнить и прокомментировать, как должен трактоваться п. 4 ст. 222 ГК РФ, на основании которого было принято и вступило в силу постановление правительства Москвы 829-ПП», — добавил Селиверстов, выразив при этом опасения по поводу того, как массовый снос скажется на малом и среднем бизнесе. Опыт «Хромой лошади»

Борьба с торговыми палатками и павильонами началась в 2010 году одновременно с назначением Сергея Собянина на должность мэра Москвы. Так, только за последние два года было снесено еще 2 тыс. ларьков. Доводы мэрии противники действий столичных властей отвергают и говорят о потерях, которые, по их словам, будет нести городской бюджет.

Кроме того, в прошлом году началась реконструкция подземных переходов в метрополитене, также предусматривающая реконструкцию торговых площадей. В профсоюзе работников среднего и малого бизнеса Москвы утверждают, что прежние арендаторы по факту лишаются своего «подземного» бизнеса, в результате чего нарушаются рекомендации правительства о продлении договоров аренды с владельцами торговых павильонов на прежних или льготных условиях без проведения торгов.

Председатель профсоюза работников среднего и малого бизнеса Москвы Сергей Софьин в разговоре с «Газетой.Ru» посетовал, что приводимые им доводы

«никто не услышал», и это несмотря на постоянно раздающиеся призывы о том, что «малому и среднему бизнесу надо создавать условия для развития».

Сторонники уничтожения самостроя не учитывают и то обстоятельство, что исчезают не только ларьки, но и рабочие места, заявил «Газете.Ru» председатель всероссийского движения «За честный рынок». «Эти действия могут быть восприняты в регионах как сигнал к действию», — заявил он.

В мэрии тем временем приводят свои аргументы в пользу сноса палаток.

Так, вице-мэр по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Наталья Сергунина объяснила, что большинство незаконных построек располагается на объектах газопровода высокого давления.

«Последствия, которые могут быть у нас в случае аварийной ситуации, — это факел огня до 150 м, взрыв с ударной волной и другие вещи. Мы помним те проблемы, которые возникли при обрушении здания при незаконных перепланировках в торговом центре в Казани, мы помним ситуацию, которая была в «Хромой лошади», — заявила она. — У нас даже выявлены такие факты, когда ЛЭП встроена в объект, находится в середине торгового комплекса. И нужно понимать, что обрыв какого-то провода и последующий электрический разряд может фактически привести к гибели неограниченного числа лиц».

Софьин же указывает на то, что торговые ряды были установлены на законных основаниях. «Кому-то захотелось снести, и пошли заявления, что эти объекты угрожают жизням москвичей и даже работающим в них людям. Возникает вопрос: а как на протяжении 15–20 лет в таком случае функционировали эти объекты?» Позиция Архнадзора

Москвичи неоднозначно восприняли новость о сносе ларьков. Ведь за ночь пропали многие кафе, магазинчики и ларьки. В соцсетях также обратили внимание, что уничтожение «самостроя» задело и крупные компании: так, например, под снос был отправлен один из ресторанов «Вьеткафе».

Снос торговых павильонов поддержал Архнадзор, призвав продолжить борьбу с незаконными постройками, чья архитектурная и эстетическая ценность весьма сомнительна.

«Многие из этих павильонов служили ненужным дополнением к архитектурному пейзажу памятников, городских улиц и площадей в центре. Хотелось бы, чтоб эти процессы в дальнейшем затронули ряд более капитальных, но от того не менее самовольных построек, возведенных как в пустых местах, так и в местах снесенных исторических зданий», — заявил координатор Архнадзора Константин Михайлов.

Один из основателей Архнадзора Рустам Рахматуллин подчеркнул, что любые постройки, возведенные на территории памятника, должны быть признаны «диссонирующими» и уходить в первую очередь: «Подобные постройки искажают облик исторических улиц вообще и заслоняют собой архитектурные произведения, независимо от их охранного статуса».

В свою очередь департамент строительства Москвы напомнил, что «суммарно все эти объекты самостроя отняли у горожан около 50 тыс. кв. м общественных пространств — территория, сопоставимая с площадью сразу семи футбольных полей». Судебная перспектива

В Общественной палате РФ уверены: скоро предприниматели пойдут в суды, чтобы оспаривать действия властей. «У многих собственников были правоустанавливающие документы и даже решения судов, подтверждающие право собственности», — заявил член Общественной палаты РФ Николай Остарков.

В 2015 году вступили в силу изменения в Гражданском кодексе, согласно которым городские власти могут в одностороннем, административном порядке сносить объекты, признанные самостроем. Однако этот статус объекту может придать только суд: в таком случае,

владелец лишается права собственности, права аренды на эти земельные участки, а уже затем самострой отправляется на снос.

Станислав Дегтярев — представитель собственников автомагазина на улице Часовой, расположенного недалеко от станции метро «Аэропорт», и торговых павильонов на Чистых прудах — рассказывает, что обе точки работали более 20 лет. Земля под магазинами была в аренде до 2030 года, претензии от московских властей поступили полтора года назад. «Неожиданно нам заявили, что на арендованной земле возле Чистых прудов у нас самострой и мы подлежим сносу. А в случае с автомагазином вообще получилась странная история: московские чиновники представили карту, согласно которой магазин стоял на коммуникациях. Однако на самом деле на этой карте наш магазин оказался развернут на 180 градусов.

Судебные разбирательства продолжаются до сих пор.

Мы предоставляем все справки и документы, но чиновники продолжают выдвигать новые требования, — поделился он с «Газетой.Ru» — Но самое главное, что по закону объекты нельзя сносить, если судебные разбирательства еще не закончены. Внесудебный снос по федеральному закону может быть осуществлен только в том случае, если хозяин самостроя неизвестен. В нашем случае владельцы были известны и никуда ни от кого не прятались». Само постановление, на основании которого сносят, уже незаконно, настаивает Дегтярев. По его словам, этой ночью строители действовали под прикрытием ОМОНа и полиции — владельцы точек даже не успели вынести свой товар.

Еще один собственник — гендиректор ООО «Мдина» Кристина Бабашкина (ей принадлежит продуктовый магазин площадью 100 кв. м на пересечении 1-й Аэропортовой улицы и Ленинградского проспекта) — заявляет, что у ее организации есть свидетельство на собственность, а также решение суда о том, что постройка законна.

«Сейчас у нас истек срок аренды, продлевать его не будут. Требуют разрешение на строительство, но магазин был построен в 1997 году, а разрешение на строительство как документ появился уже потом, в 1999-м. Более того,

Читать еще:  Порядок возмещения убытков

сейчас объект находится под судом, очередная кассация намечена на февраль, так что по закону его трогать вообще нельзя», — утверждает предпринимательница.

О грядущем сносе магазина Бабашкина узнала почти случайно: объявление опустили в почтовый ящик, не было ни заказных писем, ни уведомлений. «Владелица объекта — многодетная мать, против сноса магазина было собрано более 1,2 тыс. подписей местных жителей, которым теперь останется

закупаться только в «Азбуке вкуса» — других магазинов поблизости нет. Ранее проводились три экспертизы, которые показали: объект не несет угрозы, в том числе и коммуникациям. Даже представитель «Мосводоканала» не возражал: мы стоим рядом с люком, а не на нем, ремонту не мешаем», — добавила Бабашкина.

Несмотря на широкий резонанс, который получил ночной снос самостроя в соцсетях и СМИ, днем протестов со стороны владельцев ларьков не последовало. И это на фоне стихийных акций валютных ипотечников, ставших уже чуть ли не ежедневными. А вот в Гонконге попытка городских властей освободить район Вонкок от нелегальных закусочных вылилась в столкновения недовольных торговцев с полицией. Этот район известен на весь мир как район уличных рынков, разнообразных магазинов и мелких лавочек, закусочных и ресторанов. Как сообщает «Би-би-си», в ходе столкновений пострадали 44 человека, включая сотрудников полиции.

Изгнание торгующих: Бизнесмены и чиновники — о сносе киосков в Москве

Истоки и смысл «ночи длинных ковшей»

В ночь с 8 на 9 февраля в Москве были снесены или отключены от коммуникаций 104 торговых павильона и ларька. Как утверждают власти, все они были самостроем. Мэр Москвы Сергей Собянин пообещал, что у владельцев будет возможность построить новые торговые объекты. Но некоторые из пострадавших предпринимателей с действиями властей не согласны. Ссылаясь на судебные решения, они пытаются доказать, что их строения соответствовали всем нормам закона. «Секрет» собрал мнения предпринимателей и чиновников о ночной акции.

Сергей Рак Председатель совета директоров компании «Маркон» (бренд «Стардог!s»)

Этой ночью разрушили пять павильонов, внутри которых работали точки наших франчайзи, — возле станций метро «Марксистская», «Бабушкинская», «Аэропорт», «Сокол». В целом по Москве за последний год закрылось более сотни точек нашего бренда, у каких-то кончился срок аренды и его не продлили, какие-то убрали, пока облагораживали улицы — меняли плитку и заодно зачищали город от объектов торговли. Так что кризис мы чувствуем весьма серьёзно, частично снизилась покупательская способность и спрос, но больше мы страдаем от того, как торговлю уничтожают московские власти, не предлагая ничего взамен.

Первое предупреждение о сегодняшнем сносе торговых павильонов мы получили ещё в декабре, тогда было выпущено предписание о том, что мы должны свернуть работу и съехать в срок до 4 января. Но потом нам сказали, что в январе сносить ничего не будут, подождут до февраля. У меня есть мнение, что это связано со встречей Владимира Путина и предпринимателей из «Опоры России», которая прошла после новогодних праздников. Видимо, правительство Москвы решило до этой встречи не нагнетать обстановку.

О том, что сносить будут 8 февраля, нас уведомили за неделю, но вчера я был на «Марксистской» и наблюдал, как почти все павильоны открылись и работали в штатном режиме. Утром всех корректно попросили сворачивать деятельность, потому что к вечеру приедут бульдозеры, потом выключили свет. Наши франчайзи успели вывезти технику. На аренде много не потеряли, о том, что павильоны будут снесены, было известно заранее. Но интересно, что недавно нашим партнёрам предлагали открываться на «Чистых прудах», в торговом помещении рядом с метро, показывали документы со сроком аренды на пять лет, а сегодня этих помещений уже тоже не существует.

Наша компания много лет сталкивается с похожими проблемами — ещё в нулевых, когда сносили нестационарные торговые объекты, мы пересмотрели стратегию развития и решили, что развиваться будем в основном по франчайзингу, сейчас 90% точек принадлежат нашим партнёрам. У них часто павильоны были в собственности или имелись связи на уровне местных администраций или префектур.

Чему я научился за эти годы — не верить обещаниям и грамотно оформлять договоры. В 2011 году правительство сократило количество точек нестационарной торговли с 20 000 до 10 000, провело аукционы, мы честно выиграли 35 мест, многие из которых ещё полгода не могли подключить к инфраструктуре. При этом на совещаниях у мэра префектуры сообщали, что 90% точек подключены и работают. Пришлось входить в рабочую группу, информировать с мест, с тех пор у меня даже есть почётный диплом за содействие в развитии города.

Много раз нас пытались выживать с точек, то мотивируя строительством транспортного узла, то ещё чем-то. Каждый раз суд вставал на нашу сторону, потому что документы были в порядке. В апреле 2015 года договоры у всех нестационарных объектов закончились, а новые аукционы власти не проводили, за исключением 200 на новые киоски мороженого. Таким образом, более 7000 нестационарных торговых объектов просто выбросили из рынка, оставив только Печать. Ну а теперь павильоны сносят все вместе, опираясь на поправку к Гражданскому кодексу, которую приняли недавно, потому что в нормальном правовом поле они работать не в состоянии.

Дмитрий Потапенко Управляющий партнёр Management Development Group (продуктовые сети «Продэко», «ГастрономчикЪ», «Апельсин», «Купцы», «Экономка», сеть кафе и столовых «Настоящее мясо», «Настоящая рыба», «Пицца Уно», «Столовая №1»)

У меня раньше было 26 палаток. Всё шло хорошо, но я избавился от них всех, когда только пошла первая волна сноса, в самом начале правления Сергея Собянина. Моего сотрудника — дедушку — тогда увезли вместе с палаткой на эвакуаторе с «Белорусской». Я, конечно, живодёр, но после этого решил: нафиг-нафиг. Что мне, с этими *** (нехорошими людьми) бороться?

Насчёт сегодняшней истории я тоже в курсе. Ко мне прибегали несколько предпринимателей, мы им юридически помогали. У многих есть легальные документы, которые выдавала власть. Поэтому власть должна, если её что-то не устраивает, пройти первую и вторую инстанции суда и только после этого насаждать закон. Любые постановления комиссий к закону никакого отношения не имеют. Я не сомневаюсь, что в наших судах власть бы выиграла. В таком случае это был бы пусть кривой, но закон. Сегодня это было очередное объяснение холопам, что они находятся в феодальном обществе. Раньше сюзерен имел право, заточив меч, попробовать его на своих крестьянах. Теперь то же самое, только пока у нас головы не секут. Можем радоваться, что наш феодализм — с человеческим лицом.

Происходящее — это продолжение общей тенденции на отжатие бизнеса чиновниками. В этом смысле ничего нового. Но если я умею залечь на дно, прикрыть уши, то человеку, у которого всего две палатки, деваться некуда, даже я помочь не могу. Увы и ах.

Сергей Куранов Владелец сети киосков с мороженым «ИнтерАйс», участник Коалиции киоскёров

Правительству Москвы не нужны предприниматели. Идёт война, передел, в ходе которого остаться на рынке очень сложно. И начался этот процесс ещё до кризиса. Тех, кто занимал снесённые ночью торговые площади, конечно, предупреждали заранее. Многие из-за этого пошли в суды, чтобы доказать законность возведения построек, многие их выиграли. Но это всё равно произошло и всё равно было внезапно, ведь власти не называли конкретного дня сноса. Оно и понятно, если бы он был назначен, то вокруг экскаваторов стояли бы люди с профессиональными камерами, а не с телефонами. Картинка была бы ещё жёстче, резонанс ещё больше. А так предприниматели не успели скоординироваться.

Кажется, бизнес сейчас почти не протестует. Все демотивированы. Но у нас ещё есть надежда на изменение ситуации: Минпромторг подготовил законопроект о мобильной торговле и изменения в закон о торговле, которые разрабатывались с предпринимателями из самых разных сфер. На федеральном уровне чувствуется поддержка малого бизнеса. Все понимают, что нельзя таким образом уничтожать предпринимательское сообщество. Но пока политика Сергея Собянина выходит на первый план.

Конечно, эти павильоны — не самые красивые строения в Москве, но стоило их ликвидировать по-человечески. Можно было предлагать бизнесу варианты переезда, инвестирования в какие-то проекты или предоставлять возможность арендовать помещения на особых условиях. А сейчас сложно понять, сможет ли этот бизнес восстановиться в других помещениях. Я видел это уничтожение, давили даже вместе с оборудованием.

Иван Тореев Генеральный директор Russian Restoraunt Group (сеть Puff Point), владелец торговых объектов рядом со станцией метро «Кропоткинская»

Конкретно наше строение не попало в список на демонтаж. Но ещё три здания из общей торговой галереи попали. Вчера мне позвонили из управы и предупредили, что нас тоже снесут. Я подал утоняющий запрос, и мне сказали, что всё же не снесут, а непосредственно перед началом всего действа к нам зашёл заместитель начальника управы и ещё раз подтвердил, что нас сносить не будут. Однако они всё равно попытались.

Зная наши власти, я заранее приехал на точку, чтобы попасть внутрь до оцепления. Со мной были два технических сотрудника. И заодно я пригнал пустой грузовик, чтобы в случае сноса успеть вынести наше дорогостоящее оборудование (печку для выпекания паффов топовой модели, кофемашину, аппарат для варки крема). Я был прав: в какой-то момент на наше строение поехал бульдозер. Два моих сотрудника выбежали на улицу, стали кричать и привлекать внимание прессы, людей и чиновников и звонить в полицию. В итоге совместными усилиями нам удалось наше строение отстоять. В соседнем ещё забаррикадировался сам собственник помещения. Это здание тоже оставили. А вот трёх, заявленных к сносу, больше не существует. Команда дворников-азиатов вынесла оттуда все вещи, а потом бульдозеры разнесли здание. Например, они разгромили цветочный магазин, покидав все цветы и торговое оборудование в снег.

Читать еще:  Гк рф недействительность сделки

При этом нас отключили от всех коммуникаций: электричества, воды, отопления. Если так и не включат, мы будем вынуждены переехать. Да и эпопея со сносом точно не закончилась. Будет вторая волна, и наше здание наверняка в неё попадёт. В таком случае за день до сноса мы оттуда съедем, потому что никаких легальных инструментов борьбы против города у арендаторов нет.

У меня до сих пор есть договор на аренду этого помещения. Он заканчивается в августе 2016 года. Мы ежемесячно платим аренду, и у нас есть страховой депозит за один месяц. Если считать траты на предстоящий переезд и упущенную выгоду до августа, мы потеряем до 10 млн рублей.

При этом я знаю, что у собственника все документы в порядке. Когда мы арендовали эти точки, мы тщательно проверяли все документы. У собственника земля в аренде ещё на 42 года. Вся аренда проплачена, я видел платёжные поручения. Все постройки стоят на кадастре. По всем трём строениям есть решения арбитражных судов, что это не самострой. Это вполне официальная легальная собственность.

«Самострой» — это легенда для бабушек и обывателей. На самом деле магазины ломали под предлогом того, что они стоят на коммуникациях, принадлежащих городу, которые проложили не так давно. При этом, естественно, все здания были подключены ко всей инфраструктуре. Этим вопросом занимался сам собственник. Я вообще хочу его отметить как лучшего арендодателя в городе. Галерея всегда была чистой, охранялась (комплекс насчитывал порядка 50 камер), все крыши были оборудованы сигнализацией. Как только начинался снег, тут же выходили частные дворники. Весной сразу высаживали в клумбах цветы. Не было никаких ветхих сооружений.

Я видел реновации галереи с каждым новым градостроительным комплексом. Как только город говорил сделать какие-то перголы, они тут же возникали. Говорили, что нужны какие-то скульптуры, — собственник их ставил. Нужно было изменить колористическое решение — он тут же его менял. Как только пришёл кодекс по вывескам, собственник тут же заставил нас поменять цветовые короба, хотя это очень недешёвое удовольствие.

В случае с «Чистыми прудами» я согласен: это был бомжатник и гадюшник. Прекрасный архитектурный облик самой станции был нарушен. В случае с «Кропоткинской» — я очень люблю сталинскую архитектуру, но, на мой взгляд, сама галерея была логичным продолжением выхода из метро.

А главное — насколько я понимаю, на «Кропоткинской» будет возводиться новая станция метро. Я не уверен, что через какое-то время там не воткнут транспортно-пересадочный узел и там не появится та же самая аренда. Вопрос в том, что это не будет ТПУ уровня Нью-Йорка или Гонконга и вряд ли туда пойдёт H&M или Victoria’s Secret.

Алан Давыдов Собственник торговой галереи на «Кропоткинской»

У меня ночью снесли три здания из шести. Они были внесены в список на демонтаж. Также почему-то пострадал общественный туалет. Думаю, что оставшиеся три здания попадут во вторую волну беспредела. Почему по очереди? Наверно, за одну ночь невозможно было снести всё. У них бы даже техника тут не разместилась, чтобы шесть объектов снести за раз.

Постановление правительства Москвы было опубликовано 8 декабря. Но мы считаем, что нас в него внесли незаконно. Мы подали иски в суды, но рассмотреть их, естественно, за такое короткое время, на которое ещё и новогодние праздники выпадают, не успели. Теперь нас судья будет спрашивать: «А за что вы боретесь? За бумажку?»

Само постановление тоже незаконно. 222-я статья Гражданского кодекса действительно позволяет сносить постройки, которые органы местного самоуправления признали самовольными. В Москве органы местного самоуправления — это муниципалитеты, а не управы, префектуры и мэрия. Соответственно, депутаты муниципалитетов должны были попросить у нас документы, изучить их, обсудить, посоветоваться с жителями. Этого сделано не было. Кроме того, нарушена 35-я статья Конституции. Она говорит, что никто не может быть лишён своего имущества.

Более того, у нас есть 32 решения суда о том, что мы не являемся самовольной постройкой. С 2012 года, когда нас захотели признать таковой, мы прошли все комиссии, прокурорскую проверку, дважды доходили до Верховного суда и не проиграли правительству Москвы ни одного суда. У нас до сих пор действует договор на 49 лет, до 2061 года, на аренду земли, который полностью оплачен. У нас есть свидетельство собственности на наши строения. Получается, у нас их просто украли. Как если бы у вас угнали машину, а свидетельство осталось у вас. Но где машина, вы не знаете.

Все мои действия, все строительные работы всегда были согласованы со всеми службами — Мосводоканалом, Мосэнергосбытом и прочими. Когда в 2012 году правительство Москвы обязало префектуру ЦАО включить нас в список самовольных построек, тогдашний префект Сергей Байдаков отказался: «Как они могут быть самостроем, если мы сами им дали разрешение на строительство?» Из-за нас и ещё сотни объектов он разругался с правительством и покинул свою должность.

Наши потери я оцениваю в 20 лет жизни. В рублёвом эквиваленте это десятки миллионов рублей. Это только то, что отобрали. Упущенная выгода — это мне надо до 2061 года посчитать, сколько я бы заработал. Счёт пойдёт на миллиарды рублей. 200 человек у меня сегодня остались без работы, по всей Москве — около 15 000. И это в такой кризис! Я вчера вызывал продавщице скорую, ей семью кормить нечем. Она говорит: «Кто меня сейчас на работу возьмёт?»

Наши дальнейшие действия — суд. Я надеюсь на компенсацию. Если бы мэрия, решив нас снести, пришла бы к нам, обсудила и компенсировала потери, я вас уверяю: 90% людей сами бы добровольно снесли свои объекты. Получили бы новую землю, отстроились — и молча бы дальше работали. Сейчас у нас безвыходное положение. Нас просто ограбили. Мы не можем пойти и купить себе новую землю. У нас нет на это денег. Собянин во «ВКонтакте» написал, что предложит собственникам другие торговые объекты. Только где? В Новой Москве? Кто туда пойдёт? Пусть нам возместят убытки, тогда мы уже Собянина не будем спрашивать, где нам землю покупать, сами себе всё купим. Пусть вернут наши деньги и оставят в покое.

Ларьки под снос

Попробуйте, дорогие мои, пойти на Пушкинскую или на Чистые Пруды и сделать там «самострой». Я с большим удовольствием посмотрю, как у вас получится это сделать.

Как вы фундамент сделаете, земляные работы проведёте, построите всё, подключите к электричеству и канализации, согласовав так называемые «условия подключения». Потом получите разрешение на торговлю в несуществующей самовольной постройке, лицензию на продажу спиртных напитков, кассовый аппарат зарегистрируете, заключите с городской подрядной организацией договор на вывоз мусора и тд и тп.

Получится у вас это сделать незаметно от чиновников и без их участия?

Ладно, пусть не Пушкинская. Вот этот «самострой» у метро Марьино, где я живу, — трехэтажное капитальное строение. Между прочим, самая новая постройка такого плана у метро (мне даже кажется, что его уже в собянинские времена строили). Там находилось два кафе, а значит, было полное подключение к городским сетям.

Самое проходное место у метро. Кто же такой таинственный и могущественный смог построить этот «самострой»?

Так что давайте не будем обманывать себя и не позволим чиновникам морочить нам голову. Это всё не «самовольные постройки коммерсантов», это «постройки правительства Москвы». Может, лужковского, может, собянинского, но точно единороссовско-московского.

Невозможно было это всё построить без бумаг, согласований и взяток, взятых всеми этими существовавшими раньше и существующими сейчас ОАТИ, ИГАСН, АПУ, Москомархитектуры, префектуры, районной управы, Мосэнерго, Мосводоканала и проч и проч.

Именно поэтому на руках у многих владельцев «самостроя» есть все документы и судебные решения в их пользу.

Я ни секунды не сомневаюсь, что ТЦ «Пирамида» на Пушкинской — это чудовищное уродство.

Просто я как москвич требую, чтобы горечь от сноса этого объекта (её, кстати, пока не снесли) с владельцами и арендаторами разделили те чиновники, кто разрешил её строить и потом кормился от этого «самостроя» много лет.

Заявлено, что снесут 104 объекта. Мне дайте, пожалуйста, 104 уголовных дела или административных дела или хотя бы дисциплинарных дела против бывших и нынешних чиновников, разрешивших или «не заметивших» строительство.

Иначе получается, что главный виновный — это бедолага, арендовавший официально существующий магазин, взявший кредит на закупку товара, работавший, создававший рабочие места и выкинутый за одну ночь на улицу вместе со всем, что было в магазине.

Сегодня реально люди стояли и плакали у этого разбомбленного здания в Марьино — они лишились работы в одночасье, а работало там человек 30. На дворе кризис — иди и найди новую работу. Мне эта постройка сильно не нравилась, но ведь это скотство так поступать с людьми и делать их крайними и виноватыми.

Самое отвратительное, что работами по сносу руководят чиновники префектуры и управы — ровно те люди, кто брал взятки за то, чтобы разрешить это строительство.

Вот вам пример из личного опыта. У меня рядом с домом была автомойка, её снесли в «первую волну» — 31 декабря. Вышел из дома утром — мойки нет. Когда её хотели строить, наши два дома протестовали: с десяток митингов провели, дорогу перекрывали, технику на участок не пускали.

Я лично штук двадцать писем написал о том, что строительство незаконное. На каждое письмо получил ответ: всё законно, всё так и должно быть, все правоустанавливающие документы имеются.

Теперь её снесли и это был «самострой». А префект моего Юго-восточного округа, у него в биографии «с 1997 по 2008 год работал в префектуре ЮВАО города Москвы». Они её «законно» построили, они её «законно» сносят.

Читать еще:  Заемщик и вкладчик

Отличный стимул развиваться бизнесу в городе Москва.

Ещё важнейшая вещь в этих собянинских сносах: а чего сносят только мелочь? Если уж решили сносить, то сносите весь самострой, всё, что с нарушениями построено.

Самая большая пробка в Москве — пересечение Люблинской улицы и Волгоградского проспекта. В том числе потому, что там «не заметили» такой вот самострой:

Чудовищный и нелепый «надземно-торговый пешеходный переход». Настоящее порождение архитектурного ада. Его лепили без документов. Когда я на выборах 2013 года, выступая в том районе, говорил о переходе как символе коррупции, уничтожающей городскую жизнь, на встречи приходили специальные местные единороссы, кричавшие: Навальный врёт, решение принято, переход снесут.

Построили с нарушениями, но заплатят штраф и всё будет хорошо.

Что же так-то? Одних снести за ночь в режиме спецоперации, другим можно просто заплатить штраф.

Из-за этого перехода не смогли построить нормальную дорожную развязку в этом месте. Вреда он приносит больше, чем все палатки вместе взятые, но останется стоять.

Очень похоже, что сносят просто тех, кто не в состоянии занести в мэрию достаточно крупную сумму денег.

Много лет стояло, а тут стало «опасным для москвичей»:

Правильно Клычков из Мосгордумы пишет: незаконных торговых центров огромного размера в Москве море. Сноси — не хочу.

Сергей Семенович, а можно продолжить историю со сносом и снести несколько торговых центров и ТПУ? Адреса я готов предоставить

— Клычков Андрей (@kly4kov) 9 февраля 2016

Только никто не спешит. Давайте глянем документы на ТЦ «Европейский» на Киевском вокзале.

Или на «Атриум» на Курском.

Или посмотрим, что за урода строят на площади Павелецкого вокзала, забирая у москвичей общественное пространство.

А вот ещё самый главый вид не только Москвы, но и России. Национальное достояние:

Его изуродовало одно из омерзительнейших московских зданий, там сейчас Свисотель «Красные Холмы». Давно пора снести, хотя бы верхние этажи.

Всё незаконный самострой, просто его делают люди, располагающие возможностью «решать вопросы».

Я считаю, что здесь должен быть единый подход: никаких внесудебных и внезапных сносов. За каждым незаконно построенным зданием есть чиновник, несущий за него ответственность. Сначала отменяем решения чиновников, привлекая их к ответственности. Потом идём в суд с требованием сноса. Либо выкупаем собственность по рыночной цене у владельца, а потом сносим, как это во всём мире происходит.

Важнейший вопрос, о котором нельзя забывать: а есть гарантии того, что на этих местах не будет построено что-то новое. «Законное». Ведь получится как с палатками в переходах метро. Сначала сказали, что они — террористическая угроза, снесли, а сейчас уже другие люди строят такие же. Мэрия Москвы должна чётко гарантировать, что земельные участки под снесенными строениями навсегда останутся пустыми.

Ну и последнее, хотя не наименее важное. А еду-то где покупать, особенно жителям центра? Город это ведь не улица и дорога. Это место, где ты купил водички, мороженое, сигарет, сосисок. У тебя есть маршрут и удобная рутина жизни: здесь ты пьёшь кофе, здесь ешь шаурму.

Вся торговля загоняется в огромные центры — да, на этом отлично зарабатывают крупные ритейлоры, но нам разве это хорошо? Это делает город лучше? Помним Москву 80х годов: большие пустые площади и километровая очередь, чтобы воды газированной купить.

Снос киосков должен сопровождаться кардинальными мерами по передаче в реальную городскую жизнь первых-вторых этажей домов. Уведомительный порядок перевода жилого в нежилое. Типовые проекты и быстрые разрешения рубить отдельные входы на улицу — подъезды не годятся. Схемы разрешения конфликтов и компенсаций для тех, кто живёт выше и не очень рад обнаружить в квартире под собой кафе. Ничего этого нет, никаких планов на этот счет нет.

Такое впечатление, что мэрии просто нужно срочно решить вопрос наполняемости арендаторами сетевых торговых центров, испытывающих финансовые трудности.

Резюме: методами беззакония, лицемерия, лжи и мутных схем город не улучшишь. Зато многим людям станет хуже.

По всей Москве начали сносить торговые палатки–«самострои»

24 августа 2016 1:39 44

Всего в списке на снос значатся 104 строения Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

В ночь на вторник столичные власти приступили к масштабному сносу незаконных построек в Москве .

Как сообщает в Twitter автор проекта «Московские прогулки» Александр Усольцев рабочие демонтируют павильоны возле станций метро «Сухаревская», «Чистые пруды» и «Кропоткинская».

Всего в списке на снос значатся 104 объекта, 97 из них планируют снести 9 февраля.

Чиновники уверяют, что без «самостроя» город станет безопаснее. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

Большинство строений из списка признали незаконными, так как они находятся на землях общего пользования, либо в охранной зоне инженерных коммуникаций.

Как пояснил замгендиректора « Мосводоканала » Евгений Шушкевич , без «самостроя» город станет безопаснее.

«Большинство объектов, подлежащих сносу, установлены непосредственно над линиями московского водоканала. При каких-либо повреждениях затрудняется их ликвидация, это может повлечь за собой отключение водоснабжения. Самое страшное, что могут быть и жертвы среди посетителей: возможно обрушение таких зданий», — цитирует его ТАСС.

Снос ресторана Шеш-Беш на Арбатской Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

При сносе первых » самостроев » в ночь на 9 февраля присутствовали судебные приставы и полиция — часть владельцев неохотно покидали торговые точки. Ранее предприниматели заявляли, что у них есть документы на объекты, а также «выигранные суды различных инстанций, подтверждающие их права», — об этом ТАСС рассказал директор Московского городского отделения «Опоры России » Сергей Селиверстов .

На месте событий побывал наш фотокорреспондент Виктор Гусейнов . Ему слово:

— А я же говорила, что не надо сегодня делать генеральную уборку! Зачем мы тут все драили? — жалуется коллегам работница ресторана «Шеш-Беш», пока ее бывшее место работы сносит бульдозер.

Cамострой потихоньку превращается в руины Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

Рядом со входом в метро Арбатская навалены столы, стулья, цветы в горшках, в общем вся ресторанная утварь, которую удалось унести.

— А что, вы не знали, что сносить вашу харчевню будут? — спрашиваю мужика, грузящего мебель в газель.

— Ну, там было пятьдесят на пятьдесят — либо снесут, либо нет. Вот мы и надеялись на лучшее.

Но «лучшего» не произошло, и самострой потихоньку превращается в руины. Бывшие работники ресторана нашли в обломках здания табличку « Воздвиженка » и фотографируются на память на ее фоне.

Как пулемет строчит трактор, железной дробилкой по стене Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

Как пулемет строчит трактор, железной дробилкой по стене, там-дам-дам. Разворачивается. Задевает фонарный столб. Плафон падает в ледяной сугроб, и его аккуратненько ставит к скамеечке рабочий. Я хочу расстроится по этому поводу, но на фоне всеобщего хаоса, плафон — это как-то мелко, все равно всю территорию потом облагораживать.

— А вы чьих будете? — подходит ко мне аккуратно одетый мужчина в очках и шапочке, в тот момент когда его товарищ в пальто тычет пальцем в мою сторону полицейскому, который в свою очередь не обращал на меня никакого внимания, пока я лазил за ограждениями и снимал свои карточки.

— А вы мне спать мешаете! — киваю в сторону домов напротив.

— Беруши купите и проблем не будет, а тут техника работает.

Заботливая рука полицейского плавно ложится ко мне на плечо и я оказываюсь в безопасной зоне. Ну ладно, 104 точки еще. Найду себе новых кадров.

Бывшие работники ресторана нашли в обломках здания табличку «Воздвиженка» и фотографируются на память Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

Добрел до Кропоткинской. На местных «самостроях» висят листы А4, с напечатанными на них лозунгами «У НАС НЕТ САМОСТРОЕВ. ». Одно здание снесено, другие в процессе. Коллега расстраивается оттого, что в этом месте был отличный туалет, а сейчас сходить будет не куда . Работники азиатской внешности выбивают двери магазинчиков и выносят оттуда все ценное, складывая в безопасной зоне. Я подоспел к выносу цветов. Розы, много роз. Романтика, которую прерывают крики взрослого армянина. Он расстроен и кричит рабочим что-то про свое отношение к их действиям. Двое его друзей заботливо оттаскивают его в сторону, но дело продвигается медленно. Пройдет два метра, остановится, покричит, потом опять два метра. Так они и передвигались, пока из под арки не показался Храм Христа Спасителя. Армянин увидел его, перекрестился, поклонился, немного успокоился и пошел куда-то в ночь.

— Ты куда. Там же баллоны газовые. Сейчас все взлетит. — кричит водителю бобкета, приступившему к сносу очередного ларька, дядька в ушанке.

И правда, рабочие выносят, четыре баллона. Становится неуютненько стоять рядом. Бобкет опять приступает к сносу, но ему теперь уже мешает собака, пьяный хозяин которой, не озаботился пристегнуть ее поводком. Собака лает на ковш, а хозяин передразнивет ее. Идиллию прерывают полицейские, угрожающие сдать куда надо и собаку и хозяина. Со своим фотоаппаратом попадаю тоже под горячую руку.

— Не мешайте работать! — отводит меня немного в сторону полицейский.

В Москве сносят «самострой» Всего в списке на снос значатся 104 объекта

— А я тут отдыхаю, что ли? — удивляюсь. — И вообще, нужно было это все днем сносить.

— И с перерывом на обед! — подхватывает полицейский.

— И вообще, летом! Летом тепло! — потираю окоченевшие руки.

— Да нет, — вступает в разговор второй полицейский. — Летом днем народу бы понабежало, такой бардак бы был!

Владельцы заведений говорят, что их не предупреждали, о том, что снос начнется сегодня Фото: Виктор ГУСЕЙНОВvguseynov

КСТАТИ

Полный список из 104 объектов, подлежащих сносу, Правительство Москвы приняло в декабре 2015 года. В нем указаны конкретные адреса павильонов и ларьков. В частности, под снос пойдут торговый центр «Пирамида», ряды у станций «Кропоткинская», «Арбатская», «Сухаревская», «Таганская», «Улица 1905 года», «Динамо» и «Чистые пруды».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector