Монополия адвокатов на представительство в суде законопроект

Юристы не видят необходимости в отмене адвокатской монополии

Насущной необходимости в отмене адвокатской монополии нет, инициатива об отмене адвокатской монополии (законопроект №1013) — результат отсутствия развития в сфере адвокатуры, считают опрошенные агентством «Интерфакс-Украина» юристы.

Кандидат юридических наук, адвокат юрфирмы Evris Юлия Шишка отмечает, что идея отмены адвокатской монополии воспринимается неоднозначно.

«Ее сторонники акцентируют на коррупционных рисках, возникающих в результате того, что государственные и коммунальные предприятия для представительства своих интересов в судах вынуждены нанимать адвокатов, вместо того чтобы поручать эту деятельность внутренним юристам. Кроме дополнительной работы, связанной с поиском адвоката; вероятностью противоправного финансового интереса руководителей государственных и коммунальных предприятий во время избрания конкретного лица для оказания юридической помощи в судах; адвокатская монополия приводит к значительным затратам бюджетных средств», — сказал она.

Как отметила юрист, противники отмены адвокатской монополии обращают внимание на необходимый профессионализм юридической помощи, обеспечить который невозможно без установления специальных требований к представителям в судах и контроля за деятельностью последних.

«В этом ключе принятие закона об отмене адвокатской монополии является четким месседжем, что в Украине не нужно представительство интересов в судах квалифицированными лицами, компетентность которых проверяется при сдаче адвокатского экзамена и подтверждается адвокатским свидетельством», — сказал она.

Вместе с тем Шишка подчеркнула, что принятие законопроекта №1013 не повлечет отмены адвокатской монополии без принятия необходимых изменений в процессуальные кодексы после внесения изменений в Конституцию.

«Можно ожидать отмены адвокатской монополии уже к концу 2019 года. Другой вопрос, насколько это оправдано и является ли это приоритетной задачей для Украины. В последнем случае вопрос каждый для себя решает сам», — сказала она.

В свою очередь, партнер АО «Правовой Альянс», адвокат Илья Костин назвал законодательную инициативу об отмене адвокатской монополии «результатом политических интриг, репрессий и отсутствия развития в адвокатуре, начавшегося в 2012 году».

«В то время мы получили от власти «закон Портнова» об адвокатуре и адвокатской деятельности, который вместо объединения и налаживания качественного отбора кандидатов в адвокаты сосредоточился на том, что «главное — это пополнение бюджета» и увеличение количества адвокатов в регионе», — сказал он.

Костин считает, что инициированный пятым президентом Петром Порошенко в 2018 году и являвшийся частью судебной реформы законопроект №9055 об адвокатуре и адвокатской деятельности «был прогрессивный в большинстве своих новаций и самое главное — менял правила игры в адвокатуре и органах адвокатского самоуправления».

«Но позиция части адвокатского среды во главе с руководством Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ) привела к ожидаемому результату и законопроект не получил статуса закона. Я считаю, если бы этот законопроект был принят, мы не обсуждали сейчас законопроект №1013 об отмене адвокатской монополии», — сказал он.

«У меня также нет сомнений в том, что последний законопроект (№1013 — ИФ) получит статус закона. Мы имеем процессуальное законодательство, регулирующее полномочия представительства в судебной ветви власти, но думаю, что и оно будет изменено», — сказал Костин.

Юрист юридической фирмы «Астерс», адвокат Юрий Некляев напоминает, что судебная реформа 2016 года была направлена на повышение качества профессиональной правовой помощи. Свою поддержку изменениям высказывали эксперты Венецианской комиссии и Европейской Комиссии «За демократию через право».

При этом закон предусматривал постепенное ежегодное внедрение адвокатской монополии, начиная от Верховного Суда (с января 2017 года) и заканчивая судами первой инстанции (с января 2019 года), напомнил юрист. Именно постепенный переход к представительству интересов адвокатами позволил многим практикующим юристам получить адвокатские свидетельства без ограничений их профессиональной деятельности. По данным Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ), за три года действия закона количество адвокатов увеличилось с 35 тыс. до 50 тыс. человек (по состоянию на июнь 2019 года).

«Все эти 15 тыс. практикующих юристов сдали экзамены, прошли стажировку, приняли присягу и получили адвокатские свидетельства. Многие из них критиковали органы адвокатуры и утвержденную ими процедуру получения свидетельств. Порой критиковали заслуженно. Однако, все заинтересованные юристы, все те, кто занимается судебной практикой, прошли эту процедуру до конца. Уровень их профессиональной подготовки при этом, как минимум не стал хуже, а многих сдача экзамена заставила перечитать азы юриспруденции, о которых они не вспоминали с момента окончания юрфака», — сказал он.

По оценке Некляева, «50-тысячное адвокатское сообщество» объединяют повышенные требования к статусу адвоката, предусмотренные законом об адвокатуре и Правилами адвокатской этики (не только в профессиональной деятельности, но и в других сферах жизни), дополнительные рычаги влияния на недобросовестных адвокатов через органы адвокатского самоуправления, в частности Квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатов (КДКА), а также ограничение доступа к адвокатуре лиц, предусмотренных профильным законом.

«Институт адвокатуры уже сейчас является профессиональным сообществом юристов. В долгосрочной перспективе отмена адвокатской монополии не приведет к достижению цели, предусмотренной законопроектом № 1013. Отмена указанных выше критериев/ограничений для лиц, представляющих интересы в судах, не повысит уровень их профессионализма, а в перспективе может снизить качество оказания правовой помощи через ослабление требований к таким лицам. Альтернативной может стать усовершенствование института адвокатуры через диджитализацию процедуры получения адвокатского свидетельства (сокращение «человеческого фактора» и, как следствие, коррупционных рисков); расширение гарантий профессиональной адвокатской деятельности; усиление ответственности адвокатов за нарушение принципов адвокатской профессии», — считает Некляев.

Читать еще:  Документы для вычета за квартиру по ипотеке

Со своей стороны, старший юрист практики разрешения национальных судебных споров юридической фирмы Integrites Юрий Сивовна акцентирует: «Адвокатская монополия – это вектор, которому следовали государство и общество в течение предыдущих пяти лет».

«Этот вектор закреплен и урегулирован в Конституции и действующем законодательстве Украины. Адвокаты в стране обеспечивают судебное представительство и защиту в судах, эта практика работает большинстве развитых стран мира. Сейчас предлагается все это перечеркнуть без вразумительных мотивов», — сказал он.

При этом, опираясь на собственную практику, юрист отметил, что с момента введения адвокатской монополии в его практике не было случаев, когда адвокатская монополия препятствовала физлицам или компаниям представлять их интересы в суде.

«Проведенная реформа всячески стимулировала судебных юристов, не имеющих адвокатского статуса, получить его путем сдачи экзамена. Адвокатское свидетельство – это не просто «корочка», это показатель профессионализма, этических обязательств и гарантий», — сказал он.

Сивовна считает, что отмена адвокатской монополии не должна входить в число приоритетных вопросов, которые необходимо решить новым парламенту и правительству Украины.

«Ключевым приоритетом для новоизбранной власти должна стать доукомплектация судов. Отсутствие профессиональных кадров в судах низших инстанций напрямую влияет на качество и сроки судопроизводства в Украине. В первую очередь следовало бы решить эту проблему, а уж затем вернуться к вопросам адвокатуры», — резюмировал юрист.

В свою очередь, управляющий партнер юридической компании «Ревелин Информейшн» Александр Кеер, считает, что существование монополии адвокатуры является весомым достижением, заимствованием положительного опыта высокоразвитых государств мира.

«Опыт нашей компании дает основания считать, что правовая помощь, оказываемая адвокатами, более качественная и квалифицированная, поскольку адвокат, кроме сдачи экзамена и прохождения стажировки, имеет высшее юридическое образование, опыт в юридической сфере, приносит присягу адвоката Украины и беспрекословно обеспечивает осуществление защиты, представительства и предоставления других видов правовой помощи на профессиональной основе», — сказал он.

Также Кеер подчеркнул, что адвокат обеспечивает защиту персональных данных о физическом лице, которыми он владеет в соответствии с законодательством по вопросам защиты персональных данных.

«Адвокат, адвокатское бюро, адвокатское объединение обеспечивают условия, исключающие доступ посторонних лиц к адвокатской тайне или ее разглашению, что, несомненно, является преимуществом предоставления правовой помощи, оказываемой именно профессиональными адвокатами», — считает юрист.

При этом он обратил внимание на отсутствие сегодня в действующем законодательстве требования к лицам, которые осуществляют юридическую деятельность.

«Преимуществом монополии адвокатуры на представительство в суде является и наличие ответственности для недобросовестных адвокатов, которая является залогом реализации права именно на профессиональную юридическую помощь, поскольку угроза наложения дисциплинарного взыскания является основанием для недопущения злоупотреблений процессуальными правами, чего не стоит ожидать от других специалистов в области права», — сказал он.

Как сообщалось, Верховная Рада отправила в Конституционный суд (КС) для получения заключения президентский законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины относительно отмены адвокатской монополии (№1013).

Согласно процедуре рассмотрения конституционных изменений, Верховная Рада должна направить соответствующий законопроект в КС для получения заключения о соответствии инициативы ст.157 и ст.158 Основного закона. После получения вывода КС парламент может предварительно одобрить (принять в первом чтении) такой законопроект не менее 226 голосами. После этого, на следующей очередной сессии, Рада может рассматривать его для принятия в целом. Для этого потребуется не менее 300 голосов парламентариев – согласно процедуре, установленной Конституцией Украины.

Адвокатская монополия. Юристы о допуске адвокатов в арбитражные и гражданские суды

Госдума приняла в третьем чтении пакет поправок в процессуальные законы, предложенный пленумом Верховного суда РФ осенью 2017 года. Самым заметным новшеством стал допуск в арбитражный и гражданский процесс только представителей с высшим юридическим образованием (по аналогии с КАС). Опрошенные «ДП» юристы разделились в оценке новеллы.

Юридический, новый, деловой. «ДП» подвел итоги рейтинга «Юрист сезона. Лето–2018»

«По результатам опросов, большинство юристов согласно с инициативой, которая будет способствовать повышению защищенности сторон от недобросовестных представителей, получению квалифицированной юридической помощи. Вероятно, указанные изменения могут сказаться на ценообразовании рынка юридических услуг. Однако никто не отменял норму, по которой представлять интересы организаций в судах могут представители в силу закона, требования о высшем юридическом образовании на которых не распространяются (например, генеральный директор компании, патентный поверенный, арбитражный управляющий, представитель профсоюза по трудовому спору). Кроме того, исключением из правила о высшем юридическом образовании представителя станут дела, которые рассматривают мировые судьи или районные суды», — отметила руководитель практики разрешения споров Rightmark Group Наталия Веревкина.

«На мой взгляд, вводимое требование судебным представителям иметь высшее юридическое образование — не более чем косметика. Во–первых, это требование не распространяется на представительство в районных судах и у мировых судей — а это львиная доля всех рассматриваемых дел в судах общей юрисдикции. Во–вторых, представительством в арбитражных судах уже давно занимаются только лица, имеющие высшее юридическое образование: штатные или привлеченные юристы и адвокаты. Оно и логично, ведь ни один разумный руководитель не поручит, например, бухгалтеру взыскивать долг по договору. Даже в тех случаях, когда у компании нет штатного юриста и небольшая цена спора не оправдывает оплату услуг консультантов, руководители обычно предпочитают самостоятельно представлять интересы своих компаний, что этим пакетом поправок не воспрещается. Маловероятно, что этот пакет поправок окажет заметное влияние на судебную практику или юридический рынок и уж точно не приведет к процессуальной революции», — считает руководитель практик «Корпоративное право и M&A» и «Разрешение споров», партнер коллегии адвокатов Pen&Paper Станислав Данилов.

«Обеспечение квалифицированной юридической помощи участникам процесса, не имеющим юридических знаний, является одним из важнейших инструментов увеличения доверия граждан к судебной системе в целом. Особенно важным было закрепить такой квалификационный ценз на уровне самых востребованных у населения и бизнеса видов судопроизводства. Между тем само по себе наличие диплома юриста у представителя — не панацея. Представляется, что квалификационный ценз должен дать системный толчок и не только привести к ограничению круга лиц, которые могут участвовать в гражданском и арбитражном процессах, но и усилить образовательные стандарты в юридических вузах, что позволит формировать по–настоящему качественное, сильное сообщество профессиональных представителей. Таким образом, важно обеспечить комплексную реформу, в том числе на уровне подготовки и отбора кадров для сообщества», — сказал юрист АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Александр Свашенко.

Читать еще:  Суд большая тульская

«Изменения отражают общую идеологию готовящейся реформы рынка правовых услуг. Введение нормы, которая допускает к административному судопроизводству только лиц с высшим юридическим образованием, является своего рода пробным шаром. Пока такого правила нет в отношении дел искового производства, дел о банкротстве, дел особого производства. Далее последуют более радикальные шаги.

В частности, предполагается, что ко всем категориям споров в качестве представителей сторон будут допускаться не просто обладатели высшего юридического образования, а только те юристы, которые обладают статусом адвоката. Речь идет о введении адвокатской монополии. С введением адвокатской монополии с рынка правовых услуг (более точно — из такого его важнейшего сегмента, каковым является сфера судебного рассмотрения споров) уйдут многочисленные «околоюристы», которые иной раз, даже не обладая юридическим образованием, сопровождают судебные дела. Следует отметить, что Россия — одно из последних государств на постсоветском пространстве, которое планирует ввести адвокатскую монополию. Попытка решения этого вопроса имела место в первой половине нулевых, и даже были внесены соответствующие изменения в АПК. Однако КСРФ признал неконституционным ограничение права назначать своим представителем в суде любое лицо», — отметил руководитель судебной практики компании DLA Piper, профессор кафедры коммерческого права СПбГУ Олег Скворцов.

«Высказываются опасения, что ограничение круга представителей может привести к изменению уровня оплаты труда юристов. Естественно, в сторону повышения. Между тем эти опасения, хотя и имеют определенные основания, вряд ли оправдаются в полной мере», — добавил эксперт.

«Юридическую монополию» одобрил пленум Верховного суда России Мнение

Пленум Верховного суда РФ, состоявшийся 3 октября, одобрил ряд законопроектов, в числе которых новелла, уже получившая в обиходе название «юридическая монополия». Суть ее в том, что в арбитражный и гражданский процесс предлагается допускать лишь представителей, имеющих высшее юридическое образование.

О том, кого коснется нововведение, о его плюсах и минусах, комментарий эксперта Романа Савичева, генерального директора ОАО « Юридическое агентство « СРВ» , которое в профессиональной сфере признано одним из крупнейших в России согласно данным рейтинга авторитетного портала Право.ру.

Нововведение, которое предложил пленум Верховного суда, в целом соответствует мировой практике. На Западе клиентов представляют в судах дипломированные юристы. А в России сегодня юридическую помощь в судах могут оказывать даже те, кто не имеет специального образования, – достаточно иметь договор и доверенность. Правда, есть исключение – уголовный процесс, где обвиняемого должен защищать только адвокат. Платный или назначенный. И в нашей стране, и за рубежом гражданину не запрещается защищать себя самому, если, например, нет денег на юриста. Я думаю, если дело несложное и человек «подкован» юридически и ему не жаль времени, то он вполне может сам отстаивать нарушенные права в суде. В остальных же случаях лучше, конечно, привлечь дипломированного специалиста.

Пленум Верховного суда РФ допускает, чтобы по просьбе законного представителя в суде участвовал поверенный, не обладающий квалификацией юриста. Он, например, будет давать устные и письменные объяснения, получать документы по делу. Статус поверенного вполне может получить главный бухгалтер или инженер в арбитражном процессе, которые сегодня, как правило, привлекаются в качестве свидетелей. Институт поверенных хорош еще и тем, что дает возможность попрактиковаться молодым специалистам или даже студентам юрфака.

Надо сказать, что законопроект «о юридической монополии», разработанный судейским сообществом, не единственный поднимающий данную проблему. Есть конкуренты, которые идут еще дальше, предлагая различные формы допуска юристов к участию в судебном процессе, – что-то вроде лицензирования и аттестации. На этой «ниве» схлестнулись интересы Ассоциации юристов России (АЮР) и Федеральной палаты адвокатов (ФПА).

В сентябре нынешнего года в Госдуму РФ внесен законопроект «Об осуществлении представительства сторон в судах», автором которого является председатель АЮР Павел Крашенинников, он же – председатель комитета ГД РФ по государственному строительству и законодательству. Идея этого документа созвучна проекту, предложенному пленумом Верховного суда РФ: ограничить круг представителей в судах профессионалами с высшим юридическим образованием. Однако Павел Крашенинников предлагает включать в этот перечень и лиц, имеющих ученую степень по юридической специальности, и иностранных юристов, и адвокатов, которые, чтобы получить лицензию на судебное представительство, должны сдать экзамен в российской общественной организации граждан, имеющих юридическое образование. АЮР уже изъявила желание выступить в роли органа, осуществляющего допуск к профессии, причем не только для иностранцев.

Законопроект Павла Крашенинникова был встречен с недоумением и отчасти враждебно Федеральной адвокатской палатой адвокатов. Дело в том, что Министерство юстиции России совместно с ФПА уже несколько лет разрабатывает концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Этот документ (его окрестили концепцией «адвокатской монополии», поскольку планировалось перейти к ведению дел в арбитражных судах только через адвокатов) уже нынешней осенью планировалось представить общественности, а затем в Госдуму РФ. Поэтому законопроект Павла Крашенинникова в ФПА оценили чуть ли не как подрыв реформы.

Что касается моего мнения, то я думаю, что, несмотря на разногласия, в новом законе, касающемся представительства в судах, будут учтены позиции всех сторон – и судейского сообщества, и Ассоциации юристов России, и Федеральной палаты адвокатов. Потому что проблема, поднятая ими, по сути, общая: интересы граждан и организаций в судах должен представлять профессионал с высшим юридическим образованием. Но при этом понятно, что само наличие такого образования отнюдь не защищает потребителей от получения неквалифицированной помощи. К сожалению, качество образования на юрфаках многих вузов не на высоте. Лично я в этом убеждаюсь, когда провожу собеседования с выпускниками, претендующими на вакансии в юридическом агентстве «СРВ». Порой «плавают» в элементарных вопросах даже обладатели красных дипломов. Куда таких в суд? Поэтому и встает вопрос о допуске юристов-представителей к судебным процессам.

Читать еще:  Ас г.москвы адрес

Трудно сказать, какая форма будет эффективнее: лицензирование, экзамен, аттестация… И самое главное, кто станет заниматься этой работой. Ясно, что это должен быть орган, которому будут доверять все стороны. Не исключаю, что своеобразные «выпускные экзамены» для представителей нужно проводить с участием судей, как это принято во многих странах Запада. Ну а пока законопроект, который мы сегодня обсуждаем, не принят, гражданам и предприятиям все-таки советую обращаться за помощью в судах не к случайным людям, обещающим по дешевке решить любую проблему, а к солидным юридическим фирмам, имеющим многолетний успешный опыт работы.

Минюст предлагает ввести адвокатскую монополию на представительство в судах

Минюст обнародовал законопроект о внесении изменений в Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», разработанный на выполнение Программы деятельности Кабмина. В случае принятия законопроекта с 1 января 2016 года будет установлена монополия адвокатов на представительство интересов в судах. Предусмотрено, что представительство интересов во всех судебных процессах вправе осуществлять исключительно адвокаты. Но эти требования не распространяются на:

1) работников органов государственной власти, органов местного самоуправления, представляющих интересы этих органов;

2) работников органов государственной власти, органов местного самоуправления, которые в соответствии с законом защищают права и свободы человека и гражданина;

3) работников предприятий, организаций, учреждений, интересы которых они представляют;

4) законных представителей в предусмотренных законом случаях.

Все так же декларируется независимость адвокатуры от государства, но устанавливается, что должен быть обеспечен специальный режим налогообложения адвокатской деятельности. Кроме того, государство обязуется выделить в судах пригодные для работы комнаты.

Минюст предлагает уточнить требования к желающим стать адвокатами: кандидат должен иметь стаж работы в сфере права не менее трех лет после получения полного высшего юридического образования (сейчас — не менее двух лет). В стаж работы в области права засчитывается:

а) работа судьи, прокурора, следователя, нотариуса;

б) работа помощника судьи, помощника адвоката;

в) работа на должностях юриста, юрисконсульта, руководителя юридической службы и других должностях в органах государственной власти, органах местного самоуправления, предприятиях, учреждениях и организациях независимо от формы собственности, если занятие такой должности требует наличия полного высшего юробразования;

г) работа педагогических или научно-педагогических работников, осуществляющих педагогическую и / или научную деятельность в средних профессионально-технических, высших учебных заведениях или учебных заведениях последипломного образования;

д) работа сотрудников научно-исследовательских учреждений;

е) работа на других должностях, в соответствии с законом требующих наличия полного высшего юридического образования;

є ) деятельность ФЛП по оказанию юридических услуг.

Законопроектом предлагается установить трехступенчатую процедуру сдачи квалификационного экзамена и стажировки. Квалификационный экзамен проводится в два этапа: теоретического и практического экзамена. Стажером адвоката может быть лицо, которое на день начала стажировки имеет действительное свидетельство о сдаче теоретического экзамена. Совет адвокатов региона назначает руководителя стажировки из числа адвокатов, адрес рабочего места которых находится в соответствующем регионе согласно Единому реестру адвокатов Украины, по собственному выбору стажера и с письменного согласия адвоката. Во время стажировки через каждые два месяца стажер составляет промежуточные отчеты, а по его результатам — конечный отчет, которые утверждаются руководителем стажировки, направляются стажером совету адвокатов региона и лично представляются им на ее заседаниях. Взнос за прохождения стажировки устанавливается советом адвокатов региона и не может превышать размера десяти минимальных зарплат на первый день стажировки. 4/5 этого взноса выплачивается советом адвокатов региона в качестве вознаграждения руководителю стажировки, 1/5 направляется на покрытие расходов, связанных с основной деятельностью совета адвокатов региона. По решению совета адвокатов региона лицо может быть освобождено от уплаты взноса за прохождение стажировки по письменному согласию руководителя.

Также предлагается установить, что свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью является документом, подтверждающим статус адвоката и предоставляет право на осуществление адвокатской деятельности. Удостоверение адвоката Украины является документом, удостоверяющим его личность.

Согласно законопроекту наименование адвокатского бюро может не включать фамилию создавшего его адвоката. Адвокатское бюро осуществляет свою деятельность без заключения трудового договора между ним и адвокатом, который его создал. Проект предусматривает, что все вопросы деятельности адвокатского объединения, а также вопрос взаимоотношений между членами адвокатского объединения регулируются уставом и договором между ними (партнерским соглашением).

Помощнику адвоката советом адвокатов региона может быть выдано удостоверениепо обращению адвоката, адвокатского бюро или адвокатского объединения, заключивших трудовой договор с ним. Сведения о помощнике адвоката вносятся в Единый реестр адвокатов Украины.

Съезду адвокатов Украины может быть предоставлено право утверждения символики адвокатуры. Адвокат может осуществлять свою профессиональную деятельность в мантии и с нагрудным знаком. Образец мантии и нагрудного знака утверждается Съездом адвокатов Украины.

Минюст предлагает установить обязательное требование относительно подачи адвокатом сведений в Единый реестр адвокатов Украины с целью подтверждения права на занятие адвокатской деятельностью.

Также законопороект предусматривает:

— расширение и усиление профессиональных прав адвоката и гарантий адвокатской деятельности (в частности, предлагается подкрепить принцип равенства сторон в уголовном производстве соответствующими процессуальными возможностями адвоката, прежде всего — по сбору доказательств);

— усовершенствование положений об адвокатском запросе (запрос может быть направлен ФЛП по вопросам, связанным с осуществлением предпринимательской деятельности);

— детализацию понятия вознаграждения адвоката;

— сбалансирование полномочий между съездом адвокатов Украины, Советом адвокатов Украины;

— оптимизацию количества и повышение независимости ревизионных комиссий адвокатуры;

— ограничение, во избежание злоупотреблений, круг субъектов, которые могут инициировать привлечение адвоката к дисциплинарной ответственности.

Кроме того, предлагается предоставить адвокатам право на приобретение средств активной обороны в Украине (пистолетов и револьверов, предназначенных для отстрела патронов с резиновыми пулями). Отметим, по результатам опроса, проведенного ЮРЛИГОЙ, инициативу по разрешению адвокатам огнестрельного оружия поддержало большинство пользователей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector