Ст 20 фз о банкротстве

Ст 20 фз о банкротстве

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 586 990
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 543 505

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)»

Текст с изменениями и дополнениями на 2013 год

от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ

О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)

Принят Государственной Думой 27 сентября 2002 года

Одобрен Советом Федерации 16 октября 2002 года

(в ред. Федеральных законов

от 22.08.2004 № 122-ФЗ, от 29.12.2004 № 192-ФЗ,

от 31.12.2004 № 220-ФЗ, от 24.10.2005 № 133-ФЗ,

от 18.07.2006 № 116-ФЗ, от 18.12.2006 № 231-ФЗ,

от 05.02.2007 № 13-ФЗ, от 26.04.2007 № 63-ФЗ,

от 19.07.2007 № 140-ФЗ, от 02.10.2007 № 225-ФЗ,

от 01.12.2007 № 318-ФЗ, от 23.07.2008 № 160-ФЗ,

от 03.12.2008 № 250-ФЗ, от 30.12.2008 № 296-ФЗ,

от 30.12.2008 № 306-ФЗ, от 28.04.2009 № 73-ФЗ,

от 19.07.2009 № 195-ФЗ, от 17.12.2009 № 323-ФЗ,

от 27.12.2009 № 374-ФЗ, от 22.04.2010 № 65-ФЗ,

от 27.07.2010 № 219-ФЗ, от 27.07.2010 № 227-ФЗ,

от 28.12.2010 № 429-ФЗ, от 07.02.2011 N 8-ФЗ,

от 03.05.2011 N 91-ФЗ, от 01.07.2011 N 169-ФЗ,

от 12.07.2011 N 210-ФЗ, от 21.11.2011 N 327-ФЗ,

от 30.11.2011 N 346-ФЗ, от 30.11.2011 N 362-ФЗ,

от 03.12.2011 N 383-ФЗ, от 03.12.2011 N 390-ФЗ,

от 06.12.2011 N 409-ФЗ, от 07.12.2011 N 415-ФЗ,

от 28.07.2012 N 144-ФЗ, от 29.12.2012 N 282-ФЗ)

Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1. Отношения, регулируемые настоящим Федеральным законом

1. В соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации настоящий Федеральный закон устанавливает основания для признания должника несостоятельным (банкротом), регулирует порядок и условия осуществления мер по предупреждению несостоятельности (банкротства), порядок и условия проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, и иные отношения, возникающие при неспособности должника удовлетворить в полном объеме требования кредиторов.

К процедуре ликвидации Внешэкономбанка, Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства, Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства не применяются правила, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве) (Федеральные законы от 17.05.2007 № 82-ФЗ, от 21.07.2007 № 185-ФЗ, от 24.07.2008 № 161-ФЗ).

Положения настоящего Федерального закона не распространяются на Российскую корпорацию нанотехнологий, Госкорпорацию «Ростехнологии», Госкорпорацию по атомной энергии «Росатом», Государственную компанию «Автодор», Фонд перспективных исследований (Федеральные законы от 19.07.2007 N 139-ФЗ, от 23.11.2007 N 270-ФЗ, от 01.12.2007 N 317-ФЗ, от 17.07.2009 N 145-ФЗ, от 16.10.2012 N 174-ФЗ).

2. Действие настоящего Федерального закона распространяется на юридические лица, которые могут быть признаны несостоятельными (банкротами) в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

Нормы о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя содержатся в статье 25 Гражданского кодекса РФ.

3. Отношения, связанные с несостоятельностью (банкротством) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, регулируются настоящим Федеральным законом. Нормы, которые регулируют несостоятельность (банкротство) граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, и содержатся в иных федеральных законах, могут применяться только после внесения соответствующих изменений и дополнений в настоящий Федеральный закон.

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены настоящим Федеральным законом, применяются правила международного договора Российской Федерации.

5. К регулируемым настоящим Федеральным законом отношениям с участием иностранных лиц в качестве кредиторов применяются положения настоящего Федерального закона, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации.

6. Решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

При отсутствии международных договоров Российской Федерации решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории Российской Федерации на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия:

несостоятельность (банкротство) (далее также – банкротство) – признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей;

должник – гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель, или юридическое лицо, оказавшиеся неспособными удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей в течение срока, установленного настоящим Федеральным законом;

денежное обязательство – обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации, бюджетным законодательством Российской Федерации основанию;

обязательные платежи – налоги, сборы и иные обязательные взносы, уплачиваемые в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды в порядке и на условиях, которые определяются законодательством Российской Федерации, в том числе штрафы, пени и иные санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанности по уплате налогов, сборов и иных обязательных взносов в бюджет соответствующего уровня бюджетной системы Российской Федерации и (или) государственные внебюджетные фонды, а также административные штрафы и установленные уголовным законодательством штрафы;

руководитель должника – единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности;

кредиторы – лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору;

конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам (за исключением уполномоченных органов, граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, морального вреда, имеет обязательства по выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, а также учредителей (участников) должника по обязательствам, вытекающим из такого участия);

уполномоченные органы – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на представление в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации по денежным обязательствам, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, уполномоченные представлять в деле о банкротстве и в процедурах, применяемых в деле о банкротстве, требования по денежным обязательствам соответственно субъектов Российской Федерации, муниципальных образований;

орган по контролю (надзору) – федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление функций по контролю (надзору) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих;

О процентах по вознаграждению финансового управляющего при реализации залогового имущества должника

С тех пор, как действующий ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дополнился разделом о банкротстве граждан, появляется все больше и больше вопросов о том, как решать тот или иной вопрос в банкротстве граждан. Вопрос о вознаграждении финансового управляющего при этом является, вроде как, ясно изложенным в действующем Законе.

В соответствии с положениями статьи 20.6 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», арбитражный управляющий имеет право на вознаграждение в деле о банкротстве, а также на возмещение в полном объеме расходов, фактически понесенных им при исполнении возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве. Вознаграждение в деле о банкротстве выплачивается арбитражному управляющему за счет средств должника, состоит из фиксированной суммы и суммы процентов.

В силу п. 17 ст. 20.6 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «Сумма процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае введения процедуры реализации имущества гражданина составляет семь процентов размера выручки от реализации имущества гражданина и денежных средств, поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности, а также в результате применения последствий недействительности сделок. Данные проценты уплачиваются финансовому управляющему после завершения расчетов с кредиторами».

Таким образом, проценты по вознаграждению финансового управляющего в ходе реализации имущества гражданина рассчитываются из 7 процентов, умноженных на размер выручки.

Согласно п.13.1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации Постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 №97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве», проценты по вознаграждению конкурсного управляющего исчисляются по правилам пункта 13 статьи 20.6 Закона о банкротстве для всех удовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов, за вычетом требований залогового кредитора, удовлетворенных за счет выручки от реализации предмета залога. Кроме того, подлежат исчислению проценты отдельно для требований каждого залогового кредитора, погашенных за счет выручки от реализации каждого отдельного предмета залога; при этом проценты, исчисляемые при удовлетворении залогового требования, уплачиваются только за счет и в пределах указанных десяти или пяти процентов.

В соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 213.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», «Вознаграждение финансовому управляющему выплачивается в размере фиксированной суммы и суммы процентов, установленных статьей 20.6 … Федерального закона, с учетом особенностей, предусмотренных … статьей.

Фиксированная сумма вознаграждения выплачивается финансовому управляющему единовременно по завершении процедуры, применяемой в деле о банкротстве гражданина, независимо от срока, на который была введена каждая процедура.

4. Выплата фиксированной суммы вознаграждения финансовому управляющему осуществляется за счет средств гражданина, если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом.

Выплата суммы процентов, установленных статьей 20.6 настоящего Федерального закона, осуществляется за счет денежных средств, полученных в результате исполнения плана реструктуризации долгов гражданина или реализации имущества гражданина.

При наличии разногласий, возникающих между финансовым управляющим, гражданином и кредиторами по вопросу оплаты услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, данные разногласия разрешаются в порядке, установленном пунктом 5 статьи 20.7 и пунктом 1 статьи 60 … Федерального закона».

Таким образом, разделом о банкротстве физических лиц в Законе о банкротстве прямо предусмотрено регулирование начисления процентов по вознаграждению финансового управляющего, никаких исключений (в части рассматриваемого случае) нет. В данной части применение аналогий (тем более, ограничивающих права финансового управляющего) не допустимо.

Читать еще:  Какой суд рассматривает банкротство физических лиц

Статьей 213.27 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» также не предусмотрены какие- либо отсылочные нормы в части определения процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае реализации предмета залога. Пунктом 5 данной статьи предусмотрено, что проценты финансовому управляющему не могут превышать 10 процентов от выручки, полученной после реализации предмета залога.

Таким образом, Закон достаточно подробно регулирует вопрос получения процентов по вознаграждению после реализации залогового имущества финансовым управляющим.

Суды применяют подобные нормы, что подтверждается Определением АСгМ по делу №А40-156294/2016 от 23.03.2018.

В то же время, часть судов стала охотно применять иное регулирование, устанавливая финансовому управляющему вознаграждение в аналогичном случае — 5 процентов: Определение Арбитражного суда Свердловской области от 13.03.2018 (в полном объеме изготовлено 18.03.2018) по делу №А60-43308/2016 и Постановление 17 Арбитражного апелляционного суда от 28.05.2018 по делу №А60-43308/2016, Постановление 14 ААС от 08.02.2018 по делу №А13-14979/2015. При этом, стоит отметить, что суды руководствуются такой логикой:

-цели и задачи в процедуре реализации имущества должника и процедуре конкурсного произвосдтва идентичны, действия арбитражного управляющего в части реализации залогового имущества в той и иной процедуре также идентичны, в связи с чем проценты по вознаграждению рассчитываются по правилам статьи 138 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Есть и иная практика на уровне первой и апелляционной инстанции, которая не соглашается с подобным подходом. Так, например Постановлением 15 Арбитражного апелляционного суда от 22.11.17 N 15АП-15901/2017 по делу N А53-26838/2015 занята следующая позиция в сходном вопросе:

Действительно в пункте 13.1 постановления Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 97 «О некоторых вопросах, связанных с вознаграждением арбитражного управляющего при банкротстве» разъяснено, что проценты по вознаграждению управляющего при удовлетворении требований залогового кредитора исчисляются отдельно.

Вместе с тем, суд первой инстанции необоснованно руководствовался ст. 138 Закона о банкротстве, банкротство граждан регулируется главой X Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» N 127-ФЗ от 26.10.2002, порядок удовлетворения требований кредиторов гражданина определен в статье 213.27 Закона о банкротстве.

Право финансового управляющего на получение процентов к своему вознаграждению в процедуре реализации имущества должника предусмотрено пунктами 1, 3 и 17 статьи 20.6 и пунктом 3 статьи 213.9 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В соответствии с пунктом 3 статьи 213.9 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» вознаграждение финансовому управляющему выплачивается в размере фиксированной суммы и суммы процентов, установленных статьей 20.6 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», с учетом особенностей, предусмотренных указанной статьей.

Согласно пункту 5 статьи 213.27 Закона о банкротстве восемьдесят процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, направляется на погашение требований кредитора по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника.

Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет гражданина, открытый в соответствии со статьей 138 настоящего Федерального закона, в следующем порядке:

десять процентов суммы, вырученной от реализации предмета залога, для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества гражданина для погашения указанных требований;

оставшиеся денежные средства для погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога.

Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете гражданина после полного погашения указанных требований, включаются в конкурсную массу.

Денежные средства, оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг лиц, привлеченных финансовым управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, и расходов, связанных с реализацией предмета залога, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества гражданина требований конкурсных кредиторов, не погашенной из стоимости предмета залога в соответствии с настоящим пунктом. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения расходов, предусмотренных настоящим абзацем, и требований кредиторов, обеспеченных залогом реализованного имущества, включаются в конкурсную массу.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества гражданина, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Как следует из материалов дела, залоговое имущество реализовано за 15 100 000 рублей, 10% от суммы реализации составляет 1 510 000 рублей, т.е. указанная сумма подлежит направлению на погашение судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему, расходов на оплату услуг привлеченных лиц и расходов, связанных с реализацией предмета залога.

Порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего определен пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

В соответствии с пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве (в редакции, действующей на момент введения процедуры реализации имущества) сумма процентов по вознаграждению финансового управляющего в случае введения процедуры реализации имущества гражданина составляет два процента размера выручки от реализации имущества гражданина и денежных средств, поступивших в результате взыскания дебиторской задолженности, а также в результате применения последствий недействительности сделок. Данные проценты уплачиваются финансовому управляющему после завершения расчетов с кредиторами.

Согласно ст. 2 Закона о банкротстве конкурсный управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для проведения конкурсного производства и осуществления иных установленных настоящим Федеральным законом полномочий, или государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» , осуществляющая указанные полномочия в случаях, установленных настоящим Федеральным законом; финансовый управляющий — арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом для участия в деле о банкротстве гражданина.

Порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего отличается от порядка расчета процентов по вознаграждению конкурсного управляющего, порядок расчета процентов по вознаграждению финансового управляющего определен пунктом 17 статьи 20.6 Закона о банкротстве.

Таким образом, размер процентов по вознаграждению финансового управляющего составляет 302 000 рублей (15 100 000 руб. * 2%).

Аналогичная практика находит свое отражение в Постановлении 15 ААС от 01.07.17 по делу № А53-31664/2015.

Примечание: в данном случае суд рассматривал дело, датировка которого соответствовала прежней редакции ст. 20.6, согласно которой вознаграждение финансового управляющего составляет 2 процента. По состоянию на текущую дату, нормативное обоснование не изменено, лишь увеличен размер процентов (данный прием юридической техники не может влиять на правовое регулирование отношений, связанных с исполнением обязанностей в банкротстве).

Согласно Постановлению Восьмого Арбитражного Апелляционного суда от 23.05.17 по делу №А70-807/2016, Положения статьи 138 Закона о банкротстве не применимы при разрешении разногласий, возникших в процедуре банкротства гражданина. Подобная практика находит свое подтверждение в постановлении Арбитражного Суда Западно-Сибирского округа от 22.12.2016 N Ф04-557/2016.

Автор, приводя в пример судебную практику, обнаружил следующую тенденцию:

Ранее прцоенты по вознаграждению финансового управляющего составляли 2 процента. В этом случае, арбитражные управляющие заявляли при реализации требование о «5» процентах (пытаясь заработать больше). Суды отказывали, аргументируя: все расписано, финансовый управляющий получает 2 процента, аналогия на 138 не уместна. Когда же проценты повысили с 2 до 7, практика изменилась на: зачем платить 7, когда действия совершены в части залога, финансовый управляющий ничем не лучше конкурсного, поэтому 5.

Тенденция по уменьшению реальных доходов финансового управляющего была прервана в кассационной инстанции в рамках дела №А60-43308/2016 05.09.2018 (Определение Арбитражного суда Уральского Округа), которым отменены акты нижестоящих инстанций и принят новый судебный акт (не 5, а 7 процентов).

Автор считает вышестоящий подход Екатеринбургской кассации верным, так как применение аналогии для конкурсного и финансового управляющего не справедливо ввиду следующего:

— в банкротстве физ. лица основной акцент по доходу арбитражного управляющего сделан на реализацию имущества, а в банкротсвте юр. лица есть независимо начисляемый фикс в виде ежемесячной зарплаты;

— при начислении фикс. вознаграждения суды почему- то не допускают аналогию в банкротствах ф.л. и ю.л., хотя цели и задачи также идентичны.

В связи с изложенным, хочу поздравить гражданско — правовое сообщество арбитражных управляющих с положительной динамикой в изменении судебной практики в вышеописанном вопросе.

Комментарий к статье 20.3 закона о банкротстве. Судебная практика: Права и обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве

Статья, введенная Законом 2008 г. N 296-ФЗ, предусматривает права и устанавливает обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве. Ранее данное регулирование содержалось в п. 9 ст. 20 и п. п. 3 — 7 ст. 24 Закона. Права и обязанности арбитражного управляющего, назначенного временным управляющим, административным управляющим, внешним управляющим и конкурсным управляющим закреплены в положениях соответственно ст. ст. 66 — 67, п. п. 3 — 4 ст. 83, ст. 99 и п. п. 2 — 3 ст. 129 Закона.

Положения п. 1 статьи определяют закрытый перечень прав, предоставляемых арбитражному управляющему, а положения п. 2 статьи — открытый перечень обязанностей, возлагаемых на арбитражного управляющего. Прежде такие перечни были определены в ст. 20 Закона 1998 г. о банкротстве.

Так, в п. 1 ст. 20 Закона 1998 г. о банкротстве предусматривалось, что арбитражный управляющий имеет право: созывать собрание кредиторов и комитет кредиторов; обращаться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных названным Законом; получать вознаграждение в размере и порядке, которые предусмотрены названным Законом; привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника, если иное не установлено названным Законом или соглашением с кредиторами; подавать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей.

Пункт 2 указанной статьи устанавливал, что арбитражный управляющий обязан: принимать меры по защите имущества должника; анализировать финансовое состояние должника; анализировать финансовую, хозяйственную и инвестиционную деятельность должника, его положение на товарных рынках; рассматривать заявленные требования кредиторов; осуществлять иные функции, установленные названным Законом.

Предписания арбитражным судам, которые необходимо учитывать при рассмотрении споров, связанных с оплатой услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей, даны в п. 1 Постановления Пленума ВАС России от 17 декабря 2009 г. N 91. Наряду с прочим предписано учитывать следующее: привлечение лиц должно осуществляться арбитражным управляющим на основании норм Закона с соблюдением в отношении услуг, не упомянутых в п. 2 ст. 20.7, положений п. п. 3 и 4 этой статьи о лимитах расходов на оплату их услуг; указанные положения о лимитах распространяются на услуги любых лиц (относящихся к категориям как специалистов, так и обслуживающего персонала), привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей; они не распространяются на оплату труда лиц, находящихся в штате должника. При этом судам предписано учитывать, что сохранение штатных единиц и заполнение вакансий из их числа в процедуре конкурсного производства допускаются лишь в той мере, в какой это оправданно для целей конкурсного производства, прежде всего сбора и реализации конкурсной массы, расчетов с кредиторами.

Читать еще:  Транспортный налог задолженность узнать

В отношении обязанности арбитражного управляющего выявлять признаки преднамеренного и фиктивного банкротства в порядке, установленном федеральными стандартами, следует отметить, что до настоящего времени действуют утвержденные Постановлением Правительства РФ от 27 декабря 2004 г. N 855 Временные правила проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства .

СЗ РФ. 2004. N 52 (ч. II). Ст. 5519.

Пункт 3 статьи возлагает на арбитражного управляющего обязанность сохранять конфиденциальность сведений, охраняемых федеральным законом (в том числе сведений, составляющих служебную или коммерческую тайну) и ставших ему известными в связи с исполнением обязанностей арбитражного управляющего. Понятие «конфиденциальность информации» определено в п. 7 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» как обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. В соответствии с ч. 2 ст. 9 названного Закона обязательным является соблюдение конфиденциальности информации, доступ к которой ограничен федеральными законами. Согласно части 4 указанной статьи федеральными законами устанавливаются условия отнесения информации к сведениям, составляющим коммерческую тайну, служебную тайну и иную тайну, обязательность соблюдения конфиденциальности такой информации, а также ответственность за ее разглашение.

СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. I). Ст. 3448.

В пункте 4 статьи закреплена общая обязанность арбитражного управляющего при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. При этом необходимо иметь в виду, что в п. 3 ст. 10 части первой ГК РФ установлена презумпция добросовестности и разумности участников гражданских правоотношений: согласно указанной норме в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Уместно упомянуть, что в соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС России от 12 апреля 2011 г. N 15201/10, добросовестность и разумность при исполнении возложенных на единоличный исполнительный орган общества с ограниченной ответственностью обязанностей заключаются не только в принятии им всех необходимых и достаточных мер для достижения максимального положительного результата от предпринимательской и иной экономической деятельности ООО, но и в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на него действующим законодательством.

Пункт 5 устанавливает запрет передачи иным лицам полномочий, возложенных в соответствии с комментируемым Законом на арбитражного управляющего в деле о банкротстве. При применении данной нормы и положения абз. 6 п. 1 статьи в п. 10 Постановления Пленума ВАС России от 23 июля 2009 г. N 60 арбитражным судам предписано учитывать следующее:

пункт 5 статьи не содержит запрета на передачу арбитражным управляющим третьим лицам полномочий, принадлежащих ему как лицу, осуществляющему полномочия органов управления должника. Данная норма лишь ограничивает арбитражного управляющего в возможности передачи третьим лицам исключительных полномочий, предоставленных ему комментируемым Законом как специальному участнику процедур банкротства и связанных, прежде всего, с принятием соответствующих решений, касающихся проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве;

к числу полномочий, которые не могут быть переданы третьим лицам, относятся, например, принятие решений об утверждении и подписание заключения о финансовом состоянии должника и иных отчетов, решений о включении в реестр требований о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, решений о даче согласия на совершение сделок, предусмотренных п. 2 ст. 64 Закона, принятие решения о созыве и проведении собрания кредиторов, ведение реестра требований кредиторов (кроме случая передачи его ведения реестродержателю) и т.д.;

вместе с тем следует учитывать, что положения п. 5 комментируемой статьи не исключают возможности материального и процессуального представительства для передачи арбитражным управляющим полномочий на совершение сделок и иных юридических действий, в том числе на заключение договоров, получение исполнения по обязательствам, на представление интересов в суде. В данном случае в силу положений ГК РФ о представительстве юридические действия, совершенные представителем от имени арбитражного управляющего, считаются совершенными самим арбитражным управляющим.

В пункте 6 статьи определено, что утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих. Процессуальное правопреемство регламентировано нормами ст. 48 АПК РФ (в ред. Федерального закона от 19 июля 2009 г. N 205-ФЗ ):

СЗ РФ. 2009. N 29. Ст. 3642.

в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса (ч. 1);

на замену стороны ее правопреемником или на отказ в этом арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте, который может быть обжалован (ч. 2);

для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до вступления правопреемника в дело, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил (ч. 3).

Практика применения Закона о банкротстве

М.О. Ритер, профессиональный консультант по вопросам применения права
в Российской Федерации и ряде зарубежных стран, а также по вопросам управления бизнесом

Корень проблемы

Постановление Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 N 91 напрямую связано с вступлением в силу в 2009 году серьезных изменений, внесенных в Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

Закон о банкротстве сильно изменился: из него исключили расплывчатые формулировки, он стал четче, понятнее и конкретнее. Но некоторые вопросы так и остались нерешенными. В своем постановлении ВАС РФ ответил на некоторые из них, связанные с применением новой редакции Закона о банкротстве.

В постановлении речь идет об оплате услуг лиц, привлекаемых арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на него обязанностей, а также о других расходах, связанных с процедурами банкротства (государственная пошлина, вознаграждение арбитражному управляющему и т.д.).

Именно в силу неурегулированности вопроса о том, чем должны руководствоваться арбитражные суды, если по поводу оплаты услуг привлеченных лиц возник спор или нет денег на расходы, связанные с процедурами банкротства, и появилось данное постановление ВАС РФ.

С расходами на процедуры банкротства в основном все понятно, они перечислены в ст. 20.7 Закона о банкротстве:

— расходы, связанные с государственной регистрацией прав должника на недвижимое имущество и сделок с ним;

— расходы на включение сведений в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликование таких сведений;

— оплата судебных расходов;

— вознаграждение арбитражному управляющему;

— иные расходы, которые арбитражный суд сочтет обоснованными.

С расходами на оплату услуг лиц, которых арбитражный управляющий привлекает для осуществления деятельности, связанной с процедурами банкротства, дело обстоит сложнее.

Сравним п. 1 постановления с Законом о банкротстве и перечислим, о каких лицах идет речь:

— оценщик, аудитор, реестродержатель (п. 2 ст. 20.7 Закона о банкротстве). Стоимость их услуг оплачивается за счет средств должника в размере фактически осуществленных затрат;

— иные лица, не указанные в п. 2 ст. 20.7 названного Закона. Размер оплаты их труда осуществляется в соответствии с лимитом, установленным в п. 3 этой статьи.

Как можно отметить, возможностей потратить деньги должника у арбитражного управляющего много. Естественно, когда этот процесс не был освещен ВАС РФ, а регулировался только старой версией Закона о банкротстве, такие возможности широко использовались. В данном случае мы не говорим об умышленных действиях, просто один из основных принципов действующего законодательства — «что не запрещено, то разрешено», поэтому расходы на оплату услуг вышеперечисленных специалистов редко оказывались невысокими.

Итак, какие действия предписаны высшими арбитрами судам в подобных случаях и какие причины для вероятных судебных споров они выделили?

Проблема первая. Лимиты расценок

В новой версии Закона о банкротстве установлены лимиты расценок оплаты труда привлеченных лиц (п. 3 ст. 20.7). Это огромный шаг вперед. В прежней редакции Закона ничего подобного не было. Тогда законодатель только отнес эти расходы к расходам должника и предписал арбитражным управляющим действовать разумно. Кстати, государственные органы (а именно — налоговые) прежде своими документами устанавливали для арбитражных управляющих лимиты расходов в делах, где они являлись инициаторами. В основном это касается банкротства отсутствующих должников. В противном случае государство давно разорилось бы на оплате этих расходов.

Постановлением N 91 ВАС РФ уравнял всех привлеченных лиц по отношению к этим лимитам. Теперь положение о лимитах (пп. 3 и 4 ст. 20.7 Закона о банкротстве) распространяется на всех привлеченных лиц, независимо от того:

— поименованы они в п. 2 ст. 20.7 или нет;

Читать еще:  Заявление на рассрочку по кредиту в суд

— являются они специалистами или обслуживающим персоналом.

Основным признаком привлеченных лиц, чьи услуги должны быть оплачены по установленным лимитам, может служить цель их привлечения арбитражным управляющим — для обеспечения своей деятельности и исполнения возложенных на них обязанностей. Таким образом, ВАС РФ делает логичный вывод, установив, что лимиты расценок установлены только для лиц, привлеченных со стороны. На оплату труда лиц, находящихся в штате должника, они не распространяются. Кроме того, высшие арбитры рекомендовали судам более внимательно следить за вопросами, касающимися штатных сотрудников. Сохранение за ними рабочих мест и тем более заполнение вакансий должны отвечать интересам конкурсного производства, и в первую очередь сбора и реализации конкурсной массы и расчетов с кредиторами. Значит, социальные и трудовые вопросы в данном случае должны отодвигаться на второй план.

Проблема вторая. Обоснованность расходов

Вопрос обоснованности расходов в данном случае и аналогичный вопрос в налоговом праве хоть и имеют общие черты, но все же являются совершенно разными понятиями.

Вопрос обоснованности расходов на оплату услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности, рассмотрен в п. 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве. Там же дан перечень причин, по которым расходы могут быть признаны необоснованными:

— услуги не связаны с целями проведения процедур, применяемых в деле о банкротстве, или возложенными на арбитражного управляющего обязанностями (например, арбитражный управляющий нанял человека, который будет варить ему кофе);

— размер оплаты услуг несоразмерен ожидаемому результату (например, арбитражный управляющий назначил своему секретарю зарплату, равную вознаграждению аудитора, привлеченного к делу о банкротстве);

— размер оплаты услуг привлеченного лица значительно превышает рыночную стоимость данной услуги (это ВАС РФ уже добавил от себя, в ст. 20.7 Закона о банкротстве такого условия нет).

Оспорить расходы может любое участвующее в деле о банкротстве лицо. Обращаться с заявлением надо в арбитражный суд.

ВАС РФ в своем постановлении решил уточнить норму ст. 20.7 Закона о банкротстве, которая несколько расплывчато говорит о том, что надо делать арбитражному суду, если расходы на привлеченных лиц окажутся необоснованными.
По мнению ВАС РФ, арбитражный суд может:

— снизить оплату услуг привлеченных лиц;

— вообще отказать им в оплате услуг.

Чтобы вынести такое решение, арбитражный суд должен счесть доказанными следующие обстоятельства:
— если в соответствии со ст. 723 и 783 Гражданского кодекса РФ оказанные привлеченными лицами услуги окажутся ненадлежащего качества.
Статья 723 ГК РФ устанавливает, какие именно нарушения являются причиной признания некачественными выполненных работ. В статье 783 говорится о том же, только в отношении возмездного оказания услуг;

— если само привлечение этого лица в целом или в части окажется необоснованным, а также если это лицо окажется недобросовестным, т.е. ему будет известно о необоснованном привлечении его к работе.

Термин «недобросовестность» «добрался» до законодательства о банкротстве. Кроме того, ВАС РФ по какой-то причине решил, что арбитражные суды могут оценивать рыночную стоимость услуг. Теперь, судя по всему, половина споров в делах о банкротстве будет касаться оспаривания расходов и попыток доказать: привлеченные лица знали, что они арбитражному управляющему совершенно не нужны. Вторая часть споров, по-видимому, будет касаться рыночных цен на оплату услуг привлеченных лиц.

Хочется, конечно, надеяться на лучшее, но ситуация с расходами арбитражных управляющих в итоге начнет напоминать нелепое по своей сути положение, сложившееся в арбитражных судах с расходами на оплату услуг представителей.

Проблема выглядит следующим образом. В суд представлен договор между стороной и представителем. Между ними нет спора о цене. Нет спора о цене также между стороной, нанимающей представителя, и налоговым органом. Все эти обстоятельства озвучиваются в суде. По логике, суд должен сделать следующий вывод: если налоговый орган принял налог на прибыль и не потребовал его доплатить или уменьшить, т.к. расходы, понесенные налогоплательщиком по договору с представителем в судебных органах, не соответствуют уровню рыночных цен, цена этого договора соответствует рыночной по правилам ст. 40 Налогового кодекса РФ.

Однако вместо этого суды изменяют сумму взыскания на услуги представителя произвольно, независимо от цены, указанной в договоре.

Возникает вопрос: на каком основании арбитражный суд может снизить расходы на оплату услуг представителя и взыскать с проигравшей судебный спор стороны меньшую сумму? В пункте 2 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса РФ говорится о разумных пределах, лежащих в основе оплаты услуг представителя. Но разумные пределы не могут быть не основаны на действующем законодательстве.

А законодательство не относит возможность определения цены к компетенции арбитражного суда. Следовательно, снижение суммы, затраченной стороной на оплату услуг представителя, по сравнению с суммой, указанной в договоре, — незаконно.
Что касается ситуации с расходами на привлеченных лиц по рыночным ценам, то логично, если суд будет требовать от арбитражного управляющего доказать обоснованность назначения цены.

Но пунктом 5 ст. 20.7 Закона о банкротстве установлено: «обязанность доказывания необоснованности привлечения лиц для обеспечения деятельности арбитражного управляющего в деле о банкротстве и (или) определенного в соответствии с настоящей статьей размера оплаты их услуг возлагается на лицо, обратившееся в арбитражный суд с заявлением о признании привлечения таких лиц и (или) размера такой оплаты необоснованными». Но как они могут обосновать «нерыночность» цены? Что в данном случае следует понимать под рыночной ценой и по какой методике ее считать? Словом, вопросов больше, чем ответов.

Определение рыночных цен арбитражным судом на основании заявления того, кто не хочет возмещать деньги, и при учете ст. 424 ГК РФ, согласно которой цена определяется на основании договоренности сторон сделки, выглядит несколько странно. Все-таки цены регулируются либо на основании принципов рыночной экономики, либо государством в лице его исполнительных органов, и только в строго определенных законом случаях. Кроме того, если цена не соответствует рыночной, не совсем ясно, в чем заключается нарушение: ведь спора о налогах нет? Кто имеет право устанавливать рыночные цены и применять карательные санкции, например снижать сумму оплаты по договорам оказания услуг? Не является ли это нарушением самого принципа рыночной экономики как саморегулируемой системы?

В случае с законодательством о банкротстве очень хочется надеяться, что лимиты, установленные в ст. 20.7 Закона о банкротстве, как-то регламентируют процесс ценообразования и заставят и арбитражных управляющих, и другие стороны дела о банкротстве, и суды держаться в соответствующих дозволенных рамках.

Расходы в случае признания их арбитражным судом необоснованными могут относиться как к лицам, перечисленным в п. 2 ст. 20.7 Закона о банкротстве, так и ко всем остальным лицам, которых арбитражный управляющий привлекает для обеспечения своей деятельности.

Проблема третья. Расходы за счет должника

В постановлении N 91 ВАС РФ обращает внимание арбитражных судей на то, что ст. 59 Закона о банкротстве претерпела серьезные изменения. Если, согласно прежней редакции, в случае отсутствия у должника денег на оплату расходов за него платил заявитель, то в настоящее время данная норма расширена и предусматривает следующее: если заявитель оплатил расходы, а дело о банкротстве продолжается, он имеет право их компенсировать при погашении требований кредиторов по текущим платежам в порядке удовлетворения требований той очереди, к которой относились осуществленные заявителем выплаты.

По мнению многих специалистов, эта поправка — долгожданная и своевременная.

Проблема четвертая. Платный вход в банкротство

ВАС РФ считает, что исходя из ст. 59 Закона о банкротстве должник, если он обращается в суд с заявлением о банкротстве самостоятельно, должен в порядке ст. 38 этого Закона приложить к своему заявлению доказательства наличия имущества, достаточного для погашения расходов по делу о банкротстве. В противном случае суд должен оставить его заявление без движения. В связи с этим возникают вопросы:

— исходя из каких соображений должник будет рассчитывать объем расходов;

— как правильно определить рыночную стоимость своего имущества, которая будет достаточной для погашения расходов на банкротство? И должен ли этот расчет подтвердить оценщик;

— кем должен быть заверен такой расчет;

— можно ли этот расчет оспорить и кто это будет делать;

— не является ли такое требование нарушением ст. 8 Закона о банкротстве, где говорится, что «должник вправе подать в арбитражный суд заявление должника в случае предвидения банкротства при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что он не в состоянии будет исполнить денежные обязательства и (или) обязанность по уплате обязательных платежей в установленный срок»?

Как видим, об обязанности иметь достаточно имущества для погашения расходов на банкротство в этой норме ничего не сказано. Правомерно ли возлагать на должника дополнительные обязанности?

Проблема пятая. «Полубанкрот»

И еще одно новшество Закона о банкротстве привлекло ВАС РФ. Согласно ст. 57 Закона арбитражный суд прекращает дело о банкротстве в случае «отсутствия средств, достаточных для возмещения судебных расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему».

ВАС РФ указал арбитражным судам на необходимость предлагать другим участвующим в деле лицам профинансировать дальнейшие процедуры банкротства. Согласие на финансирование должно быть выражено в письменном виде.
Если такое согласие не поступит, дело о банкротстве прекращается.

И опять возникает вопрос: не противоречит ли экономическому смыслу банкротства предложение, адресованное другим сторонам дела, профинансировать процедуры банкротства, когда деньги закончились?

Причина введения такой нормы, конечно, понятна: за чей счет должны осуществляться процедуры, если имущества нет? Суд старается обезопасить себя от возможных «повисших» расходов. Но вопросы все равно остаются. Будем ждать ответов в новых нормативных актах.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector