Ликвидация фгупов

Ликвидация МУП и ГУП: последствия

Правительство РФ внесло в Государственную думу Законопроект № 554026–7, суть которого содержится в его названии — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ (в части установления запрета на создание и осуществление деятельности унитарных предприятий)». Для лекарственной отрасли это означает прежде всего упразднение государственных и муниципальных аптечных организаций. Назовем их для краткости ГУП- и МУП-аптеками. К каким последствиям это приведет — мы решили разобраться с помощью ведущих отраслевых экспертов. Тему комментируют исполнительный директор Союза «Национальная фармацевтическая палата» Елена Неволина и директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов.

исполнительный директор Некоммерческого партнерства «Аптечная гильдия» и Союза «Национальная фармацевтическая палата»

директор по развитию аналитической компании RNC Pharma

Осталось два года

Для начала краткая справка о проекте федерального закона N 554026-7. Следует подчеркнуть, что он касается не только государственных и муниципальных аптек, но и унитарных предприятий вообще. На момент написания этих строк профильный комитет уже принял решение о передаче законопроекта 554026-7 на рассмотрение в Совет Госдумы.

Законопроект о ликвидации ГУПов и МУПов вносит изменения в три федеральных закона, включая закон от 26.07.2006 № 135‑ФЗ «О защите конкуренции». В частности, предлагается дополнить этот закон новой статьей, в которой говорится о недопустимости создания (в том числе путем реорганизации) и осуществления деятельности унитарных предприятий, а также о недопустимости изменения видов их деятельности. В той же статье прописаны исключения из этой нормы, но по состоянию на сегодняшний день государственные аптеки под эти исключения не подпадают.

Еще одна статья, которой Правительство намерено дополнить Закон «О защите конкуренции», говорит о следующем: нынешние государственные и муниципальные унитарные предприятия, ведущие деятельность на товарных рынках в условиях конкуренции (а ГУП- и МУП-аптеки к таковым де-юре, безусловно, относятся), подлежат ликвидации или реорганизации (по решению учредителя) в срок до 1 января 2021 г. То есть законопроект № 554026–7 внесением таких изменений отмеряет бренному существованию МУП- и ГУП-аптек всего около двух лет.

За что ликвидируют?

Если взглянуть на проблему в мировом и историческом контексте, то сама по себе идея ликвидации МУПов и ГУПов не выглядит такой уж неуместной. В подавляющем большинстве стран с рыночной экономикой государство совсем или почти не присутствует в фармритейле (речь, разумеется, идет об участии в качестве поставщика товаров и услуг, а не регулятора). У государства хватает своих стратегических отраслей, чтобы наряду с заботами об обороне, внешней политике, энергетике и другом заниматься еще и лекарственной розницей.

Кстати, в пояснительной записке к законопроекту указаны причины, по которым Правительство РФ считает необходимым приступить к ликвидации и реорганизации МУП- и ГУП-аптек. Среди этих причин:

  • Значительное увеличение числа унитарных предприятий за последние годы. По состоянию на 1 января 2018 г. их насчитывалось 18 624 шт., в то время как на момент 1 января 2013 года было зарегистрировано только 11 252 УП. Таким образом, за 5 лет число таких предприятий выросло более чем на 65 %. Следовательно, имеет смысл говорить об их чрезмерном присутствии в сферах экономики с развитой конкуренцией.
  • Негативное влияние присутствия и активности УП на конкуренцию на локальных рынках, что влечет к монополизации этих рынков.
  • Выявление случаев отсутствия «какой‑либо профильной деятельности, кроме сдачи… объектов в аренду».
  • Многочисленные факты ухода от применения норм Федерального закона от 05.04.2013 № 44‑ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».
  • «Неэффективность унитарных предприятий».

Далеко не все приведенные пункты применимы к фармотрасли — особенно тот, который говорит о монополизации. Но, например, сомнения относительно эффективности управления ГУП- и МУП-аптеками имеются. Причем дело в данном случае может быть не в конкретных личностях, а в самой природе подобных предприятий.

Цена вопроса

По мнению Николая Беспалова, организационно-правовая форма ГУП и МУП в принципе не позволяет эффективно развиваться и быть конкурентоспособными по сравнению с другими организационно-правовыми формами. Например, по его мнению, такие структуры очень ограниченны в вопросах кредитования, в том числе товарного. «Фактически это делает невозможным полноценную работу на фармрынке в коммерческих условиях. Такие организации неповоротливы, проигрывают ценовую конкуренцию и, как следствие, зачастую балансируют на грани рентабельности», — считает эксперт.

Фактор цены для многих потребителей является решающим. «Статистической информации, конечно, в подобном разрезе найти невозможно, но личный опыт показывает, что в 8 из 10 случаев государственные аптечные сети проигрывают по уровню цен, причем существенно, — рассуждает Николай Беспалов. — Более того… Несколько лет назад можно было говорить, что госсети пользуются бо̒льшим по сравнению с частным сегментом уровнем доверия, но это время тоже уходит. Даже внешний вид отдельных крупных госаптек зачастую вызывает противоречивые эмоции. Огромные залы с обшарпанными витринами, оконные рамы «с многочисленными слоями краски», полы из битого мрамора и прочие атрибуты советского наследия сейчас производят, скорее, гнетущее впечатление».

ГУП- и МУП-аптеки, продолжает эксперт, привлекают определенный круг посетителей за счет узкого (ортопедия, например) и специфического (сильнодействующие и наркотические лекарственные препараты) ассортимента, рецептурно-производственных отделов. «Но если речь заходит о более тривиальном аптечном ассортименте, продукции массового спроса — то конкуренция ими уже проиграна», — замечает Николай Беспалов.

Кнут без пряника

Теперь поговорим о последствиях ликвидации ГУП- и МУП-аптек. Так уж сложилось в нашей стране, что они осуществляют ряд важных социальных функций, которые передать пока некому. Одной из таких функций является обеспечение населения сильнодействующими и наркотическими препаратами, которые применяются, в частности, для облегчения страданий больных онкологическими заболеваниями.

Эта тема недавно привлекла внимание общественности трагическими случаями суицидов тяжелобольных людей, у которых возникли проблемы с обеспечением обезболивающими препаратами. Минздраву тогда пришлось оперативно реагировать на проблему, предлагая изменения в законодательство.

В случае превращения проекта № 554026–7 в нынешней редакции в закон, последствия могут быть значительно более серьезными, полагает Елена Неволина. «Если государственные и муниципальные аптеки будут упразднены, то непонятно, кто будет осуществлять эту неотложную функцию обеспечения тяжелобольных обезболивающими средствами. Частные аптечные организации в этом не заинтересованы, потому что работа с такими препаратами связана с большим дополнительным обременением — в том числе в плане отдельного лицензирования и проверок — и огромной каждодневной ответственностью. То есть „пряников“ за нее не дают, а „кнут“ нависает очень зримо, направляемый весьма жестким, в чем‑то даже чрезмерным, регулированием данной сферы».

Читать еще:  Отчет конкурсного управляющего форма

Елена Неволина выразила сомнение в том, что коммерческие аптечные организации захотят после 1 января 2021 г. взять на себя осуществление этой неотложной функции: «Каким образом государство собирается привлечь частников в данную сферу, непонятно. Возможно, ситуацию могли бы исправить послабления (например, в отношении арендной платы), особый налоговый режим, прочие компенсирующие преференции для бизнеса, готового взять на себя ответственность обеспечения онкологических больных необходимыми препаратами».

Всё это не так просто, потому что подобные меры требуют очередной порции изменений законодательства, которые по логике вещей должны были быть подготовлены — или, по меньшей мере, обнародованы не позже опубликования самого проекта закона № 554026–7. Но поскольку этого не произошло, то и надеяться на них пока нет оснований. Следовательно, вопрос, кто после ликвидации МУП- и ГУП-аптек займется исполнением описанной социальной функции, остается пока без ответа.

Человеческий фактор

«Нет и ответа на вопрос, как после 1 января 2021 г. будут обеспечивать лекарствами жителей тех малонаселенных и отдаленных районов, где на округу всего одна аптека, как правило, нерентабельная, а частные аптечные компании войти туда даже не пытаются», — продолжает описывать последствия принятия законопроекта Елена Неволина. К ним она также относит исчезновение рецептурно-производственных отделов ликвидируемых ГУП- и МУП-аптек. Этих отделов хоть осталось и мало, но они производят экстемпоральную рецептуру, необходимую для применения в дерматологии, педиатрии и т. д.

Также эксперт обращает внимание и на человеческий фактор, а именно на то, что социальная ответственность у ГУП- и МУП-аптек и их работников выше. По мнению Елены Неволиной, эти предприятия имеют более стабильный, чем у частных аптечных организаций, штатный списочный состав (иногда почти не меняющийся в течение долгих лет), меньшую текучку. Такие предприятия лучше соблюдают трудовое законодательство. Из этих характеристик следует, что ликвидировать такие унитарные предприятия — значит нарушить естественное функционирование примерных профессионально слаженных отраслевых коллективов.

Николай Беспалов, наоборот, не предполагает отрицательных последствий принятия законопроекта: «Речь же идет не о том, что госсобственность полностью искореняется — просто меняется форма собственности. При этом государство может продолжать быть единственным или ключевым акционером данных структур, — отмечает эксперт. — Разумеется, должны быть сохранены ключевые функции и компетенции бывших ГУПов. Они, кстати, могут сохраняться и в случае их передачи частным инвесторам, для этого необходимо задействовать механизм приватизации с обременениями, когда новый собственник обязуется выполнять ряд социальных функций (что, понятно, потребует контроля)». Николай Беспалов подчеркивает, что, если не выработать вовремя единый подход к управлению подобными объектами, сам факт смены собственника каких‑то серьезных плюсов, увы, не даст.

«Что касается удаленных районов, — продолжает Николай Беспалов, — опять же из личного опыта знаю много примеров по ближайшему Подмосковью (Дмитровский и Сергиево-Посадский районы), а также по Тверской области, где еще два-три года назад в небольших населенных пунктах тихо и мирно существовали, скажем так, „малоэнергичные“ ГУПы или даже ФАПы, а других аптек попросту не было. Но за последние годы там появились новые частные аптеки, как правило, сетевые. Понятно, что это не Сибирь или Якутия, и плотность населения здесь другая, но все‑таки частники проблему лекарственного обеспечения удаленных районов худо-бедно решают и делают это, на мой взгляд, быстрее и эффективнее, чем соседние ГУПы».

Заключение

Можно быть сторонником участия государства в фармритейле как поставщика товаров и услуг или противником этого, но совершенно очевидно одно: разрабатывая проекты федеральных законов, подобные законопроекту N 554026-7, который мы сегодня обсудили, необходимо прежде всего подготовить полноценную замену исполнению тех социальных функций, которые на сегодняшний день осуществляют исключительно ГУП- и МУП-аптеки. Если она будет подготовлена, возражать будет трудно — ведь речь идет о государственной собственности, и уполномоченные госорганы имеют право распоряжаться ею так, как считают необходимым.

О ликвидации МУПов и ГУПов

Мало кто знает, что 11 декабря 2018 года Государственная Дума приняла в первом чтении закон, направленный на запрет создания и ликвидацию государственных и муниципальных унитарных предприятий ( за исключением созданных по специальному закону, акту или распоряжению президента или правительства или в целях национальной безопасности и обороны) к 1 января 2021 года. Существующие МУПы и ГУПы планируется либо акционировать, либо реорганизовать. Однако уже 12 декабря Совет Федераций отклонил законопроект и направил его назад на доработку. В итоге ликвидацию унитарных предприятий перенесли на 2023 год. Чем же примечателен данный законопроект?

Дело в том, что муниципальные и государственные унитарные предприятия занимаются обслуживанием городских и социальных нужд. В них выделялись горводоканалы, метрополитены, государственные аптеки, предприятия по содержанию дорог, городского автомобильного транспорта и спецтехники, ремонту и обслуживанию медтехники, коммунальному и бытовому обслуживанию, в том числе благоустройству, предоставлению ритуальных услуг и т.д. Все эти предприятия, находящиеся в собственности муниципальных образований или в федеральном подчинении , контролируются со стороны собственников, позволяя им устанавливать и сдерживать тарифы на услуги, предоставляемые населению, а также следить за соблюдением условий трудового законодательства для работников данных предприятий.

Так зачем же потребовалось срочно ликвидировать привычные ГУПы и МУПы? Основной официальной версией является их экономическая неэффективность. Мол, трудно тянуть еще и убыточные водоканалы, похоронку, аптечные сети, дорожников, транспортников и иже с ними, д о тируя их деятельность за счет дырявых городских бюджетов, да и работают те плохо, без задора и огонька. Баба с возу – кобыле легче. А здесь, казалось бы, невидимая рука рынка должна навести порядок и свести, наконец, спрос с предложением.

За счет чего можно в условиях рынка повысить рентабельность? Вариант первый: продавать больше товаров и оказывать больше услуг по более привлекательной цене. Вот только на деле расширять ассортимент в связи со спецификой унитарных предприятий и ограниченностью рынка их сбыта зачастую проблематично (ну не попросит никто вырыть две могилы, прокатить одновременно на двух автобусах и пришить на сапог две молнии), а уж устанавливать цены ниже субсидируемых бюджетом тарифом — чистое самоубийство. Остается вариант второй, наиболее часто встречающийся в реальной жизни: оптимизация расходов. На чем же может наиболее эффективно сэкономить частный предприниматель? Правильно, на зарплате. А это значит массовые сокращения и урезания окладов. И плевать хотел тот частный предприниматель на коллективный договор, который защищал работников , – он-то его, в отличие от какого-то МУПа, не подписывал, а в новом ООО, которым тот МУП стал, правила простые: «Вот тебе бог, а вот порог» и девиз «За забором людей много!». Это администрации города массовые увольнения из унитарных предприяти й что кость в горле: больно, дорого, да еще и прокуратура совместно с труд овой инспекцией словно гиены на раненого буйвола налетят поживиться.

Читать еще:  Возврат страховки по кредиту при досрочном погашении

Еще одной причиной уничтожить унитарные предприятия называют частные жалобы ФАС на нарушения ими пресловутого 135-ФЗ «О защите конкуренции». Ну не получается у частников конкурировать с унитарными учреждениями : цены у них ниже, а значит и доля рынка значительно больше. Вроде все по-смитовски, по-рыночному. Однако же частники недовольны, а ФАС отважно и бескомпромиссно борется за их прав о наживаться на гражданах. При этом проверки тех же нефтяных монополистов, повышающих цены без всяких моральных терзаний и угрызений совести, регулярно показывают отсутствие нарушения законодательства. Чудеса, да и только.

Первыми в колокола забили представители унитарных аптечных сетей.

«Если государственные и муниципальные аптеки будут упразднены, то непонятно, кто будет осуществлять эту неотложную функцию обеспечения тяжелобольных обезболивающими средствами. Частные аптечные организации в этом не заинтересованы, потому что работа с такими препаратами связана с большим дополнительным обременением — в том числе в плане отдельного лицензирования и проверок — и огромной каждодневной ответственностью. То есть „пряников“ за нее не дают, а „кнут“ нависает очень зримо, направляемый весьма жестким, в чем-то даже чрезмерным, регулированием данной сфер ы , — считает исполнительный директор НП «Аптечная гильдия». — Н ет и ответа на вопрос, как после 1 января 2021 г. будут обеспечивать лекарствами жителей тех малонаселенных и отдаленных районов, где на округу всего одна аптека, как правило, нерентабельная, а частные аптечные компании войти туда даже не пытаются».

Даже в больших городах раздобыть какую-нибудь болтушку или микстуру для ребенка зачастую можно только в единственной унитарной аптеке, стоит ли мечтать о том, что изготовлением рецептурных копеечных препаратов займутся частники?

Вопрос о социальной ответственности частного бизнеса вообще остается чисто риторическим: только наивные и очень недалекие эльфийские экономисты способны решить, что очередное присвоение и разграбление оскудевшей государственной собственности, коим, по сути, и является ликвидация унитарных предприятий, может привести к всплеску предпринимательской благотворительности.

Скорее проталкивание подобного закона связано с тем, что эффективные менеджеры, энергично “ при Х ватизировавшие ” в 90-х жирные куски государственной собственности, эту собственность эффективно переварили , оставив руины от промышленных гигантов и бурьян на месте колхозов-ударников. Теперь же они готовы довольствоваться уже и тем немногим, что осталось, ведь россияне еще по привычке льют воду, ездят на автобусах и прибивают набойки.

А это значит, что уже завтра уволенный из бывшего ГУП «Горводокана л » слесарь получит платежку ООО «Водокана л » с цифрами, напоминающими телефонный номер, и поставит на балконе баночку под пока еще бесплатный дождь.

ФАС в СМИ: Госдума приняла закон о ликвидации унитарных предприятий до 2025 г.

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон, предусматривающий запрет на создание новых и ликвидацию либо реорганизацию существующих унитарных предприятий.

Документ подготовлен Федеральной антимонопольной службой (ФАС) РФ, внесен в Госдуму правительством и принят депутатами в первом чтении 11 декабря 2018 г. Согласно редакции законопроекта, принятого в первом чтении, к 1 января 2021 г. государственные и муниципальные унитарные предприятия (ГУП и МУП), созданные до вступления в силу соответствующих норм и действующие на конкурентных товарных рынках, будут ликвидированы или реорганизованы.

При подготовке документа ко второму чтению этот переходный период было решено продлить до 1 января 2025 г.

Запрет на создание ГУП и МУП не коснется случаев, когда оно предусмотрено федеральным законом, актом президента РФ или правительства. Исключение также составят унитарные предприятия, созданные в целях национальной безопасности и обороны, в области разведывательной деятельности, в области мобилизационной подготовки и мобилизации в РФ, в области транспортной безопасности, в сфере международных отношений, в сфере государственной охраны, в сфере внутренних дел, в области гражданской обороны, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, обеспечения пожарной безопасности и безопасности людей на водных объектах, в сфере деятельности войск национальной гвардии РФ.

Большая часть унитарных предприятий работают в сферах с развитой конкуренцией — в теплоснабжении, водоснабжении, водоотведении, управлении жилым фондом, торговли и оказания услуг, отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

На 1 января 2018 г. в России насчитывалось более 18,6 тыс. унитарных предприятий, что на 39% больше, чем на 1 января 2013 г., свидетельствуют данные ФАС.

Поправки ко второму чтению

Как подчеркнул ранее глава комитета Госдумы по экономической политике Сергей Жигарев, к законопроекту поступило 86 поправок, 28 из которых рекомендованы комитетом к принятию, а 58 — к отклонению.

По его словам, концепция правительства, которая предусматривает сокращение количества унитарных предприятий, ко второму чтению сохранена. При этом в результате доработки документа существенно расширен перечень оснований для создания унитарных предприятий, в частности, это случаи обеспечения жизнедеятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, обеспечение деятельности по развитию культуры, искусства и кинематографии и сохранению культурных ценностей, обеспечение деятельности за пределами территории РФ ряда федеральных органов исполнительной власти и корпорации «Росатом», рассказал депутат.

Установлен запрет на деятельность унитарных предприятий на товарных рынках, находящихся в состоянии конкуренции (за исключением отмеченных выше случаев), если выручка унитарного предприятия от его деятельности превышает 10% совокупной выручки унитарного предприятия за последний календарный год. Это ограничение не применяется к унитарным предприятиям, созданным на основании федерального закона, актов президента РФ или правительства РФ, и к унитарным предприятиям, осуществляющим деятельность в области обращения с радиоактивными отходами, унитарным предприятиям со статусом федеральной ядерной организации.

По инициативе членов Совета Федерации закон дополнен нормами, предусматривающими возможность принятия правительством РФ по мотивированному представлению главы субъекта РФ решения о создании или сохранении унитарного предприятия, если это необходимо для устранения последствий чрезвычайной ситуации либо недопущения угрозы нормальной жизни населения в регионе.

Еще одной новацией закона стало смягчение последствий нарушений антимонопольного законодательства для унитарных предприятий по сравнению с редакцией, внесенной правительством РФ ранее, сообщил Жигарев.

Предусмотрено, что в случае нарушения антимонопольного законодательства учредителям унитарных предприятий выдается предупреждение о прекращении неразрешенных видов деятельности либо ликвидации предприятия. Одновременно внесены поправки об исключении необходимости получения разрешения антимонопольного органа для регистрации унитарного предприятия.

Читать еще:  Сроки возврата страховки по кредиту

Госдума 22 ноября 2018 г. перенесла рассмотрение этого законопроекта в первом чтении из-за отсутствия антикоррупционной экспертизы проекта и других документов, которые, по словам председателя Госдумы Вячеслава Володина, не были представлены в профильный комитет согласно процедуре.

6 декабря 2018 года были проведены парламентские слушания, в ходе которых представители ФАС напомнили, что президент РФ Владимир Путин просил определиться с будущим ФГУПов и МУПов, и эта тема входит также в национальный план развития конкуренции. **

Ликвидация МУП — причины, порядок, последствия

В 2019 г. вступили в силу изменения и дополнения, касающиеся ликвидации МУП, в действующий Федеральный закон №161-Ф3.

Какие законы регулируют

Деятельность предприятия подобного рода регулируется Гражданским кодексом и Федеральным законом «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Процесс осуществления ликвидации изложен в статье 35 ФЗ.

В 2019 г. Госдумой был одобрен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления запрета на создание и осуществление деятельности унитарных предприятий)». Хотя закон и не создан прямым указом Президента РФ, но разработан по его поручению.

Поступило предложение продлить до 2023 г. период трансформации МУП в другие виды собственности, а также расширить список предприятий, не попадающих под необходимость реорганизации.

Причины ликвидации

Поводами к закрытию организаций являются:

  • инициатива собственника;
  • судебное решение.

Постановление о закрытии МУП выдается администрацией округа и подписывается главой местного государственного органа управления. Затем его выносят на обсуждение совету депутатов.

Учредитель организации может принять подобное решение по причине:

  • отсутствия вовлеченности в работу МУП;
  • убыточности или нерентабельности;
  • выполнения поставленных задач.

Ликвидация по инициативе суда осуществляется в связи с:

  • учреждением компании, осуществленном с большими и непоправимыми нарушениями законодательства;
  • отсутствием лицензии или разрешения;
  • нарушением правовых актов;
  • противозаконной деятельностью.

Виды и особенности

Закрытие предприятий подобного типа бывает нескольких видов и обладает своими особенностями.

Добровольная ликвидация

Осуществляется по желанию собственника и состоит из следующих этапов:

  • создания ликвидационной комиссии;
  • обсуждения временных рамок и порядка проведения закрытия;
  • установления порядка уведомления кредиторов об окончании деятельности;
  • подачи информации в регистрационный орган.

Те, кто входит в ликвидационную комиссию, выбираются собственником. Среди них избирается председатель, и все дела предприятия с этого момента находятся под управлением комиссии.

Сообщение об остановке работы МУП комиссия должна подать в Единый государственный реестр юридических лиц в течение 3 дней, как указано в статье 20 Федерального закона 129-ФЗ. Заявка оформляется по форме Р15001 и содержит решение собственника о закрытии компании и информацию о комиссии.

Кроме этого, необходима публикация в «Вестнике государственной регистрации». В нем печатается новость о ликвидации, дата принятия постановления, данные о том, кто его вынес, юридические реквизиты организации. Там же указывается период, в который у кредиторов есть возможность предъявить претензии.

После этого ФНС проводит проверку, а компания обязана предоставить заявление о государственной регистрации по форме Р16001, квитанцию об уплате государственной пошлины и информацию о балансе предприятия.

Принудительная ликвидация

Происходит по решению суда или госорганов. В судебном порядке определяется промежуток времени, за который собственник организации обязан исполнить постановление суда. Если этого не происходит, соответствующим органом назначается ликвидатор, который осуществляет действия по закрытию предприятия.

Признание банкротства

Осуществляется, если владелец предприятия признает себя банкротом, или же компания не в состоянии сделать выплаты по обязательствам в трехмесячный период.

У Арбитражного суда есть право сместить руководителя организации с занимаемой должности, введя внешнее управление. К управляющему переходят полномочия собственника и активы организации.

Если владелец компании добровольно признает себя банкротом, обращаться в суд не требуется. Однако необходимо согласие кредиторов, чьи претензии предприятие должно удовлетворить в двухмесячный срок с момента публикации о добровольной ликвидации в «Вестнике Высшего арбитражного суда РФ».

Реорганизация предприятия

Этот способ используется в случае наличия у МУП долговых обязательств, возникших в результате договоров с третьими лицами по поводу источников финансирования.

В таком случае причинами возникновения задолженности могут выступать:

  • финансовые затруднения и проблемы в сфере хозяйствования;
  • обстоятельства непреодолимой силы, форс-мажор;
  • отношения между сотрудниками;
  • административные затруднения и проблемы с законодательством.

Реорганизация бывает следующих видов:

  • слияние;
  • присоединение;
  • разделение;
  • выделение;
  • преобразование.

Для слияния и присоединения необходим единый собственник, все права и обязательства прежних МУП передаются новообразованному. Правопреемнику также передаются долговые обязательства.

Порядок проведения процедуры

Существует пошаговая инструкция проведения закрытия муниципального предприятия.

При добровольной ликвидации следует:

  1. Созвать комиссию или назначить одного ликвидатора, право распоряжаться предприятием отдается комиссии или уполномоченному.
  2. Сообщить о решении в ФНС и госслужбы.
  3. Дать объявление о закрытии в СМИ.
  4. Не позднее чем за 2 месяца до запланированного закрытия сообщить работникам организации о ликвидации.
  5. Поставить в известность кредиторов.
  6. По прошествии 2 месяцев после сообщения кредиторам разработать промежуточный баланс с учетом задолженностей на основе предъявленных претензий.
  7. В случае нехватки средств для погашения долгов продать имущество с аукциона.
  8. Сформировать ликвидационный баланс после погашения задолженностей.
  9. Исключить организацию из реестра юридических лиц.
  10. Передать документы в архив, уничтожить печати.

Кроме этого, существует перечень документов, которые комиссия должна предоставить в регистрационный орган:

  • заключение владельца организации о начале процесса ликвидации;
  • сведения о составе комиссии, созванной для остановки деятельности предприятия;
  • документ о прохождении регистрации, заполненный по форме Р16001;
  • промежуточный баланс организации;
  • квитанция, подтверждающая уплату государственной пошлины.

У унитарных предприятий нет права собственности на имущество, которым распоряжается организация, также они являются неделимыми, после закрытия их нельзя разделить между сотрудниками организации.

При банкротстве сначала вводится режим наблюдения и организуется временное управление, которое занимается анализом задолженностей для удовлетворения претензий кредиторов и продажей имущества. Если организация произвела все действия в рамках закона, требования кредиторов признаются закрытыми по причине недостаточности средств.

Еще одна особенность ликвидации МУП состоит в том, что руководитель предприятия не является собственником и не может принимать решение об остановке деятельности предприятия. Он может лишь сообщить собственнику о том, что предприятие несостоятельно.

Последствия закрытия МУП

Процесс закрытия предприятия считается завершенным лишь тогда, когда в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись об окончании процесса ликвидации.

Если во время процедуры комиссией были нарушены законодательные нормы, ликвидация считается незаконной даже после внесения информации в реестр.

Так же можете оставить свой отзыв ниже в комментариях или задать вопрос бесплатному юристу по банкротству или поделится информацией с друзьями в соцсетях.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector