Налоговая арбитражная практика

Необоснованная налоговая выгода. Арбитражная судебная практика.

Jurist_arbitr — 13/09/2011 17/09/2016

К настоящему моменту, обоснованность получаемой налогоплательщиками налоговой выгоды ставится под сомнение налоговыми органами все чаще и чаще. Политика фискалов со временем формирования арбитражной практики по налоговым спорам укрепляется более значимыми и существенными доводами и доказательствами для суда.

В результате чего, недоимки по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль образовываются у каждой второй организации, при этом, в независимости, от ее масштабов. Под «маховик фискальной машины» попадают как организации с оборотом 100 000 руб., так и 100 000 000 руб., меняется только размер недоимок. В своих предыдущих статьях «Решение налогового органа – необоснованная налоговая выгода» и «Обоснованность полученной налоговой выгоды – арбитраж» я описал все значимые для разрешения налогового спора доводы и аргументы. Однако, направление судебной арбитражной практики меняется, в связи с чем, данная тема требует постоянного дополнения и актуализации.

Этот материал предназначен для более сложных случаев, нежели признание налоговым органом необоснованности полученной налоговой выгоды в результате только лишь следующих обстоятельств:

  • контрагент не находится по юридическому адресу, по вызову налогового органа представители контрагента не явились
  • генеральный директор (руководитель) контрагента отрицает свою причастность как к совершенным операциям, так и к деятельности самой организации
  • контрагент не сдает налоговую отчетность, имеет в штате одного человека, по банковским выпискам не имеет платежей за аренду офиса, за транспортные средства, за связь, на зарплату и т.д., имеет другие признаки фирмы-однодневки

Все выводы, которые налоговые инспектора формируют из указанных данных, сводятся к тому, что налогоплательщик не проявил должную осмотрительность при заключении сделки с налогоплательщиком, не исполняющим свои налоговые обязательства, в связи с чем, ответственность за недоимку по налогам не может быть переложена с налогоплательщика на бюджет. Такие случаи у юристов по налоговым спорам сложными не считаются и в предыдущих статьях «Решение налогового органа – необоснованная налоговая выгода» и «Обоснованность полученной налоговой выгоды – арбитраж» все существенные их понятия я раскрыл.

Необоснованная налоговая выгода

Итак, определенное усиление позиции налогового органа по привлечению к налоговой ответственности предпринимателей и организаций наблюдается в попытках доказать недостоверность сведений, содержащихся в представленных к проверке документах (договор, акты, товарные накладные, счета-фактуры и т.д.). Пленум Высшего Арбитражного Суда в небезызвестном Постановлении № 53 от 12 октября 2006 года помимо других оснований указал, что налогоплательщик может быть привлечен к налоговой ответственности в том случае, если налоговым органом доказано, что представленные налогоплательщиком в качестве подтверждения обоснованности полученной налоговой выгоды документы содержат сведения, которые неполны, противоречивы и (или) достоверны.

Пленум ВАС также отметил, что взыскать с налогоплательщика недоимку по НДС и налогу на прибыль возможно также в случае аффилированности или взаимозависимости с контрагентом. Учитывая, что подтвердить факт связи между налогоплательщиком и контрагентом налоговому органу оказалось не под силу, все свои усилия фискалы направили на сбор надлежащих процессуальных доказательств недостоверности представляемых налогоплательщиком документов.

Допустимыми доказательствами, в понимании Налогового кодекса и Арбитражного процессуального кодекса, признаются и допрос свидетеля, и заключение экспертизы и другие, оформленные надлежащим образом, документы. Получив соответствующие инструкции и регламенты, налоговые инспектора начали активно проводить допросы числящихся руководителями организаций граждан, назначать экспертизу их подписей и получать другие доказательства того, что генеральные директора не подписывали представленные налогоплательщиком документы.

В результате, судебная практика получила новый виток обвинительных для налогоплательщиков судебных арбитражных решений, обоснованных лишь недостоверности представленных в качестве подтверждения обоснованности полученной налоговой выгоды документы.

Между тем, анализ данных документов ставит под сомнение грамотность правой позиции данных налогоплательщиков в арбитражных судах.

Сложив все свои профессиональные усилия для грамотного доказывания реальности получения товара и (или) оказания услуг, а также – всех допущенных налоговым органом нарушений при проверке и недочетов в работе его инспекторов, юристы или бухгалтера, их заменяющие, обходят стороной и «уводят» суд от важнейших доводов в пользу налогоплательщика, снижая шансы на успешный для налогоплательщика исход дела.

Об этом, не менее значимом в установлении обоснованности полученной налоговой выгоды обстоятельстве, неоднократно говорил Конституционный суд РФ.

В соответствии со ст. ст. 106, 108, 109 Налогового кодекса РФ, вина является обязательным условием привлечения лица к ответственности за налоговое правонарушение (п. 18 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 11.06.99 N 41/9 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой НК РФ»).

Читать еще:  Федреестр реализация имущество должников

В Постановлении от 15.07.99 N 11-П Конституционный Суд РФ отметил, что обязательным условием для привлечения налогоплательщика к ответственности является его вина в форме умысла или неосторожности. Как следует из ст. 110 Налогового кодекса РФ, нарушение признается совершенным по неосторожности лишь тогда, когда лицо могло осознавать противоправный характер своих действий.

Налоговые органы обязаны прежде всего доказать, что налогоплательщик мог осознавать факт нарушения закона.

В Постановлении от 14.07.03 N 12-П Конституционный Суд РФ указал на необходимость исследования судами по существу фактических обстоятельств дел, не ограничиваясь установлением формальных условий применения нормы. Именно налоговые органы, а не суды должны проводить тщательную проверку всех фактов, имеющих значение при налогообложении.

Следовательно, если между налогоплательщиком и недобросовестным контрагентом не было отношений взаимозависимости и аффилированности, заявитель не мог знать о недобросовестности своего контрагента в сфере соблюдения им законодательства о налогах и сборах, а также о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязательств по уплате налогов и сборов.

Налогоплательщик не осведомлен о нарушениях, допущенных его контрагентом, а также о наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности налогоплательщика. Все заключенные с указанным контрагентом договоры исполнены надлежащим образом, претензий по исполнению договоров к контрагенту не имелось.

Именно такими доводами следует опровергать выводы налоговых органов о недобросовестности действий налогоплательщика при получении налоговой выгоды при возможной недостоверности представленных к проверке документов. И, уж лучше заявление в арбитражный суд будет составлено юристом по налоговым спорам на трех листах и содержать в себе только необходимые доводы, нежели судья арбитража получит некую жалобу на 15 листах, содержащую праведный гнев бухгалтера, руководителя и юриста организации, не позволяющую определить основу правовой позиции налогоплательщика.

Судебные налоговые споры (налоговый арбитраж)

Решение налогового органа, оставленное без изменения полностью или частично по итогам обжалования в вышестоящий налоговый орган, может быть оспорено в судебном порядке в течение трех месяцев со дня получения решения или со дня истечения установленных сроков принятия решения по жалобе.

Подача в суд заявления о признании незаконным решения налогового органа не влечет прекращения взыскания соответствующих доначислений, однако заявитель вправе ходатайствовать перед судом о приостановлении действия оспариваемого решения до рассмотрения им спора по существу. На практике принятие судом такой меры, как правило, требует предоставления заявителем «встречного обеспечения» в виде внесения на депозит суда денежных средств в размере не менее половины оспариваемой суммы доначислений или банковской гарантии.

Но и в этом случае обязательным основанием для приостановления действия решения налогового органа будет являться возможное причинение заявителю значительного ущерба в результате принудительного взыскания оспариваемых сумм.

В случае удовлетворения судом требований заявителя полностью или частично предполагается, что решение налогового органа в отмененной части немедленно теряет юридическую силу, и Вы вправе требовать возврата взысканных к этому моменту сумм.

Однако исполнение решения суда на данном этапе, как правило, встречает противодействие со стороны налогового органа; поэтому реально может быть обеспечен возврат излишне взысканных сумм после удовлетворительного для заявителя итога рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции. Опыт нашей компании дает возможность добиться положительного результата по спору с налоговым органом с высокой вероятностью, а исполнения судебного акта — в минимальные сроки.

Чтобы придать этой задаче особый вес, мы строим ценообразование нашей услуги по принципу «Гонорара успеха», который заключается в том, что основная сумма по договору выплачивается после фактического исполнения. Это не только позволяет Вам быть уверенным в том, что мы достигнем успеха в возможно короткие сроки, но и существенным образом экономит Ваши средства.

Судебная практика

Примеры документов

Почему не стоит заниматься налоговым арбитражем самостоятельно?

  • Оставайтесь в хороших отношениях с налоговой
    Наверняка Ваш бухгалтер часто общается с налоговой по рабочим вопросам и ему важно сохранить хорошие отношения с инспекцией. Поручая решение вопроса третьей стороне, Вы даете возможность Вашим штатным сотрудникам устраниться от возможного налогового спора.
  • Не переоценивайте своих сотрудников

Уверены, Вашим сотрудникам есть, чем заняться помимо прохождения проверок и выяснения отношений с налоговыми органами. Мало того, что дополнительная нагрузка может сказаться на качестве их основной работы, в силу нехватки времени, а иногда и недостатка нужных знаний, Ваши сотрудники будут испытать стресс от взаимодействия с налоговыми органами и им требуется профессиональная поддержка.

Между тем мы, оказывая Вам профессиональные услуги по сопровождению проверок и обжалованию решения налоговых органов, рискуем не только своей репутацией, но и своим доходом, поэтому очень мотивированы на успешный результат. Важно понимать, что налоговые юристы – это не просто юристы. Сопровождение выездных и налоговых проверок, налоговые споры требуют особых знаний и узкой специализации, т.к. природа спора и стратегия защиты строится на стыке экономической сути операций, налогового и арбитражно-процессуального права. Кроме того, чем многообразнее опыт налогового юриста – тем больше шансов на победу. Часто требуется и восстановление учета, чтобы подготовиться к прохождению проверки, либо помощь квалифицированных бухгалтеров, аудиторов и здесь мы располагаем необходимыми кадровыми ресурсами, чтобы успешно осуществлять подобные проекты.

Читать еще:  Страховая компания росгосстрах банкротство
  • Испортить дело просто – труднее это потом исправить
    Налоговая любит «цепляться» к мелочам, делать различные запросы и т.д., чтобы затянуть дело либо найти дополнительные источники доначислений. Специалиста, не знающего всех возможных тонкостей, легко сбить с толку, заставить следовать советам инспектора, который преследуют свою цель – доначислить налогов как можно больше. У нас было немало случаев, когда мы удерживали клиентов от выполнения несущественных и даже незаконных требований налоговой, сохраняя тем самым их время и деньги, сокращая сроки проведения проверки. Здесь важна мера, и предоставить больше документов, подключить связи – не значит лучше и, как говориться, может быть использовано против Вас. Любой документ, который запрашивает ИФНС, любое своей разъяснение мы готовим с точки зрения успешного влияния на результат.
  • «Арифметика дробления»: арбитражный суд встал на сторону налогового органа

    Добрый день, уважаемые читателя!

    Тема дробления бизнеса не новая, но при этом на практике часто возникают спорные вопросы. На сегодняшний день практика «ракрытия» схем дробления на месте стоит, чаще всего суды встают на сторону налогового органа, но бывает и наоборот. Рассмотрим нестандартный кейс по делу А40-21352/2018 про схему дробления бизнеса, целью которой было именно занижение налоговой базы, а соответствующее структурирование для оптимизации денежных потоков. В случае, который мы рассмотрим, суды первой и апелляционной инстанции сначала встали на сторону налогоплательщика, но кассация решила по иному и отправила дело на новое рассмотрение, указав на ошибки судов первой и апелляционной инстанции.

    Рассмотрим следующую ситуацию:

    Между ООО «Ягуар Ленд Ровер» и автосалоном был заключен дилерский договор. Бизнес автосалона (ОАО «ТК Артекс») по продаже автомобилей известной марки разделен на несколько юридических лиц, находящихся соответственно на разных системах налогообложения. Разделение было по следующему принципу:

    Торговля автомобилями по дилерскому договору и обслуживание автомобилей этой марки на ОСН (ОАО ТК «Артекс»);

    Техническое обслуживание других марок автомобилей на ЕНВД (ООО «Артекс»);

    Кузовной ремонт других марок на ЕНВД (ООО «Артекс Сервис»).

    Соответственно суть схемы — изпользование преимуществ низконалогового режима ЕНВД в целях оптимизации налогообложения по налогу на прибыль.

    Итак, рассмотрим более подробно нашу ситуацию.

    В суде первой инстанции налоговым органом отстаивался основной довод о том, что юридические лица являются взаимозависимыми, созданы формально для целей переноса части прибыли на субъекты, испульзующие в качестве режима ЕНВД.

    Помимо этого, налоговым органом, в подтверждение своей позиции было также указано, что:

    Во-первых, отсутствует деловая цель разделения организаций;

    Во-вторых, один IP-адрес у всех юридических лиц;

    В-третьих, единый телефонный номер для все юридических лиц;

    В-четвертых,использование одной вывески на здании автосалона;

    В-пятых, ремонтные зоны организационно не разделены и находятся в одном помещении;

    В-шестых, единый сайт для все юридических лиц;

    И на последок, показания работников автосалона.

    В общем-то ничего нового, стандартные доводы, которые встречаются при рассмотрении подобных дел. И про IP-адреса, и про единый нормер телефона доводы проверяющих кочуют из решения в решение.

    Между тем, суд первой инстанции не поддержал доводы налогового оргна и встал на сторону налогоплательщика. При этом, отдельно обратим внмиание на следующие моменты:

    Цель подобного структурировани состояла в том, что создание самостоятельных юридических лиц позволило собственникам бизнеса налогоплательщика уменьшить предпринимательские риски при возникновении неблагоприятных для бизнеса последствий: возможные претензии из споров с потребителями в части продукции, отличной от марок Jaguar и Land Rover и приостановление деятельности по решению государственных органов.

    Также обращалось внимание на то, что ранее проведенные ВНП и аудиторские заключения не выявили получение необоснованной налоговой выгоды от такого построения бизнеса.

    Вменяемая проверяющим органом налоговая выгода составляет примерно 1% дохода от реальной экономической деятельности налогоплательщика. Налоговая выгода налогоплательщака от операций с ООО «Артекс Сервис» и ООО «Артекс» находится в пределах погрешности и ни в коем случае не является главной или преимущественной целью.

    Совпадение IP-адресов объясняется техническими особенностями. IP-адрес принадлежит основному абоненту (собственнику здания). В свою очередь MAC адреса не устанавливались. У ОАО «ТК Артекс» было несколько абонентских линий, телефонных станций, автоматические секретари на несколько линий. В связи с чем ОАО «ТК Артекс» могло предоставить и предоставляло ООО «Артекс» и ООО «Артекс Сервис» самостоятельные выделенные абонентские линии на предоставленном номере телефона.

    Читать еще:  Ответ на запрос налоговой образец

    Небольшой подытог: Позиция суда, принявшего сторону налогоплательщика, имеет вполне здравый смысл. И смысл этого прежде всего в фактуре отношений юридических в группе и сути предпринимательской деятельности. Так, основа отношений — это прежде всего диллерский договор с официальным диллером, при том, что наш налогоплательщик не ограичивался реализацией ранее указанных марок автомобилей, но осуществлял сопутствующие виды деятельности, в частности, ремонт и техническое обслуживание и других марок автомобилей.

    Суд апелляционной инстанции подтвердил правильность выводов суда первой инстанции.

    А далее ход событий меняется уже в пользу налогового органа. Арбитражный суд Московского округа, в Постановлении от 09.10.2019 делает вывод о несоответствии выводов судов нижестоящих судебных инстанций фактическим обстоятельствам дела. Постановление кассационного суда достаточно емкое и составляет 34 страницы. Подробно описывать выводы кассационного суда я не буду, а лишь остановлюсь на ключевых:

    1) Учредителем ООО «Артекс Сервис» является Тимаева А.С, учредителями ООО «Артеке» являлись ОАО «ТК «Артекс» и Тимаева А.С, которая в свою очередь является супругой Тимаева Б.З., являющегося 100% акционером ОАО «ТК «Артекс».

    И вот, сразу видим несостоятельность довода про уменьшение предпринимательских рисков при возникновении неблагоприятных для бизнеса последствий, например, из-за претенизии какого-нибудь владельца автомобиля отличной от продаваемых в автосалоне марок.

    2) ОАО «ТК «Артекс» является основным (98%) поставщиком запчастей, а также единственным арендодателем помещений и оборудования в адрес ООО «Артекс» и ООО «Артекс сервис».

    3) Фактическое управление деятельностью, а также контроль за бухгалтерской отчетностью и движением денежных средств на счетах ОАО «ТК «Артекс», ООО «Артекс», ООО «Артекс Сервис» осуществлялось одними лицами — сотрудниками ОАО «ТК «Артекс».

    А это уже классика жанра при раскрутке любой схемы дробления.

    4) В ходе налоговой проверки установлено, что между заявителем и взаимозависимыми лицами с момента их регистрации систематически происходит распределение финансовых ресурсов как в форме займов, так и выплат дивидендов учредителям.

    Переток денежных средств внутри групп дело конечно обычное и в принципе криминала тут никакого нет, но как косвенное доказательство фактического единства деятельности будет являться весомым аргументом.

    5) ОАО «ТК «Артекс» фактически несло расходы за свои структурные подразделения ООО «Артекс» и ООО «Артекс Сервис». В качестве примера, ОАО «ТК «Артекс» несло расходы за обучение сотрудников ООО «Артекс» и ООО «Артекс Сервис».

    Интересно, а чем думал бухгалтер и собственники бизнеса.

    6) Налоговому органу удалось обратить внимание кассационного суда на то, что операции по перечислению денежных средств, поступивших на счета ОАО «ТК Артекс», ООО «Артекс» и ООО «Артекс Сервис», осуществлялись с одного компьютера. В материалах дела имелась информация, полученная от банков. Также в подтверждение данной позиции от ООО «Такском» представлены IP-адреса, которыми пользовались компании при отправке документов.

    Теперь думаю стоит забыть об ООО «Такском», как о надежном контрагенте.

    7) И другие доводы, которые в свокупности позволили кассационному суду придти к иному выводы нежели суды первой и апелляционной инстанции. Выводы например, про наряд-заказы, про допросы свидетелей и так далее.

    При этом, суд кассационной инстанции указал: При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по делу, дать оценку всем имеющимся в деле доказательствам с соблюдением требований норм арбитражного процессуального закона, определить применимое к настоящему спору право, после чего разрешить спор с применением норм права, регулирующих правоотношения сторон, исходя из предмета и оснований заявления и возражений относительно заявления.

    Подытоживая судебный акт кассационного суда хотелось бы отметить, что неужели собственники бизнеса не могли предусмотреть такой негативный вариант развития событий. Для понимания, обороты данной группы компаний составляют примерно 10 миллиардов рублей. Три отдельных компьютера и разные операторы для передачи отчетности, а также счета в разных банках, значительно бы усложнили налоговому органу процесс доказывания.

    По своей сути данная схема дробления с трудом тянет на многоходовое структурирование бизнеса, так как на лицо согласованность действий в рамках деятельности названной выше группы юридических лиц, но тем не менее очень симпатизирует мнение суда первой инстанции, что само по себе применение специального налогового режима в форме ЕНВД нельзя отнести к получению необоснованной налоговой выгоды. При всем сказанном остается только надеяться, что в последующем налогоплательщики будут меньше совершать подобных ошибок.

    Будем ждать новых судебных актов по данному кейсу.

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector