Снос торговых точек в москве

Снос торговых точек в москве

Попробуйте, дорогие мои, пойти на Пушкинскую или на Чистые Пруды и сделать там «самострой». Я с большим удовольствием посмотрю, как у вас получится это сделать.

Как вы фундамент сделаете, земляные работы проведёте, построите всё, подключите к электричеству и канализации, согласовав так называемые «условия подключения». Потом получите разрешение на торговлю в несуществующей самовольной постройке, лицензию на продажу спиртных напитков, кассовый аппарат зарегистрируете, заключите с городской подрядной организацией договор на вывоз мусора и тд и тп.

Получится у вас это сделать незаметно от чиновников и без их участия?

Ладно, пусть не Пушкинская. Вот этот «самострой» у метро Марьино, где я живу, — трехэтажное капитальное строение. Между прочим, самая новая постройка такого плана у метро (мне даже кажется, что его уже в собянинские времена строили). Там находилось два кафе, а значит, было полное подключение к городским сетям.

Самое проходное место у метро. Кто же такой таинственный и могущественный смог построить этот «самострой»?

Так что давайте не будем обманывать себя и не позволим чиновникам морочить нам голову. Это всё не «самовольные постройки коммерсантов», это «постройки правительства Москвы». Может, лужковского, может, собянинского, но точно единороссовско-московского.

Невозможно было это всё построить без бумаг, согласований и взяток, взятых всеми этими существовавшими раньше и существующими сейчас ОАТИ, ИГАСН, АПУ, Москомархитектуры, префектуры, районной управы, Мосэнерго, Мосводоканала и проч и проч.

Именно поэтому на руках у многих владельцев «самостроя» есть все документы и судебные решения в их пользу.

Я ни секунды не сомневаюсь, что ТЦ «Пирамида» на Пушкинской — это чудовищное уродство.

Просто я как москвич требую, чтобы горечь от сноса этого объекта (её, кстати, пока не снесли) с владельцами и арендаторами разделили те чиновники, кто разрешил её строить и потом кормился от этого «самостроя» много лет.

Заявлено, что снесут 104 объекта. Мне дайте, пожалуйста, 104 уголовных дела или административных дела или хотя бы дисциплинарных дела против бывших и нынешних чиновников, разрешивших или «не заметивших» строительство.

Иначе получается, что главный виновный — это бедолага, арендовавший официально существующий магазин, взявший кредит на закупку товара, работавший, создававший рабочие места и выкинутый за одну ночь на улицу вместе со всем, что было в магазине.

Сегодня реально люди стояли и плакали у этого разбомбленного здания в Марьино — они лишились работы в одночасье, а работало там человек 30. На дворе кризис — иди и найди новую работу. Мне эта постройка сильно не нравилась, но ведь это скотство так поступать с людьми и делать их крайними и виноватыми.

Самое отвратительное, что работами по сносу руководят чиновники префектуры и управы — ровно те люди, кто брал взятки за то, чтобы разрешить это строительство.

Вот вам пример из личного опыта. У меня рядом с домом была автомойка, её снесли в «первую волну» — 31 декабря. Вышел из дома утром — мойки нет. Когда её хотели строить, наши два дома протестовали: с десяток митингов провели, дорогу перекрывали, технику на участок не пускали.

Я лично штук двадцать писем написал о том, что строительство незаконное. На каждое письмо получил ответ: всё законно, всё так и должно быть, все правоустанавливающие документы имеются.

Теперь её снесли и это был «самострой». А префект моего Юго-восточного округа, у него в биографии «с 1997 по 2008 год работал в префектуре ЮВАО города Москвы». Они её «законно» построили, они её «законно» сносят.

Отличный стимул развиваться бизнесу в городе Москва.

Ещё важнейшая вещь в этих собянинских сносах: а чего сносят только мелочь? Если уж решили сносить, то сносите весь самострой, всё, что с нарушениями построено.

Самая большая пробка в Москве — пересечение Люблинской улицы и Волгоградского проспекта. В том числе потому, что там «не заметили» такой вот самострой:

Чудовищный и нелепый «надземно-торговый пешеходный переход». Настоящее порождение архитектурного ада. Его лепили без документов. Когда я на выборах 2013 года, выступая в том районе, говорил о переходе как символе коррупции, уничтожающей городскую жизнь, на встречи приходили специальные местные единороссы, кричавшие: Навальный врёт, решение принято, переход снесут.

Построили с нарушениями, но заплатят штраф и всё будет хорошо.

Что же так-то? Одних снести за ночь в режиме спецоперации, другим можно просто заплатить штраф.

Из-за этого перехода не смогли построить нормальную дорожную развязку в этом месте. Вреда он приносит больше, чем все палатки вместе взятые, но останется стоять.

Очень похоже, что сносят просто тех, кто не в состоянии занести в мэрию достаточно крупную сумму денег.

Много лет стояло, а тут стало «опасным для москвичей»:

Правильно Клычков из Мосгордумы пишет: незаконных торговых центров огромного размера в Москве море. Сноси — не хочу.

Сергей Семенович, а можно продолжить историю со сносом и снести несколько торговых центров и ТПУ? Адреса я готов предоставить

— Клычков Андрей (@kly4kov) 9 февраля 2016

Только никто не спешит. Давайте глянем документы на ТЦ «Европейский» на Киевском вокзале.

Или на «Атриум» на Курском.

Или посмотрим, что за урода строят на площади Павелецкого вокзала, забирая у москвичей общественное пространство.

А вот ещё самый главый вид не только Москвы, но и России. Национальное достояние:

Его изуродовало одно из омерзительнейших московских зданий, там сейчас Свисотель «Красные Холмы». Давно пора снести, хотя бы верхние этажи.

Всё незаконный самострой, просто его делают люди, располагающие возможностью «решать вопросы».

Я считаю, что здесь должен быть единый подход: никаких внесудебных и внезапных сносов. За каждым незаконно построенным зданием есть чиновник, несущий за него ответственность. Сначала отменяем решения чиновников, привлекая их к ответственности. Потом идём в суд с требованием сноса. Либо выкупаем собственность по рыночной цене у владельца, а потом сносим, как это во всём мире происходит.

Важнейший вопрос, о котором нельзя забывать: а есть гарантии того, что на этих местах не будет построено что-то новое. «Законное». Ведь получится как с палатками в переходах метро. Сначала сказали, что они — террористическая угроза, снесли, а сейчас уже другие люди строят такие же. Мэрия Москвы должна чётко гарантировать, что земельные участки под снесенными строениями навсегда останутся пустыми.

Ну и последнее, хотя не наименее важное. А еду-то где покупать, особенно жителям центра? Город это ведь не улица и дорога. Это место, где ты купил водички, мороженое, сигарет, сосисок. У тебя есть маршрут и удобная рутина жизни: здесь ты пьёшь кофе, здесь ешь шаурму.

Вся торговля загоняется в огромные центры — да, на этом отлично зарабатывают крупные ритейлоры, но нам разве это хорошо? Это делает город лучше? Помним Москву 80х годов: большие пустые площади и километровая очередь, чтобы воды газированной купить.

Снос киосков должен сопровождаться кардинальными мерами по передаче в реальную городскую жизнь первых-вторых этажей домов. Уведомительный порядок перевода жилого в нежилое. Типовые проекты и быстрые разрешения рубить отдельные входы на улицу — подъезды не годятся. Схемы разрешения конфликтов и компенсаций для тех, кто живёт выше и не очень рад обнаружить в квартире под собой кафе. Ничего этого нет, никаких планов на этот счет нет.

Такое впечатление, что мэрии просто нужно срочно решить вопрос наполняемости арендаторами сетевых торговых центров, испытывающих финансовые трудности.

Резюме: методами беззакония, лицемерия, лжи и мутных схем город не улучшишь. Зато многим людям станет хуже.

Снос павильонов в Москве-2016 послужит примером для других регионов

Снос «самостроя» в Москве 2016 – самая волнующая тема последних дней. Президент межрегиональной общественной организации «Деловые люди» Ольга Косец рассказала, повторится ли сценарий в регионах.

Массовый снос ларьков в Москве произошел технично и четко. За одну ночь столица лишилась 104 торговых объектов, размещенных в непосредственной близости от метро. Несмотря на то, что предприниматели были предупреждены о действиях московских властей, многие до конца не верили, что по их бизнесу в прямом смысле проедет бульдозер. О том, кто прав, кто виноват и как скоро такую технологию уничтожения бизнеса «откатают» в других регионах, DK.RU рассказала Ольга Косец, президент межрегиональной общественной организации «Деловые люди».

Читать еще:  Арбитражный суд расчет неустойки

Предпринимательское сообщество оказалось инертным

Многие предприниматели, лишившиеся в одночасье бизнеса в ночь на 9 февраля, находились в конфронтации с московскими властями не один год. «Предприниматели, которые говорят, что их не предупреждали о грядущем сносе павильонов, лукавят», — отмечает Ольга Косец. Активность необходимо было проявлять, когда в 222 статью Гражданского кодекса были внесены поправки, признающие право органов местного самоуправления принять решение о самовольной застройке. Поправки были приняты в 2014 году. Кроме того, 1 марта 2015 года была упразднена 36 статья Земельного кодекса РФ («Приобретение прав на земельные участки, которые находятся в государственной или муниципальной собственности и на которых расположены здания, строения, сооружения», прим.ред).

«После упразднения этой статьи, органы местного самоуправления получили право решать, хотят ли они заключать договор аренды с тем или иным собственником, расположенным на той или иной территории. Ранее муниципалитет в обязательном порядке оформлял договорные земельно-правовые отношения с собственником. Сложилась ситуация, когда муниципалитет получил право требовать от предпринимателей, чтобы они освободили участки. А спохватились-то все когда? Когда 9,10 декабря им вручили уведомления на снос их объектов. Вот тогда все начали кричать: «Мораторий!». А это бесполезно. Правительство действует на абсолютно законных основаниях. Какой мораторий? Это постановление с неба не упало.

Мы же со своей стороны с момента внесения поправок в 222 статью ГК обращались к депутатам Госдумы с просьбой подкорректировать эту статью, чтобы бизнес можно было защитить. Но этого не произошло. У меня тогда была претензия к предпринимателям: почему, когда мы кучкой экспертов, изучали новые поправки, правовые вопросы, вы нас не поддерживали? Предприниматели инертно отнеслись к проблеме. Решили, если на объект есть право собственности, то ничего с ним не случится. Основная проблема предпринимателей в том, что они разобщены – каждый сам по себе.

Никто не хочет вспомнить опыт Черкизовского рынка. Мы все до последнего думали, что ничего с ним не сделают. А когда его уничтожили, полстраны радовались: «черкизона» не стало. Но ведь тогда никто не думал, что там производители реализовывали свои товары, что производство пострадает. Производство без торговли – ничто».

У людей не спросили: а есть ли у них альтернативное место для покупки продуктов?

Реакция москвичей на снос торговых павильонов была, что называется, постфактум. Социальные сети заполонили снимки руин, в которые превратились палатки и ларьки. Кто-то начал говорить, что без этих объектов Москва начала выглядеть по-другому, более свободно, другие же прониклись сочувствием к владельцам и арендаторам этих ларьков. Третьи внезапно осознали, что под снос попал их любимый продуктовый магазин. В любом случае, на общественное рассмотрение вопрос о необходимости сноса торговых павильонов, не выносился.

«У жителей никто не спросил, мешают ли им ларьки. А ведь можно спросить было через «Активного гражданина», пусть бы москвичи рассказали, есть ли у них место, где они могут купить продукты еще. В общественном поле никто не рассматривал вопрос о том, что жителям центральных районов города (а это в основном пенсионеры) придется куда-то далеко ездить за теми же продуктами», — подтверждает Ольга Косец.

Потеря места не должна быть потерей бизнеса.

Мэр Москвы Сергей Собянин оперативно отреагировал на волну возмущений от предпринимателей. На странице в социальной сети он отметил , что владельцам снесенных павильонов «при их желании» будет предоставлена возможность «построить торговые объекты в других местах и уже на законных основаниях». Глава департамента науки, промышленной политики и предпринимательства Москвы Олег Бочаров позже подтвердил: в столице действительно будут построены новые павильоны, а право аренды на них будет разыграно на аукционах. При этом владельцам снесенных торговых точек никаких преференций предоставлено не будет.

«Если вы хотите снести ларьки, магазины, то предложите предпринимателю компенсацию!», — сказала в беседе с DK.RU Ольга Косец.

«Владелец торговой точки вложил в нее свои собственные средства, он выстраивал этот бизнес, вероятно, у него есть договоры с поставщиками, которые сотрудничают с ним не один год. А сейчас никаких мер по компенсациям не предусмотрено – ни в виде предоставления альтернативной площадки, ни в виде материальной компенсации.

Сейчас законным будет лишь заявление от предпринимателя в суд на возмещение ущерба. И это касается только тех, у кого было право собственности. Все остальные, арендаторы, например, должны утереть нос платочком и пойти искать себя вновь.

Помните, как изымались земли под сочинские олимпийские объекты? Было издано федеральное постановление по судебному изъятию земель, и возмещали ущерб по кадастровой стоимости. Хорошо, сносите сейчас киоски, но дайте компенсацию по кадастровой стоимости предпринимателям. Они уйдут и найдут себе другое место, но бизнес при этом не потеряют.

Если Сергей Семенович и его команда в ускоренном режиме примут подобный приказ на уровне субъекта, это будет честно по отношению к предпринимателю», — резюмировала эксперт.

Почему страдать должен только бизнес?

Когда владельцы торговых площадей, попавших в список на снос, начали в голос заявлять, что у них есть права собственности, московский мэр отметил: в некоторых случаях эти «бумажки были приобретены явно жульническим путем».

Ольга Косец в свою очередь задается вопросом: почему, если предпринимателям вменяют подкуп суда, покупку каких-то «бумажек», не страдают те, кто эти «бумажки выдавал».

«Когда ко мне обратились предприниматели за помощью, они мешками тащили документы, так как на протяжении существования своих объектов они находились в доказательной позиции. Там полно бумаг – разрешения, красные линии, зеленые, бумажки от префектуры, постановления. Я предложила пойти нестандартным путем и обнародовать фамилии тех, кто эти разрешения выдавал. Ни один предприниматель, которому я это предлагала, не согласился. Почему? Вот, есть конкретная печать конкретного префекта: т.е. либо вы его купили, и пусть он в этом сознается, либо пусть оправдывается. Ведь никуда эти люди не делись, так пусть они тоже отвечают. Если их вина будет доказана, должны быть уголовные дела в их отношении».

Это политически не совсем верный шаг

Малому бизнесу, тем более торговле, и без того живется непросто, подчеркивает Ольга Косец. Власть досконально изучила реакцию бизнес сообщества, и на каждое его выступление готово отвечать либо «бумажкой», либо трактором.

«Раскладываю на две чаши весов: и весы – в равновесии. Неправы обе стороны. Да, с одной стороны, город стал действительно красивее без этих объектов, но с другой….где же жители теперь купят продукты? Да, у объектов было право лишь на временное размещение, но почему бы его было не узаконить. И так торговли ни у кого нет. Не может производство существовать без торговли. У меня ощущение, что сейчас отношение к торговцам вернулось на много лет назад, когда их гнали от храмов. К ним отношение – как к спекулянтам, барыгам. У нас негативное отношение к торговле: мол, они кровно заработанные деньги отбирают. С политической точки зрения снос торговых павильонов в Москве – не самый верный шаг. Подчеркну, не законодательно, а именно политически», — отметила Ольга Косец.

«За вами тоже придут»

Президент МОО «Деловые люди» отметила: изначально поправке все к той же 222 статье ГК разрабатывались для Крыма и Севастополя. Однако московские власти увидели в этих поправках возможность прекратить постоянные судебные тяжбы, которые то и дело возникали с владельцами некапитальных торговых объектов.

«Москва – пилотный проект, на ней схему протестировали. Дальше – регионы. За Вами тоже придут», — отметила Ольга Косец.

Ларьки пошли под снос. В Москве за ночь снесли десятки ларьков

В Москве начался снос торговых киосков, признанных столичными властями потенциально опасным для жизни людей самостроем. В мэрии готовы предоставить хозяевам ларьков новые площадки для бизнеса. При этом власти города поддержали даже в Архнадзоре. В свою очередь противники сноса самостроя считают, что действия московских чиновников могут негативно сказаться на малом бизнесе столицы, а также грозят судебными тяжбами.

В ночь на вторник власти Москвы начали снос торговых киосков, палаток и павильонов, признанных столичным правительством потенциально опасным самостроем. Тяжелая техника приступила к сносу объектов сразу по нескольким адресам: под удар попали торговые точки около станций метро «Чистые пруды», «Марксистская», «Маяковская», «Динамо», «Арбатская», «Сокол», «Павелецкая», «Академическая» и «Сухаревская». Начались демонтажные работы и на «Кропоткинской». Кроме того, начался снос торгового центра «Альбатрос», который расположен между двумя выходами из метро «Щелковская».

Читать еще:  Неуплата по кредиту чем она грозит заемщику

Все это выглядело вот так:

Соответствующее постановление правительства Москвы было принято 8 декабря прошлого года. В общей сложности в списке построек, которые будут сносить, значатся 104 объекта, среди которых торговый центр «Пирамида» на Тверской улице. По мнению чиновников, постройки, подлежащие сносу, размещены незаконно на местах прохождения газопроводов, электросетей и других коммуникаций, по сути, представляя угрозу жизни людей.

Снос ларьков прокомментировал мэр Москвы Сергей Собянин на странице во «ВКонтакте»: по словам градоначальника, данные объекты были возведены в 90-е годы при явном попустительстве либо содействии чиновников. «Места, где находились эти объекты, благоустроим. Прежним владельцам при их желании предоставим возможность построить торговые объекты в других местах и уже на законных основаниях», — пообещал мэр.

На демонтаж 97 торговых павильонов в Москве этой ночью было отправлено 700 единиц техники, сообщил руководитель московской Госинспекции по недвижимости Сергей Шогуров. «Большинство незаконных конструкций стояло непосредственно над подземными линиями коммуникаций — телефонной, канализацией, газопроводом, теплосетями, электросетями и другими», — сообщил он. По информации госинспекции, в 90% снесенных конструкций реализовывались непродовольственные товары, в частности они были популярны среди букмекеров и салонов сотовой связи.

Власти Москвы планируют закончить снос объектов «самостроя» к началу марта: у некоторых объектов еще не истек срок добровольного демонтажа, поэтому ранее конца февраля их не могут демонтировать. О сегодняшнем сносе участники демонтажа должны были составить рапорт на имя руководителя департамента экономической политики и развития города Москвы Максима Решетникова.

Что будет с малым бизнесом

Несмотря на то что о сносе было заранее известно, многие предприниматели до последнего надеялись на отсрочку: не вывозили товар, а также не демонтировали оборудование, поэтому, когда строители начали разрушать павильоны, там по-прежнему оставались продукты и более того — люди. Особенно напряженно было минувшей ночью возле торговых павильонов на Сухаревской: предприниматели отказывались покидать торговые ряды и полночи «держали оборону». В соцсетях писали, что протестующих «винтили», а их оставленное без присмотра имущество разворовывали.

В организации «Опора России» (профсоюз малого и среднего бизнеса) заявили о своем намерении судиться. «Как эти объекты попали в список на снос — для нас большой вопрос», — заявил накануне заместитель председателя совета московского отделения «Опоры России» Сергей Селиверстов, отметив, что обращался со своими предложениями к столичным властям, совместно с «Деловой Россией» проводил «круглый стол» по этому вопросу, а также участвовал в слушаниях в Общественной палате РФ.

По его словам, помимо полной потери бизнеса расходы на снос также лягут на плечи предпринимателей, поскольку именно они будут обязаны оплатить работу строителей и техники.

Согласно законодательству «принудительный снос самовольной постройки производится за счет лица, осуществившего строительство. В случае отказа лица добровольно выплатить стоимость произведенных работ затраты по сносу и хранению взыскиваются с него в судебном порядке».

«По итогам слушаний в Общественной палате РФ коллективно было принято решение обратиться в Конституционный суд с просьбой уточнить и прокомментировать, как должен трактоваться п. 4 ст. 222 ГК РФ, на основании которого было принято и вступило в силу постановление правительства Москвы 829-ПП», — добавил Селиверстов, выразив при этом опасения по поводу того, как массовый снос скажется на малом и среднем бизнесе.

Опыт «Хромой лошади»

Борьба с торговыми палатками и павильонами началась в 2010 году одновременно с назначением Сергея Собянина на должность мэра Москвы. Так, только за последние два года было снесено еще 2 тыс. ларьков. Доводы мэрии противники действий столичных властей отвергают и говорят о потерях, которые, по их словам, будет нести городской бюджет.

Кроме того, в прошлом году началась реконструкция подземных переходов в метрополитене, также предусматривающая реконструкцию торговых площадей. В профсоюзе работников среднего и малого бизнеса Москвы утверждают, что прежние арендаторы по факту лишаются своего «подземного» бизнеса, в результате чего нарушаются рекомендации правительства о продлении договоров аренды с владельцами торговых павильонов на прежних или льготных условиях без проведения торгов.

Председатель профсоюза работников среднего и малого бизнеса Москвы Сергей Софьин в разговоре с «Газетой.Ru» посетовал, что приводимые им доводы «никто не услышал», и это несмотря на постоянно раздающиеся призывы о том, что «малому и среднему бизнесу надо создавать условия для развития».

Сторонники уничтожения самостроя не учитывают и то обстоятельство, что исчезают не только ларьки, но и рабочие места, заявил «Газете.Ru» председатель всероссийского движения «За честный рынок». «Эти действия могут быть восприняты в регионах как сигнал к действию», — заявил он.

В мэрии тем временем приводят свои аргументы в пользу сноса палаток.

Так, вице-мэр по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Наталья Сергунина объяснила, что большинство незаконных построек располагается на объектах газопровода высокого давления.

«Последствия, которые могут быть у нас в случае аварийной ситуации, — это факел огня до 150 м, взрыв с ударной волной и другие вещи. Мы помним те проблемы, которые возникли при обрушении здания при незаконных перепланировках в торговом центре в Казани, мы помним ситуацию, которая была в «Хромой лошади», — заявила она. — У нас даже выявлены такие факты, когда ЛЭП встроена в объект, находится в середине торгового комплекса. И нужно понимать, что обрыв какого-то провода и последующий электрический разряд может фактически привести к гибели неограниченного числа лиц».

Софьин же указывает на то, что торговые ряды были установлены на законных основаниях. «Кому-то захотелось снести, и пошли заявления, что эти объекты угрожают жизням москвичей и даже работающим в них людям. Возникает вопрос: а как на протяжении 15–20 лет в таком случае функционировали эти объекты?»

Позиция Архнадзора

Москвичи неоднозначно восприняли новость о сносе ларьков. Ведь за ночь пропали многие кафе, магазинчики и ларьки. В соцсетях также обратили внимание, что уничтожение «самостроя» задело и крупные компании: так, например, под снос был отправлен один из ресторанов «Вьеткафе».

Также был снесен ресторан «Шеш-беш» у выхода из станции метро «Арбатская». Двухэтажное кирпичное здание, где располагалось заведение, занимало площадь 643 кв. м, его кадастровая стоимость составляла 91 млн 293 тыс. руб.

Снос торговых павильонов поддержал Архнадзор, призвав продолжить борьбу с незаконными постройками, чья архитектурная и эстетическая ценность весьма сомнительна.

«Многие из этих павильонов служили ненужным дополнением к архитектурному пейзажу памятников, городских улиц и площадей в центре. Хотелось бы, чтоб эти процессы в дальнейшем затронули ряд более капитальных, но от того не менее самовольных построек, возведенных как в пустых местах, так и в местах снесенных исторических зданий», — заявил координатор Архнадзора Константин Михайлов.

Один из основателей Архнадзора Рустам Рахматуллин подчеркнул, что любые постройки, возведенные на территории памятника, должны быть признаны «диссонирующими» и уходить в первую очередь: «Подобные постройки искажают облик исторических улиц вообще и заслоняют собой архитектурные произведения, независимо от их охранного статуса».

В свою очередь департамент строительства Москвы напомнил, что «суммарно все эти объекты самостроя отняли у горожан около 50 тыс. кв. м общественных пространств — территория, сопоставимая с площадью сразу семи футбольных полей».

Судебная перспектива

В Общественной палате РФ уверены: скоро предприниматели пойдут в суды, чтобы оспаривать действия властей. «У многих собственников были правоустанавливающие документы и даже решения судов, подтверждающие право собственности», — заявил член Общественной палаты РФ Николай Остарков.

В 2015 году вступили в силу изменения в Гражданском кодексе, согласно которым городские власти могут в одностороннем, административном порядке сносить объекты, признанные самостроем. Однако этот статус объекту может придать только суд: в таком случае, владелец лишается права собственности, права аренды на эти земельные участки, а уже затем самострой отправляется на снос.

Станислав Дегтярев — представитель собственников автомагазина на улице Часовой, расположенного недалеко от станции метро «Аэропорт», и торговых павильонов на Чистых прудах — рассказывает, что обе точки работали более 20 лет. Земля под магазинами была в аренде до 2030 года, претензии от московских властей поступили полтора года назад. «Неожиданно нам заявили, что на арендованной земле возле Чистых прудов у нас самострой и мы подлежим сносу. А в случае с автомагазином вообще получилась странная история: московские чиновники представили карту, согласно которой магазин стоял на коммуникациях. Однако на самом деле на этой карте наш магазин оказался развернут на 180 градусов.

Читать еще:  Закон о банкротстве физических лиц форум

Судебные разбирательства продолжаются до сих пор.

Мы предоставляем все справки и документы, но чиновники продолжают выдвигать новые требования, — поделился он с «Газетой.Ru» — Но самое главное, что по закону объекты нельзя сносить, если судебные разбирательства еще не закончены. Внесудебный снос по федеральному закону может быть осуществлен только в том случае, если хозяин самостроя неизвестен. В нашем случае владельцы были известны и никуда ни от кого не прятались». Само постановление, на основании которого сносят, уже незаконно, настаивает Дегтярев. По его словам, этой ночью строители действовали под прикрытием ОМОНа и полиции — владельцы точек даже не успели вынести свой товар.

Еще один собственник — гендиректор ООО «Мдина» Кристина Бабашкина (ей принадлежит продуктовый магазин площадью 100 кв. м на пересечении 1-й Аэропортовой улицы и Ленинградского проспекта) — заявляет, что у ее организации есть свидетельство на собственность, а также решение суда о том, что постройка законна.

«Сейчас у нас истек срок аренды, продлевать его не будут. Требуют разрешение на строительство, но магазин был построен в 1997 году, а разрешение на строительство как документ появился уже потом, в 1999-м. Более того, сейчас объект находится под судом, очередная кассация намечена на февраль, так что по закону его трогать вообще нельзя», — утверждает предпринимательница.

О грядущем сносе магазина Бабашкина узнала почти случайно: объявление опустили в почтовый ящик, не было ни заказных писем, ни уведомлений. «Владелица объекта — многодетная мать, против сноса магазина было собрано более 1,2 тыс. подписей местных жителей, которым теперь останется закупаться только в «Азбуке вкуса» — других магазинов поблизости нет. Ранее проводились три экспертизы, которые показали: объект не несет угрозы, в том числе и коммуникациям. Даже представитель «Мосводоканала» не возражал: мы стоим рядом с люком, а не на нем, ремонту не мешаем», — добавила Бабашкина.

Несмотря на широкий резонанс, который получил ночной снос самостроя в соцсетях и СМИ, днем протестов со стороны владельцев ларьков не последовало. И это на фоне стихийных акций валютных ипотечников, ставших уже чуть ли не ежедневными. А вот в Гонконге попытка городских властей освободить район Вонкок от нелегальных закусочных вылилась в столкновения недовольных торговцев с полицией. Этот район известен на весь мир как район уличных рынков, разнообразных магазинов и мелких лавочек, закусочных и ресторанов. Как сообщает «Би-би-си», в ходе столкновений пострадали 44 человека, включая сотрудников полиции.

Кто пострадал от сноса торговых павильонов в Москве

«Все прошло довольно мирно – ну, угрожала пара человек себе вены вскрыть, кто-то пытался перед бульдозером встать, но это несерьезно», – делился впечатлениями от «ночи длинных ковшей» сотрудник одной из организаций, участвовавших в сносе торговых павильонов в Москве ночью с 9 на 10 февраля. Московские власти признали все эти строения самостроями и без суда отдали команду снести почти сотню объектов. Правда, продолжает он, был в этой работе один «неловкий момент» – люди, пытавшиеся остановить снос, держали в руках документы о собственности на строения. «Раньше, если нам выносили такие бумаги, мы разворачивались и уезжали», – говорит собеседник «Ведомостей».

Власти рассказали историю появления в Москве самостроя

Удивляет его и решение снести за одну ночь сразу 97 из признанных властями самостроями 104 объектов. Планировалось провести демонтаж строений поэтапно в течение весны. Планы поменялись буквально в день сноса, говорит он. Это было похоже на символический акт, говорит другой участник работ по сносу: разобрать все 97 зданий за одну ночь было физически невозможно, поэтому значительная часть из них была лишь повреждена строительной техникой и стала непригодной для эксплуатации, а разбор построек занял следующие два-три дня. Уже в пятницу структуры ГБУ «Автомобильные дороги» закатали асфальтом многие площадки, освобожденные после сноса зданий. На некоторых участках быстро возникла стихийная парковка, заметили корреспонденты «Ведомостей».

Финальное решение о массовом сносе принял мэр Москвы Сергей Собянин. Его сильно раздражала сомнительная с точки закона деятельность торговцев и их неаккуратные постройки, объясняют два чиновника мэрии. Пресс-службы структур правительства Москвы на вопрос, кто именно отдал распоряжение о массовом сносе, не ответили. Решение о сносе всех объектов самостроя за одну ночь было принято для того, чтобы минимизировать влияние работ на жизнь города, объяснил представитель Госинспекции по недвижимости, курировавшей работы. К работам приступили с полуночи, когда снизился поток транспорта и закрылись станции метрополитена. «Так называемые владельцы зданий пытались давить на власти, а в таких случаях власть всегда вынуждена отвечать жестко», – изложил «Ведомостям» еще одну версию один из высокопоставленных чиновников.

Суд как лишняя инстанция

Специально выделять средства на снос не пришлось: демонтажные работы вело ГБУ «Автомобильные дороги» «в рамках текущей деятельности», отметил представитель госинспекции. ГБУ привлекло к процессу бюджетные организации, лишь технику арендовали у коммерческих структур – но это незначительная часть расходов, говорит сотрудник одной из организаций, задействованных в сносе. По его оценке, снос самого сложного объекта должен был обойтись не дороже 10 млн руб. – это с учетом вывоза мусора. Счет город выставит бывшим владельцам, считает он. Вопрос о взыскании средств за снос будет решаться индивидуально – и в отношении тех объектов, снести которые постановил суд, сообщил представитель госинспекции.

Малые и не очень

«Эти гадюшники не имеют никакого отношения к так называемому малому бизнесу. Как правило, речь идет о рассадниках криминала и антисанитарии», – отозвался о снесенных в Москве объектах глава администрации президента Сергей Иванов. Не менее жестко выразился и Собянин на своей странице «В контакте»: «Нельзя прикрываться бумажками о собственности, приобретенными явно жульническим путем».

По данным департамента промышленной политики и предпринимательства, собственность на помещения в демонтированных объектах была оформлена у 260 юридических и физических лиц. Как видно по картотеке судебных дел, московские структуры активно вели судебные тяжбы против собственников, но не слишком успешно.

По 60 проверенным «Ведомостями» объектам расклад такой: владельцы 11 суды проиграли, их здания признаны самостроями, право собственности на 36 объектов власти города не смогли оспорить. По 13 снесенным объектам еще идут судебные разбирательства: в некоторых случаях они длятся более трех лет и пошли уже по второму кругу, после того как кассация возвратила дело в первую инстанцию.

История «Пирамиды»

Снос ТЦ «Пирамида» на Тверской площади московские власти отложили до конца февраля. Срок добровольного демонтажа здания закончится 22 февраля. Если к тому времени павильон не будет снесен, власти демонтируют его принудительно, сообщил представитель Госинспекции по недвижимости. Перенос сноса связан со сложностью объекта: он занимает более 1000 кв. м, высота здания – от 10 до 15 м. Арендаторы «Пирамиды» – сети «Рив гош» и «Л’Этуаль» закрыли магазины еще на прошлой неделе. Между тем, по данным Росреестра, в начале февраля у двух третей помещений ТЦ сменился владелец. Вместо ООО «Пирамида-2000» Владислава Ваcнева собственником около 1000 кв. м стал гражданин Азербайджана Рамин Бешир оглы Султанли. Другая часть «Пирамиды» – около 500 кв. м – арестована по судебному иску, уверяет человек, близкий к одному из совладельцев ТЦ. По его словам, прежний владелец заключил договор о продаже этих площадей, но потом отказался его исполнять, сославшись на угрозу сноса здания. Несостоявшийся покупатель подал иск о понуждении к исполнению сделки и добился ареста и обеспечительных мер, запрещающих кому-либо демонтировать здание, уверяет собеседник «Ведомостей». Запретить снос пыталось и ФГУП «Управление делами президента», которому принадлежит подземный комплекс «Тверской пассаж». ФГУП полагает, что снос «Пирамиды», часть которой надстроена над «Тверским пассажем», угрожает конструкциям станции метрополитена и пассажирам. Но Арбитражный суд Москвы отказался наложить обеспечительные меры.

Среди бывших владельцев снесенных зданий встречаются крупные предприниматели. Часть снесенного торгцентра на Люсиновской улице, около м. «Добрынинская», пять лет назад принадлежала российскому миллиардеру Олегу Бойко – владельцу Ritzio Entertainment Group, чья сеть казино «Вулкан» до запрета на игорный бизнес была крупнейшей в России. В здании на Люсиновской работал «Вулкан», а у компаний Бойко до 2009 г. было в собственности как минимум 115 кв. м. И больше 1000 кв. м было оформлено на фирму Attig Limited, зарегистрированную в Сент-Винсенте и Гренадинах. После закрытия игрового клуба часть здания перешла в собственность компании «Полина-сервис», созданной бывшими менеджерами игровых клубов «Вулкан».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector