Процессуальное правопреемство в банкротстве

ВС РФ допустил замену конкурсного кредитора в ситуации, когда суд уже освободил гражданина-должника от исполнения требований кредиторов

ВС РФ определил, что завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве конкурсного кредитора по требованию, от исполнения которого должник освобожден. В случае выявления фактов сокрытия должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве.

Реквизиты судебного акта

ООО «Агрофирма «Хуторок»

В отношении гражданки О. было возбуждено дело о банкротстве и открыто конкурсное производство.

Определением суда от 04.05.2016 в третью очередь реестра требований кредиторов включены требования АО «Российский Сельскохозяйственный банк» (далее — банк) в размере 127,5 млн руб. основного долга и 39,5 млн руб. процентов за пользование кредитом, 42 500 руб. комиссии и 3,3 млн руб. пеней.

Определением того же суда от 05.05.2017 процедура реализации имущества должника завершена, гражданке О. отказано в применении правила об освобождении от исполнения обязательств. Чуть позже вступившим в законную силу постановлением Арбитражного апелляционного суда от 04.08.2017 Определение суда от 05.05.2017 в обжалуемой части отменено, должник освобожден от исполнения требований кредиторов.

Впоследствии между банком и ООО «Агрофирма „Хуторок“» (далее — агрофирма) заключен договор уступки требования (цессии) от 24.01.2018, по условиям которого банк уступил агрофирме право требования к должнику в полном объеме. Обязательство по оплате стоимости уступленных прав (требований) агрофирмой исполнено.

Тогда агрофирма обратилась в суд с заявлением о замене в третьей очереди реестра требований кредиторов должника кредитора — банка на его правопреемника — агрофирму.

Позиция судов

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили требования агрофирмы. Они исходили из того, что в соответствии со ст. 384 ГК РФ правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

При этом судом апелляционной инстанции отклонен довод гражданки О. о нарушении ее прав и законных интересов в результате произведенной замены в реестре.

Суд округа отменил акты нижестоящей инстанции и отказал в удовлетворении заявления агрофирмы. Суд исходил из того, что в соответствии с п. 3 ст. 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) после завершения расчетов с кредиторами гражданин, признанный банкротом, освобождается от дальнейшего исполнения требований кредиторов, в том числе требований кредиторов, не заявленных при введении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина. Освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования кредиторов, предусмотренные п. 4 и 5 указанной статьи, а также на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту принятия определения о завершении реализации имущества гражданина.

Таким образом, заключая договор уступки от 24.01.2018 после освобождения гражданки О. от дальнейшего исполнения требований кредиторов, банк передал требование, от исполнения которого гражданка О. уже была освобождена. Следовательно, у агрофирмы в материальном праве не возникло оснований требовать от гражданки О. оплаты задолженности, от исполнения которой она уже освобождена. А процессуальное правопреемство возможно только при наличии правопреемства в материальном правоотношении, которое не возникло. Таким образом, заявление агрофирмы о процессуальном правопреемстве не подлежит удовлетворению.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил постановление суда округа, оставив в силе акты первой и апелляционной инстанции. При этом он исходил из следующего.

ВС РФ подтвердил, что закрепленное в ст. 213.28 Закона о банкротстве правило об освобождении гражданина от исполнения требований кредиторов по итогам процедуры банкротства является, по сути, экстраординарным способом прекращения обязательств несостоятельного физического лица, отвечающего критериям добросовестности. Вместе с тем названной нормой предусмотрены случаи, при которых списание задолженности гражданина-банкрота не допускается. И обстоятельства, препятствующие должнику освободиться от имеющихся обязательств (п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве), могут быть установлены и после завершения реализации имущества должника.

Так, в случае выявления фактов сокрытия гражданином-должником имущества или незаконной передачи имущества третьим лицам по заявлению конкурсного кредитора, уполномоченного органа или финансового управляющего определение суда о завершении реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам с возобновлением производства по делу о банкротстве должника. Такое заявление может быть подано указанными лицами в порядке и сроки, предусмотренные ст. 312 АПК РФ. Реализация конкурсным кредитором указанного права непосредственно связана с наличием у него процессуального статуса как такового, при этом завершение процедуры банкротства гражданина не является препятствием для разрешения вопроса о правопреемстве по требованию, от исполнения которого должник освобожден.

В ходе рассмотрения настоящего спора агрофирма ссылалась на недобросовестное поведение должника, выражающееся в сокрытии имущества (дебиторской задолженности), за счет которого могли быть удовлетворены требования кредиторов.

Таким образом, суд первой инстанции, с выводом которого согласился апелляционный суд, оценив представленные доказательства, правомерно произвел процессуальную замену банка на агрофирму по заявлению последней, и оснований для отмены состоявшихся судебных актов у суда округа, по мнению ВС РФ, не имелось.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА ModernLib.Net

Сборник статей — Проблемные аспекты института банкротства в России

Популярные авторы

Популярные книги

Проблемные аспекты института банкротства в России

Таким образом, денежные средства от реализации предмета залога не могут быть перечислены в счет уплаты НДС. Такая позиция подтверждается и судебной практикой (Определение Арбитражного суда города Москвы от 17.09.2010 по делу № А 40–72899/09–103–311 «Б»).

В настоящее время усматриваются два пути выхода из сложившейся ситуации.

Первый вариант, предложенный Минфином России, предусматривает, что к цене продажи имущества должна дополнительно прибавляться денежная сумма, являющаяся налогом на добавленную стоимость, которая уплачивается покупателем отдельно (дополнительно), а в дальнейшем расходуется на уплату налога.

Вместе с тем, даже если должник получит сумму НДС помимо цены продажи, сможет ли он оплатить налог по окончании налогового периода (квартала), т. е. будут ли необходимые денежные средства на счете должника и не завершится ли процедура банкротства к моменту уплаты НДС?

Если реализацией имущества занимается специализированная организация, которая, по сути, является налоговым агентом, должна ли она исчислить, удержать и перечислить НДС? На первый взгляд – просто обязана. С другой стороны, а если денежные средства от реализации поступают непосредственно на счет должника? Кроме того, встречается мнение, согласно которому организатор торгов (специализированная организация) только организует торги, но не реализует имущество.

Еще более странная ситуация складывается непосредственно с самим арбитражными управляющими.

В 2010 году многие из них получили письма из налоговых инспекций, в тексте которых содержалось требование к конкурсным управляющим как к налоговым агентам представить налоговые декларации по НДС и уплатить в бюджет исчисленный налог на добавленную стоимость.

Между тем, с 01.01.2011 арбитражный управляющий индивидуальным предпринимателем не является, т. е. по смыслу ст.161 Налогового кодекса РФ налоговым агентом быть не может.

Таким образом, учитывая действующее законодательство, единственно возможным выходом из сложившейся ситуации является дополнительное начисление суммы НДС непосредственно на начальную продажную цену имущества, определенную залоговым кредитором.

Кроме того, необходимо учитывать, что продажа имущества должника осуществляется в чрезвычайных обстоятельствах, при отсутствии желания и явной экономической выгоды для продавца, имущество продается в условиях ограниченного времени экспонирования объекта продажи, информация о продаже публикуется только в установленных источниках, что сказывается на количестве потенциальных покупателей.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что продажа имущества должника происходит в неестественных для предпринимательской деятельности условиях и направлено, прежде всего, не на извлечение прибыли как таковой, а на соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

В связи с изложенным, полагаю, что возможен второй способ разрешения сложившейся проблемы, это законодательное закрепление отмены налогообложения НДС операций по продаже имущества должника в ходе дела о несостоятельности (банкротстве).

Процессуальное правопреемство кредитора в делах о банкротстве

Согласно ст. 48 АПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд производит замену данной стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Читать еще:  Как снизить платеж по кредиту в сбербанке

Данный важный процессуальный институт призван обеспечить реализацию конституционного права правопреемника участника процесса на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ), на справедливое судебное разбирательство (пункт 1 стать 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод).

В обычных, «классических» арбитражных процессах применение данного института на практике не вызывает особых проблем. Однако в процедурах банкротства ситуация с правопреемством кредитора складывается принципиально иная. Дело в том, что в отличие от «классического» экономического спора, процесс по делу о банкротстве является достаточно длительным, многопроцедурным и сложным. При этом многие решения суда напрямую зависят от позиции кредиторов или собрания кредиторов, которая опять-таки определяется голосованием кредиторов.

Очень часто во время производства по делу о банкротстве кредитор, включенный в реестр требований, уступает свои права требования другому лицу. Случается, что после такой уступки первоначальный кредитор, пользуясь несовершенством законодательства о банкротстве, начинает злоупотреблять своими процессуальными правами.

К сожалению, в настоящее время Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» не содержит никакого регулирования процессуального правопреемства кредиторов в делах о банкротстве, ст. 48 АПК РФ же недостаточно для защиты интересов кредитора в порядке уступки в деле о банкротстве.

С ситуацией, подобной вышеописанной, автору пришлось столкнуться в деле о банкротстве одного подмосковного открытого акционерного общества, которое решением арбитражного суда было признано несостоятельным (банкротом).

Во время процесса иностранная компания – кредитор, включенная в реестр требований кредиторов общества – должника, по договору уступила свои права требования обществу с ограниченной ответственностью, которое обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве кредитора по данному делу.

Однако, несмотря на получение полного встречного удовлетворения по договору уступки, иностранная компания заявила возражения против удовлетворения заявления о процессуальном правопреемстве, после чего также предъявила заведомо необоснованные иски о признании недействительными по надуманным основаниям договоров цессии.

Арбитражный суд приостановил производство по вопросу процессуального правопреемства до принятия судом решения по искам о признании недействительными договоров цессии. (Впоследствии эти иски не были удовлетворены, однако рассмотрение вопроса правопреемства затянулось на 2 года). При этом первоначальный кредитор продолжал принимать участие в деле о банкротстве, голосовать на собраниях кредиторов, стремясь добиться завершения конкурсного производства до решения вопроса о процессуальной замене.

Необходимо отметить, что в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» участниками собрания кредиторов с правом голоса являются конкурсные кредиторы и уполномоченные органы, требования которых включены в реестр требований кредиторов на дату проведения собрания кредиторов.

Согласно п. 1 ст. 142 Закона, конкурсный управляющий или лица, имеющие в соответствии со ст. 113 и 125 Закона право на исполнение обязательств должника, производят расчеты с кредиторами также в соответствии с реестром требований кредиторов.

Исходя из п. 6 ст. 16 Закона требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

Таким образом, кредитор, которому права требования уступлены по договору уступки, может быть включен в реестр требований кредиторов (путем замены на него первоначального кредитора) только после вынесения арбитражным судом определения о процессуальной замене.

Вместе с тем с материально – правовой точки зрения уже именно он, а не первоначальный кредитор, является кредитором должника (ст. 382–390 ГК РФ, условия конкретных договоров цессии).

При этом в соответствии с нормами АПК РФ и Закона новый кредитор еще не приобрел процессуальных прав лица, участвующего в деле о банкротстве – кредитора (именно как лица, участвующего в деле, а не стороны материально – правового обязательства, которой он уже является). Следовательно, новый кредитор не может принимать участия в собраниях кредиторов и голосовать на них (п. 1 ст. 12 Закона). Более того, до процессуальной замены он формально не является лицом, участвующим в деле о банкротстве (ст. 40 АПК, ст. 34 Закона).

Помимо этого согласно буквальном содержанию вышеприведенной нормы Закона о банкротстве, новый кредитор не имеет право на получение удовлетворения своих требований, которое может быть получено только первоначальным кредитором!

Однако процедурная норма п. 1 ст. 142 Закона о порядке расчетов с кредиторами в процессе о банкротстве не может противоречить норме материального права, содержащейся в п. 3 ст. 382 ГК РФ. По смыслу последней исполнение должником обязательств первоначальному кредитору не допускается, поскольку «нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать настоящему Кодексу» (абзац второй п. 2 ст. 3 ГК РФ), п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве не может толковаться таким образом, который противоречил бы ГК РФ.

Кроме того, согласно п. 6 ст. 142 Закона в случае наличия рассматриваемых в арбитражном суде на момент начала расчетов с кредиторами соответствующей очереди разногласий между конкурсным управляющим и кредитором по заявленному требованию кредитора конкурсный управляющий обязан зарезервировать денежные средства в размере, достаточном для пропорционального удовлетворения требований соответствующего кредитора.

На наш взгляд, нет никаких оснований для того, чтобы в таких случаях не применять данную норму и к разногласиям между первоначальным кредитором и кредитором – цессионарием по аналогии закона (п. 1 ст. 6 ГК РФ).

Чтобы «купировать» недобросовестные действия первоначального кредитора в указанном деле, новый кредитор обращался в арбитражный суд с рядом заявлений и ходатайств по основному делу о банкротстве об обеспечении требований кредитора и о приостановлении производства по вопросу завершения конкурсного производства.

Ходатайства были отклонены судом первой инстанции со ссылкой на то, что до вынесения определения о процессуальной замене новый кредитор не является лицом, участвующим в деле, и его права требования не могут быть обеспечены. Суд также указал, что согласно закону расчеты производятся с кредиторами, включенными в реестр. С данной позицией арбитражного суда первой инстанции, к сожалению, согласились Десятый арбитражный апелляционный суд и ФАС МО

Необходимо отметить, что рассматриваемые решения арбитражных судов такого характера, противоречащие по сути основным началам гражданского законодательства – признанию равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободе договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (п. 1 ст. 1 ГК РФ), приняты при этом в соответствии с рассматриваемыми нами нормами Закона в их буквальном истолковании.

При этом новому кредитору для защиты от недобросовестных действий первоначальных кредиторов, злоупотребляющих правами в ущерб новому кредитору, которому они же сами уступили права требования, пришлось прибегать к процессуальным уловкам по затягиванию дела о банкротстве (решения вопроса о завершении конкурсного производства). Сами по себе такое затягивание обычно рассматривается как злоупотребление правом в арбитражном процессе! Ибо согласно действующему законодательству и существующей судебной практике, кредитору практически невозможно защитить свои права после вынесения определения арбитражного суда о завершении конкурсного производства.

Таким образом, вместо того, чтобы быть защищенным законом и судом от недобросовестных действий своего правопредшественника, правопреемник первоначального кредитора вынуждены был в течение почти 2 лет, пока решался вопрос о правопреемстве, защищаться от недобросовестности первоначального кредитора своими «недобросовестными» действиями, что не может быть признано нормальным для правового государства.

Какие же выходы видятся из этой почти тупиковой ситуации?

Во – первых, конечно, необходимо внести соответствующие изменения в Закон.

Возбуждение дела о банкротстве: перехват инициативы

Порядок перехвата:

Обращение в суд с заявлением о признании должника банкротом давно уже используется в качестве ординарного способа взыскания задолженности наравне с исполнительным производством.

В случае если должник не заплатит, кандидатура арбитражного управляющего может иметь решающее значение для всей процедуры банкротства в целом, особенно если должник решил вдруг ликвидироваться. Однако, как перехватить инициативу при введении процедуры банкротства, если заявление уже подано и подано оно, вероятно, дружественным должнику кредитором?

Можно предложить следующий алгоритм действий с учетом текущей судебной практики.

Для этого следует подать своё заявление о банкротстве должника. Существует общее правило — все заявления рассматриваются в той последовательности, в которой поступили в арбитражный суд. Соответственно, в первую очередь рассматриваются те заявления, которые поступили в суд раньше, а не те, которые были раньше отправлены, например, почтой.

Такой порядок сформулирован в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве». Соответственно, заявление поступает в суд и при наличии иных заявлений, «встает в очередь».

Читать еще:  Встречный иск к банку по кредитному договору

Продвинуться в очереди мы можем в следующих случаях: если предшествующее заявление было признано необоснованным или производство по нему было прекращено. Вряд ли стоит надеяться, что заявления, которые рассматриваются раньше вашего, будут признаны необоснованными. В контролируемых банкротствах такое бывает нечасто. По этой причине рабочий вариант – это выкуп требований тех заявителей, обоснованность заявлений которых рассматривается раньше.

Основной постулат правомерности принудительного выкупа долга в порядке ст. 313 ГК РФ был сформулирован в определении Верховного Суда РФ от 25.01.2017 № 305-ЭС16-15945:

«Законный материальный интерес любого кредитора должника, прежде всего, состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели».

Соответственно, с момента удовлетворения требований кредитор утрачивает правовой интерес не только в кандидатуре арбитражного управляющего, но и в наличии процедуры банкротства в целом.

Выкуп прав требований кредитора возможен двумя способами:

  • Уступка права требования (цессии), если, конечно, удастся договориться;
  • Погашение долга в порядке ст. 313 ГК РФ, то есть через использование такого инструмента как исполнение обязательства третьим лицом. В таком случае денежные средства перечисляются непосредственно кредитору (на основании п.п. 1 п. 2 ст. 313 ГК РФ) или подлежат внесению в депозит нотариуса (п. 4 ст. 313 ГК РФ), с соблюдением, конечно, положений ст. 102, 103 Основ законодательства РФ о нотариате.
  • Выкупать сумму требований в полном объеме

В определение Верховного Суда РФ от 15.08.2016 № 308-ЭС16-4658 по делу № А53-2012/2015 действия третьего лица, осуществлявшего погашение основного долга за должника лишь в той части, которая превышала 300 000 рублей, необходимых для возбуждения производства по делу о банкротстве, было расценено судом как злоупотребление правом на основании ст. 10 ГК РФ.

Суд сделал выводы о том, что третье лицо, по сути, не преследовало цели погасить долги предприятия. Его действия были направлены на лишение общества статуса заявителя по делу о банкротстве, в том числе на лишение предоставляемых данным статусом полномочий по предложению кандидатуры временного управляющего.

  • Выкупать финансовые санкции

В определении Верховного Суда РФ от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049 по делу № А33-20480/2014 суд, отказывая в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве, указал, что действия бюро по перечислению предприятию суммы, составляющей основной долг общества, фактически были направлены на принудительный выкуп отдельных прав к должнику.

Цель — контроль над ходом процедуры банкротства (так как предприятие являлось заявителем по делу), без несения дополнительных издержек на приобретение требований по финансовым санкциям, которые в силу п.3 статьи 137 Закона о банкротстве подлежат удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Таким образом, правовая позиция по вопросу погашения долга в порядке 313 ГК РФ в деле о банкротстве была сформулирована в п.17 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.04.2017):

«Погашение задолженности в полном объеме до введения первой процедуры банкротства само по себе не является злоупотреблением правом, поскольку не направлено на причинение вреда лицам вовлеченным в процесс несостоятельности, а обусловлено предотвращением банкротства, контролируемого самим должником, что в целом является ожидаемым от любого разумного участника гражданского оборота и соответствует стандарту добросовестности».

После выкупа требования кредитора необходимо подать заявление о процессуальном правопреемстве. Суд проверяет основания и осуществляет замену кредитора.

Если будет установлено, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству, то суд может на основании статьи 10 ГК РФ признать переход прав кредитора к третьему лицу несостоявшимся (п. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22.11.2016 N 54 «О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении»).

В качестве примера можно привести случаи, когда третье лицо погасило лишь основной долг должника с целью получения дополнительных голосов на собрании кредиторов при рассмотрении дела о банкротстве без несения издержек на приобретение требований по финансовым санкциям, лишив кредитора права голосования.

Соответственно, в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве будет отказано.

Во избежание фатальной ошибки после удовлетворения заявления о процессуальном правопреемстве, не следует пытаться заменить кандидатуру арбитражного управляющего, поскольку переход статуса заявителя по делу о банкротстве к иному лицу не предоставляет ему права пересмотреть предложенную первым заявителем кандидатуру арбитражного управляющего, что следует из п. 27 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

После успешного правопреемства необходимо подать ходатайство об отказе от заявления первоначального кредитора о признании должника банкротом, чтобы рассматривалось следующее заявление о банкротстве должника с иной кандидатурой арбитражного управляющего.

Конечно, в дальнейшем выкупленные требования могут быть включены в реестр требований кредиторов должника, если процедура банкротства будет введена по заявлению иного лица (п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35).

После удовлетворения ходатайства об отказе от заявления первоначального кредитора о признании должника банкротом, суд перейдет к рассмотрению Вашего заявления с предложенной Вами кандидатурой арбитражного управляющего.

При необходимости перехвата инициативы введения первой процедуры банкротства, указанный алгоритм выкупа требований осуществляется до момента рассмотрения Вашего заявления.

Дополнительно следует иметь в виду, что положения п.п.1 п. 2 ст. 313 ГК РФ после введения в отношении должника первой процедуры банкротства применению не подлежат.

Третье лицо в индивидуальном порядке вправе погасить только требования уполномоченного органа по обязательным платежам на основании положений статей 71.1, 85.1, 112.1 и 129.1 Закона о банкротстве, что следует из п. 28 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов».

Таким образом, соблюдение данного порядка позволит Вам перехватить контроль при введении первой процедуры банкротства должника, если отсутствует доверие к кандидатуре арбитражного управляющего, предлагаемого первоначальным кредитором.

Статья подготовлена с помощью сервисов Право.ru:
Casebook
— мониторинг банкротств и проверка контрагентов.
Caselook — поисковая система для анализа судебной практики и формирования правовой позиции.

Процессуальное правопреемство кредитора в деле о банкротстве

ИЗЪЯНЫ ПРАВОПРЕЕМСТВА

Статья 48 АПК РФ, посвященная процессуальному правопреемству, стала настоящим камнем преткновения для юрисконсультов, ученых, судей. Нормы данной статьи на практике вызывают множество вопросов. Рассмотрим самые распространенные из них.

Право или обязанность?

При применении судами положений ст. 48 АПК возникает вопрос: является ли процессуальное правопреемство правом или обязанностью арбитражного суда?

Из формулировки статьи («арбитражный суд производит замену») следует, что замена стороны является абсолютной обязанностью суда во всех случаях, когда после возбуждения процесса состоялось материальное правопреемство. Для сравнения: в ст. 44 ГПК РФ указано, что в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником.

Круг заявителей

АПК РФ не определяет субъектный состав заявителей. Инициаторами процессуального правопреемства могут быть: сторона, выбывшая из спорного правоотношения, правопреемник, суд.

В соответствии со ст. 41 АПК РФ стороны имеют право заявлять ходатайства. Поэтому правопредшественник, участвующий в деле, имеет возможность во всех инстанциях арбитражного суда и на всех стадиях арбитражного процесса обратиться с ходатайством о замене стороны правопреемником. Допускается обращение с заявлением о правопреемстве стороны, не участвующей в деле, поскольку это позволяет защитить добросовестного приобретателя прав по договорам о перемене лиц в обязательстве.

Замена кредитора

Определенные сложности возникают при замене такого лица, участвующего в деле о банкротстве, как конкурсный кредитор.

В силу п. 1 ст. 71 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов на основании определения арбитражного суда о включении указанных требований в реестр требований кредиторов. Документами, подтверждающими обоснованность требований кредитора, которые предъявляются в суд, являются судебные акты и иные подтверждающие документы.

В случае уступки права требования конкурсным кредитором другому лицу появляется необходимость в замене лица, участвующего в деле о банкротстве.

При этом возникает вопрос о том, какой суд должен произвести замену. Если требование кредитора было внесено в реестр на основании определения арбитражного суда, то вопрос о замене кредитора решает арбитражный суд. Если же обоснованность требования кредитора была подтверждена иным судебным актом, то замена стороны должна производиться судом, вынесшим решение по существу спора. На основании вынесенного этим судом определения о замене взыскателя арбитражным судом выносится определение о замене кредитора — лица, участвующего в деле о несостоятельности (банкротстве).

Читать еще:  Перепродажа долгов физических лиц

Рассмотрение арбитражным судом вопроса о включении в реестр требований кредиторов — это, по существу, рассмотрение спора между кредитором и должником. Поэтому учету подлежат положения ст. 69 АПК РФ. Следовательно, наиболее целесообразно, чтобы первоначально была произведена замена участника спорного правоотношения судом, установившим размер и характер требований, а затем на основании определения о процессуальном правопреемстве арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, было вынесено определение о замене кредитора и внесении правопреемника в реестр требований кредиторов.

Обжалование правопреемства

Арбитражный суд, производя замену лица, участвующего в деле, обязан указать на это в судебном акте. В силу ч. 1 ст. 15 АПК РФ арбитражный суд принимает судебные акты в форме решения, постановления, определения. Поскольку правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса, указание на это может быть в одной из форм судебного акта.

В связи с тем, что определения о процессуальном правопреемстве могут нарушать права и законные интересы как правопредшественников, так и правопреемников, судебный акт о замене стороны может быть обжалован (ч. 2 ст. 48 АПК РФ).

Если указание на правопреемство будет содержаться в постановлении кассационной инстанции, то обжаловать его, очевидно, нельзя, поэтому оформлять результаты рассмотрения заявления о процессуальном правопреемстве предпочтительнее на стадии кассационного обжалования определением, которое в силу ч. 2 ст. 291 АПК РФ может быть обжаловано.

Следовательно, ч. 2 ст. 48 АПК РФ применяется исключительно при обжаловании определений суда о правопреемстве, обжалование иных судебных актов устанавливается специальными нормами.

В научной литературе высказано мнение о том, что в ч. 2 ст. 48 АПК РФ должно быть указано на возможность обжалования определения об отказе в привлечении к делу правопреемника, так как вывод о том, что подобное определение препятствует рассмотрению дела, не лежит на поверхности.

Этот подход поддержан высшей судебной инстанцией. В п. 22 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 99 «Об отдельных вопросах практики применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» указано, что определение об отказе в замене стороны ее правопреемником может быть обжаловано, поскольку оно препятствует дальнейшему движению дела.

Переход прав и обязанностей

Для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 3 ст. 48 АПК РФ).

Например, ВАС РФ указал, что суд применяет исковую давность, если ответчик, которого заменил правопреемник, сделал такое заявление до вынесения решения. Повторного заявления правопреемника в данном случае не требуется (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15 и Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

Правопреемник не может ссылаться в качестве довода на то, что он не участвовал в деле до определенной стадии и не согласен с ранее осуществленными действиями правопредшественника.

Вовлечение правопреемника в дело зависит от достаточности представленных доказательств в подтверждение правопреемства.

Если материальное право допускает правопреемство в части требований, то в процессуальной науке господствует мнение о том, что процессуальное правопреемство не может быть сингулярным: процессуальные права и обязанности переходят к правопреемнику всегда в полном объеме. Поэтому приобретатель части требования, вступивший в арбитражный процесс, приобретает все процессуальные права и несет процессуальные обязанности, связанные с уступленным требованием.

Замена фирменного наименования

Необходимо различать ситуации, когда наименование организации изменилось на момент вынесения судебного акта, но сторона об этом не заявила, а также после вынесения решения, т.е. на стадии исполнения судебного акта.

В первом случае полагаем, что арбитражный суд по ходатайству заинтересованного лица вправе принять определение об исправлении опечатки (ст. 179 АПК РФ). Внесение исправлений в решение суда в части наименования стороны посредством вынесения определения об исправлении опечатки не изменяет содержание самого решения, поскольку не изменяется субъектный состав лиц, участвующих в деле. Исправление касается только наименования стороны, соответствующего его уставным документам на дату принятия решения судом первой инстанции (Постановление ФАС ВСО от 27.08.2007 № А69-835/06-Ф02-5564/07).

Во втором случае практика арбитражных судов идет двумя путями.

Замена производится на основании заявления заинтересованной стороны в порядке ст. 48 АПК РФ, регулирующей процессуальное правопреемство (Определение ВАС РФ от 02.11.2007 № 13244/07, постановления ФАС ДВО от 03.04.2001 № Ф03-А51/01-1/436; ФАС ЗСО от 08.06.2005 № Ф04-3529/2005(11888-А81-24); ФАС МО от 12.09.2003 № КГ-А40/7615-03; ФАС СЗО от 12.12.2005 № А56-16861/2005).

Арбитражным судом принимается судебный акт — определение, в котором указывается, что надлежащим наименованием стороны следует считать ее новое наименование (постановление ФАС ВСО от 18.07.2006 № А78-4740/02-С1-6/62-Ф02-3576/06-С2). Полагаем, что данный подход является более верным по следующим основаниям.

При правопреемстве выбывшая сторона (правопредшественник) заменяется правопреемником. При изменении фирменного наименования замены не происходит, речь идет об одном и том же юридическом лице. Изменение наименования не влечет правопреемства юридического лица, при этом не меняется основной государственный регистрационный номер организации (ОГРН), внесенный в госреестр, и ИНН.

Следовательно, при изменении наименования лица, участвующего в деле, нормы о правопреемстве применению не подлежат.

По одному из дел МКАС высказал позицию о том, что изменение наименования (типа акционерного общества) не меняет организационно-правовой формы юридического лица и не влечет за собой необходимости установления правопреемства юридического лица (решение МКАС при ТПП РФ от 30.09.2002 № 60/2002).

В соответствии с п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 № 19 «О некоторых вопросах применения федерального закона «Об акционерных обществах» при рассмотрении споров, связанных с преобразованием АО одного типа в АО другого типа, необходимо учитывать, что изменение типа общества не является реорганизацией юрлица (его организационно-правовая форма не изменяется). Поэтому требования п. 5 ст.58 ГК РФ, п. 5 ст. 15 и ст. 20 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» о составлении передаточного акта, об уведомлении кредиторов о предстоящем изменении типа акционерного общества в таких случаях предъявляться не должны.

Президиум ВАС РФ в Постановлении от 16.10.2007 № 5178/07 указал, что изменение типа АО не является реорганизацией юрлица, поскольку его организационно-правовая форма не изменяется, в связи с чем истец не должен представлять доказательства правопреемства при участии в судебном разбирательстве.

На стадии исполнения судебных актов пристав не вправе самостоятельно изменять наименование стороны исполнительного производства, поскольку такое изменение автоматически затронет содержание исполняемого судебного акта. Пристав обязан точно исполнять то, что постановил суд, в установленные для этого законом сроки. В ситуации изменения наименования должника или взыскателя заинтересованное лицо должно обратиться в арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, с заявлением о принятии определения об уточнении (изменении) наименования стороны в исполнительном производстве.

В случае удовлетворения такого заявления выдачи нового исполнительного листа не требуется, так как положения раздела VII АПК РФ не предусматривают обязанность арбитражного суда выдать новый исполнительный лист в случае, когда происходит изменение наименования (фирменного наименования) одной из сторон.

Следует помнить!

Подведем итог вышесказанному:

  • замена кредитора по требованию о включении в реестр требований кредиторов в деле о банкротстве должна осуществляться в два этапа: сначала замену производит суд, установивший размер требований, а затем — арбитражный суд, включивший кредитора-правопредшественника в реестр требований кредиторов;
  • инициаторами правопреемства в арбитражном деле могут быть правопредшественник, правопреемник, суд;
  • применение норм о процессуальном правопреемстве является обязанностью арбитражного суда;
  • определения арбитражного суда о замене лица, участвующего в деле, на основании ст. 48 АПК РФ и об отказе в привлечении правопреемника могут быть обжалованы;
  • процессуальное правопреемство всегда является общим (универсальным);
  • при изменении наименования лица, участвующего в деле, нормы АПК РФ о правопреемстве применению не подлежат, суд вправе вынести определение об уточнении (изменении) наименования.

Ольга Герценштейн, начальник отдела анализ и обобщения судебной практики, законодательства и статистики Четвертого арбитражного апелляционного суда, к.ю.н.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector