Оспаривание сделок должника в исполнительном производстве

Может ли кредитор оспорить сделку о продаже имущества должником

Время на чтение: 5 мин.

Спросить юриста быстрее. Это бесплатно!

Может ли кредитор оспорить продажу имущества должником? Да, в некоторых случаях это возможно, если должник пытается умышленно скрыть собственность и уйти от исполнения своего обязательства. Оспариваются притворные сделки, направленные как раз на преднамеренное неисполнение условий договора.

На практике такие ситуации – не редкость. Выиграть суд – это только начало процесса восстановления справедливости, необходимо ещё и исполнить судебное решение. Но что делать, если у должника отсутствует имущество? Можно попытаться пересмотреть последние по времени договоры. Возможно, они являются притворными сделками.

Как должники скрывают имущество от взыскания

Любой кредитор ставит своей целью возврат средств от должника. Для этого предпринимаются разные действия, начиная от досудебного урегулирования и заканчивая обращением в суд. Однако выигранный суд ещё не означает, что средства будут выплачены, а решение – исполнено.

Некоторые должники стараются всеми способами препятствовать возврату. Причины могут быть разные, от отсутствия свободных средств до простого нежелания исполнять свои обязательства, но суть одна – они делают всё возможное, чтобы препятствовать взысканию.

К наиболее распространённым вариантам относят:

  1. имущество продаётся третьим лицам. Например, у должника имеется машина, которая может быть арестована и впоследствии продана в случае начала исполнительного производства. Чаще всего продажа имеет чисто формальный характер, реальные денежные средства не передаются;
  2. дарение. Такой договор позволяет передать вещь лицу безвозмездно. При уходе от взыскания, сделка заключается с близкими людьми, например, с родственником, супругом и так далее;
  3. заключение мирового соглашения. Более сложный вариант, но на практике он используется также часто. Используется, преимущественно, с движимым имуществом, залог которого не требует государственной регистрации и иных действий. Заключается договор залога и указывается срок более ранний, чем договор с кредитором. Далее, кредитор по мнимому обязательству подаёт в суд, после чего стороны заключают мировое соглашение о передаче имущества, в счёт долга.

Должники, чаще всего, понимают, что безвозмездную сделку оспорить проще всего, поэтому дарение, в таких случаях, используется редко. Третий вариант, зачастую, представляется слишком сложным и требует большего количества шагов. Поэтому, на практике, для ухода от исполнения обязательства, используется купля-продажа.

Признание сделки мнимой или недействительной

Кредитор может признать сделку мнимой лишь в исключительных случаях, когда взыскание средств невозможно иными способами. Об этом говорит пункт 78 Постановления Пленума ВС № 25 от 23.06.2015 года. На практике, в некоторых случаях, такой вариант остаётся единственным, который позволит восстановить кредитора в правах. Иное имущество у должника может отсутствовать вовсе.

Суды отмечали возможность признания сделки мнимой в подобных случаях уже не раз. Например, в Постановлении Президиума ВАС № 6136/11. Суды предыдущих инстанций также поддерживают подобную возможность, однако, на практике всё гораздо сложнее. Доказать мнимость сделки не всегда представляется возможным.

Признать сделку мнимой можно только через суд. При этом необходимо, чтобы истец обратился в суд в пределах срока исковой давности, который рассчитывается с момента, когда он узнал или должен был узнать о факте нарушения его права (статья 181 ГК РФ).

Условия, при которых сделки могут быть признаны притворными и мнимыми, определяются в статье 170 ГК РФ. Мнимая сделка совершается, чтобы создать ложные последствия, а притворная скрывает реальную. В любом случае, последствие одно – договор считается недействительным.

Мнимость или притворность сделки можно доказать в следующих случаях:

  • фактически имущество не перемещалось, а осталось у первоначального собственника;
  • контроль над объектом или правом остался у должника;
  • совершение сделки экономически невозможно, например, новый собственник не может объяснить, откуда у него имеется крупная сумма на покупку объекта;
  • договор считается экономически нецелесообразным;
  • условия заключения договора существенно отличаются от рыночных.

Наличия одного из признаков ещё недостаточно для признания сделки мнимой, важен комплекс обстоятельств и факторов, на основании которых можно сделать выводы.

Оспаривание сделок при банкротстве должника

Банкротство физлица возможно, если размер его долгов является существенным (от 500 тысяч рублей), а обязательства не исполняются в течение нескольких месяцев. Последствий у данной процедуры много, в первую очередь – это реализация имущества, принадлежащего должнику, для покрытия его обязательств. Но есть ещё один момент – кредитор может настаивать на признании сделок, заключенных в предыдущие три года, недействительными.

Возможность оспаривания сделок должника не говорит о том, что любой его договор, заключенный в течение трёх лет, автоматически будет признан недействительным. Оспорить можно лишь подозрительные операции, которые реально были направлены на уход от исполнения обязательств.

При банкротстве можно оспорить:

  • сделки с неравноценным встречным исполнением (пункт 1 статьи 61.2 ФЗ № 127 «О несостоятельности (банкротстве)»). Речь идёт, например, о договорах с несоответствующей рынку ценой;
  • сделки, направленные на причинение ущерба кредитору (пункт 2 статьи 61.2 ФЗ-127);
  • договор, по которому одному из кредиторов сделано предпочтение перед другими (статья 61.3 127-ФЗ).

Например, если недвижимость была продана по подозрительно низкой цене, то кредитор вправе её оспорить. После вынесения судебного решения имущество будет включено в конкурсную массу, за его счёт будет реализовываться выплата возмещения кредиторам в порядке очерёдности.

Ссылка на документ: Федеральный закон № 127-ФЗ от 26.10.2002 г. «О несостоятельности (банкротстве)»

Кто может обратиться в суд

Если исполнительное производство ещё не было возбуждено, то с заявлением о признании сделки недействительной должен обратиться сам кредитор, то есть заинтересованное лицо. Если же исполнительный лист был получен и направлен в службу судебных приставов, то вариантов становится два – кредитор и пристав, который ведёт судебный процесс.

Если пристав не спешит выполнять подобные действия, можно обратиться с жалобой на него в вышестоящий орган или в суд. Ещё один вариант, который представляется более эффективным, заключается в самостоятельной подаче иска.

Подведём итоги

Кредитор может получить возмещение за счёт имущества должника. Сделать это не всегда возможно, так как собственность может отсутствовать у гражданина по различным причинам. Кредитор может попытаться оспорить договоры, заключенные в крайние три года, если считает, что должник заключил их умышленно, уклоняясь от выполнения своего обязательства.

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В ПРОЦЕДУРЕ БАНКРОТСТВА

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В ПРОЦЕДУРЕ БАНКРОТСТВА

28 апреля 2009 г. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» был дополнен гл. III.1 «Оспаривание сделок должника». Данная глава позволила арбитражным управляющим в процедурах банкротства должника оспаривать различные сделки должника за определенный период времени, предшествующий подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).

Пленумом ВАС в Постановлении от 23 декабря 2010 г. N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» даны разъяснения, по которым к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу п. 1 ст. 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» могут быть признаны недействительными по правилам гл. III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в том числе на основании ст. ст. 61.2 или 61.3), могут, в частности, относиться: сделанное кредитором должника заявление о зачете; списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента-должника в счет погашения задолженности клиента перед банком или перед другими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк исполнительного листа; перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника или списанных со счета должника; оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

Реже всего арбитражные управляющие обращаются с исковым заявлением о признании следующей сделки в отношении имущества должника недействительной, а именно оставлении за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

С момента разъяснений, данных Пленумом ВАС 23 декабря 2010 г., сформировалась определенная судебная практика по данному вопросу, позволяющая сделать вывод, что оставление предмета залога в исполнительном производстве считается сделкой, приведшей к тому, что отдельному кредитору оказано большее предпочтение перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Например. На основании исполнительного листа судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство о взыскании с должника в пользу банка суммы задолженности по кредиту, процентов и обратил взыскание на имущество, являющееся предметом залога по кредитному договору.

После проведенных повторных торгов 16 марта 2010 г. судебный пристав-исполнитель подготовил предложение имущества взыскателю (банку) в соответствии со ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», которое было адресовано банку, с предложением оставить за собой имущество должника по цене на двадцать пять процентов ниже первоначальной продажной цены. В тот же день судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о проведении государственной регистрации на взыскателя (банка) права собственности на имущество (имущественные права) должника, которое вступило в силу с 26 марта 2010 г. 16 апреля 2010 г. судебным приставом-исполнителем подписан акт приема-передачи взыскателю (банку) имущества, указанного в исполнительном производстве. 13 мая 2010 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о праве собственности банка в отношении недвижимого имущества.

Данные действия судебного пристава-исполнителя и стали предметом спора.

27 февраля 2010 г. арбитражным судом принято заявление сторонней организации о признании должника несостоятельным (банкротом). 13 мая 2010 г. в отношении должника введена процедура наблюдения. 17 декабря 2010 г. и. о. конкурсного управляющего должника подал исковое заявление на основании ст. ст. 61.1, 61.2, 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» о признании недействительной сделки оставления за банком в исполнительном производстве имущества должника на основании акта приема-передачи взыскателю (банку) имущества должника и просил признать недействительным оставление имущества за собой, применить последствия недействительной сделки, вернуть имущество должнику. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований. Суд апелляционной инстанции удовлетворил требования конкурсного управляющего частично. Сделка по оставлению за взыскателем имущества должника в исполнительном производстве была признана недействительной.

Читать еще:  Как вернуть 13

Суд обязал банк перечислить 20% от стоимости имущества должнику. В выполнении остальной части требований было отказано. ВАС отказал в передаче дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора постановление апелляционного суда (Постановление Девятнадцатого ААС от 28.07.2011 по делу N А35-1937/2010).

Данное Постановление является ярким показателем возможности оспаривания оставления предмета залога залогодержателем в исполнительном производстве.

Стоит рассмотреть более детально возможность применения ст. ст. 61.2 и 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» к оспариванию арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

На основании ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

На сегодняшний день отсутствует положительная практика по оспариванию арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога. Это связано с особенностями реализации имущества должника в ходе исполнительного производства и соотношением реализации имущества должника в ходе процедур банкротства. Данная норма направлена на оспаривание сделок должника, совершенных должником по продаже, передаче имущества должника при неравноценном встречном обязательстве, причинении вреда имущественным правам кредиторов, совершении сделки с заинтересованностью или совершении безвозмездно. В ходе же исполнительного производства для реализации предмета залога должник участия не принимает. Для реализации имущества в исполнительном производстве привлекаются специализированные предприятия, которые осуществляют оценку имущества должника и занимаются ее реализацией.

Фактически данные организации ничем не отличаются от организаций, привлекаемых арбитражным управляющим в ходе исполнения им обязанностей конкурсного или внешнего управляющего в процедурах банкротства должника.

Судебный пристав-исполнитель на основании ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обязан привлечь в течение месяца со дня обнаружения имущества должника оценщика для оценки, что аналогично обязанностям арбитражного управляющего, указанным, например, в ст. 130 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Судебный пристав-исполнитель на основании ст. 89 Федерального закона «Об исполнительном производстве» реализует на торгах имущество должника с привлечением организации или лица, имеющего в соответствии с законодательством Российской Федерации, право проводить торги по соответствующему виду имущества. Аналогичные действия проводит арбитражный управляющий по продаже имущества должника на основании ст. 110 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, судебный пристав-исполнитель не является заинтересованным лицом ни для одной стороны. На основании ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Таким образом, оспаривание оставления имущества на основании ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не представляется возможным.

Оспаривание оставления имущества в исполнительном производстве

Оспаривание арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога на основании ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является возможным, что подтверждается судебной практикой. В соответствии со ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» происходит разделение оспаривания сделок должника в зависимости от времени совершения данных сделок.

Сделка, совершенная должником за 6 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной. Однако одним из обязательных признаков является наличие следующего условия: сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами либо кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Однако данное условие делает невозможным оспаривание действий судебного пристава по оставлению взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, ведь судебный пристав-исполнитель действует только на основании вступившего в силу судебного акта и выданного на его основе исполнительного листа.

Следовательно, оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога возможно оспорить лишь на основании п. п. 1, 2 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Так почему же оставление предмета залога в исполнительном производстве считается сделкой, приведшей к тому, что отдельному кредитору оказано большее предпочтение перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований?

Рассмотрим два возможных варианта: оставление взыскателем в исполнительном производстве имущества должника и оставление залогодержателем залогового имущества в исполнительном производстве за собой.

1. В соответствии с п. 3 ст. 92 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае объявления вторичных торгов несостоявшимися судебный пристав-исполнитель направляет залогодержателю предложение оставить имущество за собой с дисконтом в 25% от первоначальной продажной цены. В данном случае залогодержатель не перечисляет какие-либо средства должнику, а только оставляет имущество за собой. Однако в случае продажи данного имущества на основании ст. ст. 110, 111, 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» залогодержатель оставляет предмет залога за собой с дисконтом в 20% от первоначальной продажной цены и обязан, в случае изъявления желания, оставить имущество за собой, перечислить денежные средства в размере 20% либо 30% от конечной цены реализации на специальный счет должника, откуда происходит распределение денежных средств на вознаграждение арбитражного управляющего, погашение текущих платежей и кредиторов первой и второй очереди. Наличие кредиторов первой и второй очереди является обязательным условием, позволяющим оспаривать совершенные сделки. В отсутствие кредиторов первой и второй очереди суды отказывают в удовлетворении исковых требований, ведь основанием для признания сделки недействительной является нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, что невозможно при их отсутствии. Согласно п. 2.1 ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» денежные средства, оставшиеся после полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов. Следовательно, при отсутствии кредиторов первой-второй очереди 95% или 90% денежных средств направляются залоговому кредитору.

2. Оставление взыскателем имущества должника в исполнительном производстве на основании п. п. 1, 2 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является сделкой, оспаривание которой не требует особых сложностей. Оставляя имущество за собой, взыскатель автоматически удовлетворяет свои требования раньше других кредиторов, происходит нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов должника. Суды, применяя последствия недействительности сделки, обязывают взыскателя возвратить в конкурсную массу имущество должника, принятое взыскателем в счет погашения задолженности должника.

Пример из практики. Судебный пристав-исполнитель в рамках сводного исполнительного производства передал одному из взыскателей часть арестованного имущества должника, о чем был составлен акт передачи нереализованного имущества должника в счет погашения долга, датированный 6 ноября 2009 г. Данный документ и был предметом спора.

17 июля 2009 г. принято заявление о признании должника несостоятельным, банкротом. 12 октября 2009 г. в отношении должника введена процедура наблюдения. 16 марта 2010 г. в отношении должника введено внешнее управление.

Внешний управляющий, полагая, что данное действие судебного пристава-исполнителя является сделкой, совершенной другими лицами за счет должника, просил суд признать его недействительным, поскольку данная сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора, влечет за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований на основании ст. ст. 61.1, 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявителем избран один из допустимых способов защиты своих прав, совершенная сделка повлекла за собой предпочтительное удовлетворение задолженности одного из кредиторов должника, признал акт передачи нереализованного имущества взыскателю, вынесенный судебным приставом-исполнителем, недействительным, а также применил последствия недействительности сделки, обязав взыскателя вернуть в конкурсную массу переданное имущество. Апелляционная инстанция определение отменила, заявление внешнего управляющего оставлено без рассмотрения. Федеральный арбитражный суд постановление апелляционной инстанции отменил, дело направлено на новое рассмотрение. В последующем судебном акте апелляционная инстанция определение суда первой инстанции оставляет в силе.

Успешное оспаривание арбитражным управляющим оставления за собой имущества взыскателем либо залогодателем носит негативный характер для лица, оставившего имущество в исполнительном производстве. Однако взыскатель или залогодержатель не теряет право получить возмещение своей задолженности путем включения в реестр требований кредиторов должника. Сложность заключается в том, что до подачи заявления о включении в реестр требований должника необходимо передать имущество обратно в собственность должника и доказать документарно данный возврат. Кроме того, срок на включение в реестр требований кредиторов составляет два месяца со дня вынесения судебного акта об оспаривании данных сделок.

Обзор судебной практики на основании постановлений Высшего арбитражного суда Российской Федерации и Верховного суда Российской Федерации по проблемным вопросам применения законодательства об исполнительном производстве в 2013 году

1. Судебный пристав-исполнитель вправе по приостановленному исполнительному производству совершать исполнительные действия, в том числе арест имущества должника.

Постановлением Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 г. по делу № 3498/12 признаны законными действия судебного пристава-исполнителя по аресту имущества должника-организации и передаче его на хранение третьему лицу по приостановленному исполнительном производству по следующим основаниям.

Последствия приостановления исполнительного производства регламентированы ФЗ «Об исполнительном производстве».

В соответствии с частью 6 статьи 45 Закона об исполнительном производстве по приостановленному исполнительному производству до его возобновления не допускается применение только мер принудительного исполнения. Каких-либо других ограничений, в том числе по совершению иных исполнительных действий, Закон не содержит.

Оспариваемые действия и акты судебного пристава-исполнителя были осуществлены в целях обеспечения сохранности имущества должника, которое подлежало передаче взыскателю, поэтому они не нарушали определение суда апелляционной инстанции о приостановлении исполнительных производств, так как являлись не мерами принудительного исполнения, а выступали своего рода обеспечительными мерами, гарантирующими возможность исполнения судебного акта после возобновления исполнительных производств.

Совершенные судебным приставом-исполнителем обеспечительные меры также не нарушали прав и законных интересов должника, поскольку арестованное имущество было изъято и передано на ответственное хранение лицу, с которым служба судебных приставов заключила договор на оказание услуг по хранению, и эти действия не являлись принудительным исполнением исполнительного документа.

Должник вправе после прекращения исполнительных производств получить свое имущество, освободившееся от ареста.

2. Отказ должника в получении свидетельства о праве на наследство не является препятствием для обращения взыскания на наследуемое имущество.

Читать еще:  Вернуть 13 процентов за кредит наличными

Взыскатель обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на имущество, которое принадлежит должнику-наследнику, поскольку должник уклоняется от получения свидетельства о праве на наследство с целью затруднения возможности обращения взыскания на имущество. Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении указанного заявления, полагая, что ГК РФ либо иным федеральным законом не предусмотрено нормы, обязывающей наследника в обязательном порядке оформить свои права на наследственное имущество, а также не установлен срок, в течение которого указанные действия должны быть им совершены.

Верховный суд РФ определением от 24.04.2012 г. № 18-В12-9 отменил указанные судебные акты по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Как разъяснено в пункте 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», если наследодателю принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику независимо от государственной регистрации права на недвижимость. Право собственности на недвижимое имущество в случае принятия наследства возникает со дня открытия наследства ( пункт 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1153 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В силу пункта 2 статьи 1157 Гражданского кодекса Российской Федерации наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154) , в том числе в случае, когда он уже принял наследство.

Согласно пункту 1 статьи 1163 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельство о праве на наследство выдается наследникам в любое время по истечении шести месяцев со дня открытия наследства, за исключением случаев, предусмотренных указанным Кодексом .

Таким образом, как следует из смысла указанных норм, наследник, принявший наследство и не отказавшийся от него в течение срока, установленного для принятия наследства, считается собственником этого имущества с момента открытия наследства независимо от времени получения свидетельства о праве на наследство и момента государственной регистрации права собственности на наследственное имущество.

Согласно части 4 статьи 69 Федерального закона от 2 октября2007 г. N 229-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) «Об исполнительном производстве» при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

Соответственно, по истечении шести месяцев с момента открытия наследства взыскатель не лишен права обратиться в суд с заявлением об обращении взыскания на принятое должником наследственное имущество, в отношении которого последним не получено свидетельство о праве на наследство и не произведена регистрация права собственности.

3. Предоставление судебному приставу-исполнителю должниками договоров купли-продажи, дарения и др., в целях подтверждения принадлежности имущества третьим лицам, не является безусловным основанием для снятия ареста.

Постановлением Президиума ВАС РФ от22.032012 г. № 6136/11 признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя о снятии ареста с недвижимого имущества должника, поскольку предоставленный судебному приставу-исполнителю договор купли-продажи является мнимой сделкой.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения ей создать соответствующие правовые последствия, ничтожна.

Мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому такие сделки недействительны согласно положениям п. 1 ст. 166 ГК РФ независимо от признания их судом. В этой связи суд может констатировать факт недействительности ничтожной сделки не только в рамках отдельного искового производства, н6о и при рассмотрении иных споров, если придет к выводу о том, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по делу.

Таким образом, если судебный пристав-исполнитель усматривает признаки мнимости сделки, совершенной в отношении арестованного имущества, основания для снятия ареста отсутствуют. Суд вправе применить последствия недействительности сделки в рамках рассмотрения дела об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста, либо в рамках иска об исключении имущества их акта описи (ареста).

При оценке обстоятельства, указывающих на мнимый характер сделки, суд учел следующее.

В момент составления акта о наложении ареста на имущества представитель должника, присутствующий при совершении исполнительных действий, не заявлял возражений относительно принадлежности этого имущества другому лицу.

Судебному приставу-исполнителю не представлены документы, подтверждающие оплату стоимости имущества.

Согласно условиям договора имущество подлежало передаче третьему лицу по акту приема-передачи в месте его нахождения по адресу, по которому был произведен арест. На дату совершения исполнительных действий в виде составления описи и наложения ареста, имущество поименованное в договоре купли-продажи, несмотря на составление соответствующего акта приема-передачи, не передавалось, продолжая оставаться в месте его первоначального фактического нахождения.

Указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что представленный судебному приставу-исполнителю договор купли-продажи является мнимой сделкой, поскольку у сторон при его заключении не было реальных намерений создать соответствующие правые последствия, поэтому основания для снятия ареста с имущества должника отсутствовали.

На основании изложенного, необходимо оценивать представляемые должниками договоры на предмет выявления признаков мнимости сделки.

4. Стороны исполнительного производства имеют право самостоятельно оспорить в суде сведения, содержащиеся в отчете оценщика.

Президиум ВАС РФ пересмотрена высказанная ранее правовая позиция относительно отсутствия возможности оспаривания отчета оценщика в исполнительном производстве. Складывающаяся до сегодняшнего дня судебная практика арбитражных судов порождала большое количество удовлетворенных жалоб о признании незаконными постановлений судебных приставов-исполнителей о принятии результатов оценки и в последующем являлась основанием для удовлетворения многомиллионных имущественных требований к Службе.

В указанном Постановлении от 23.10.2012 г. № 6083/12 Президиум Высшего Арбитражного Суда Ивановской области Российской Федерации указал, что с учетом действующего законодательства об исполнительном производстве и оценочной деятельности оспаривание величины стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, может осуществляться путем предъявления отдельного иска к оценочной организации.

В Промышленный районный суд г. Ставрополя обратилась гржданска П. с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи или имущественного права.

П. указала, что оценка арестованного имущества значительно занижена, и просила суд признать незаконным постановление об оценке вещи или имущественного права.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из следующего. Согласно ст. 13 ГК РФ постановление судебного пристава-исполнителя может быть признано недействительным при соблюдении одновременно двух условий: оспариваемый акт не соответствует закону или иным нормативным правовым актам и нарушает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки вещи, стоимость которой по предварительной оценке превышает тридцать тысяч рублей.

Согласно п. 3 ч. 4 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» если судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то судебный пристав-исполнитель выносит постановление об оценке вещи или имущественного права не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика.

Судом установлено, что судебный пристав-исполнитель при проведении процедуры оценки действовал в соответствии с законом.

Судом также указано, что в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 85 указанного закона заявительница имела право оспорить в суде стоимость объекта оценки. Право оспорить сведения, содержащиеся в отчете, также установлено ст. 13 ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Заявитель своим право не воспользовался, иного отчет судебному приставу и суду не представлено.

Время создания/изменения документа: 15 апреля 2016 12:11 / 15 апреля 2016 13:29

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

ОСПАРИВАНИЕ СДЕЛОК ДОЛЖНИКА В ПРОЦЕДУРАХ БАНКРОТСТВА

28 апреля 2009 г. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» был дополнен гл. III.1 «Оспаривание сделок должника». Данная глава позволила арбитражным управляющим в процедурах банкротства должника оспаривать различные сделки должника за определенный период времени, предшествующий подаче заявления о признании должника несостоятельным (банкротом).

Пленумом ВАС в Постановлении от 23 декабря 2010 г. N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» даны разъяснения, по которым к сделкам, совершенным не должником, а другими лицами за счет должника, которые в силу п. 1 ст. 61.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» могут быть признаны недействительными по правилам гл. III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (в том числе на основании ст. ст. 61.2 или 61.3), могут, в частности, относиться: сделанное кредитором должника заявление о зачете; списание банком в безакцептном порядке денежных средств со счета клиента-должника в счет погашения задолженности клиента перед банком или перед другими лицами, в том числе на основании представленного взыскателем в банк исполнительного листа; перечисление взыскателю в исполнительном производстве денежных средств, вырученных от реализации имущества должника или списанных со счета должника; оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

Реже всего арбитражные управляющие обращаются с исковым заявлением о признании следующей сделки в отношении имущества должника недействительной, а именно оставлении за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

С момента разъяснений, данных Пленумом ВАС 23 декабря 2010 г., сформировалась определенная судебная практика по данному вопросу, позволяющая сделать вывод, что оставление предмета залога в исполнительном производстве считается сделкой, приведшей к тому, что отдельному кредитору оказано большее предпочтение перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований.

Например. На основании исполнительного листа судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство о взыскании с должника в пользу банка суммы задолженности по кредиту, процентов и обратил взыскание на имущество, являющееся предметом залога по кредитному договору.

Читать еще:  Если не могу платить кредит что делать

После проведенных повторных торгов 16 марта 2010 г. судебный пристав-исполнитель подготовил предложение имущества взыскателю (банку) в соответствии со ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве», которое было адресовано банку, с предложением оставить за собой имущество должника по цене на двадцать пять процентов ниже первоначальной продажной цены. В тот же день судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о проведении государственной регистрации на взыскателя (банка) права собственности на имущество (имущественные права) должника, которое вступило в силу с 26 марта 2010 г. 16 апреля 2010 г. судебным приставом-исполнителем подписан акт приема-передачи взыскателю (банку) имущества, указанного в исполнительном производстве. 13 мая 2010 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним сделана запись о праве собственности банка в отношении недвижимого имущества.

Данные действия судебного пристава-исполнителя и стали предметом спора.

27 февраля 2010 г. арбитражным судом принято заявление сторонней организации о признании должника несостоятельным (банкротом). 13 мая 2010 г. в отношении должника введена процедура наблюдения. 17 декабря 2010 г. и. о. конкурсного управляющего должника подал исковое заявление на основании ст. ст. 61.1, 61.2, 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» о признании недействительной сделки оставления за банком в исполнительном производстве имущества должника на основании акта приема-передачи взыскателю (банку) имущества должника и просил признать недействительным оставление имущества за собой, применить последствия недействительной сделки, вернуть имущество должнику. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований. Суд апелляционной инстанции удовлетворил требования конкурсного управляющего частично. Сделка по оставлению за взыскателем имущества должника в исполнительном производстве была признана недействительной.

Суд обязал банк перечислить 20% от стоимости имущества должнику. В выполнении остальной части требований было отказано. ВАС отказал в передаче дела в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора постановление апелляционного суда (Постановление Девятнадцатого ААС от 28.07.2011 по делу N А 35-1937/2010).

Данное Постановление является ярким показателем возможности оспаривания оставления предмета залога залогодержателем в исполнительном производстве.

Стоит рассмотреть более детально возможность применения ст. ст. 61.2 и 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» к оспариванию арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога.

На основании ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

На сегодняшний день отсутствует положительная практика по оспариванию арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога. Это связано с особенностями реализации имущества должника в ходе исполнительного производства и соотношением реализации имущества должника в ходе процедур банкротства. Данная норма направлена на оспаривание сделок должника, совершенных должником по продаже, передаче имущества должника при неравноценном встречном обязательстве, причинении вреда имущественным правам кредиторов, совершении сделки с заинтересованностью или совершении безвозмездно. В ходе же исполнительного производства для реализации предмета залога должник участия не принимает. Для реализации имущества в исполнительном производстве привлекаются специализированные предприятия, которые осуществляют оценку имущества должника и занимаются ее реализацией.

Фактически данные организации ничем не отличаются от организаций, привлекаемых арбитражным управляющим в ходе исполнения им обязанностей конкурсного или внешнего управляющего в процедурах банкротства должника.

Судебный пристав-исполнитель на основании ст. 85 Федерального закона «Об исполнительном производстве» обязан привлечь в течение месяца со дня обнаружения имущества должника оценщика для оценки, что аналогично обязанностям арбитражного управляющего, указанным, например, в ст. 130 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Судебный пристав-исполнитель на основании ст. 89 Федерального закона «Об исполнительном производстве» реализует на торгах имущество должника с привлечением организации или лица, имеющего в соответствии с законодательством Российской Федерации, право проводить торги по соответствующему виду имущества. Аналогичные действия проводит арбитражный управляющий по продаже имущества должника на основании ст. 110 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)». Кроме того, судебный пристав-исполнитель не является заинтересованным лицом ни для одной стороны. На основании ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а также в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Таким образом, оспаривание оставления имущества на основании ст. 61.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не представляется возможным.

Оспаривание оставления имущества в исполнительном производстве

Оспаривание арбитражным управляющим оставления за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога на основании ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является возможным, что подтверждается судебной практикой. В соответствии со ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» происходит разделение оспаривания сделок должника в зависимости от времени совершения данных сделок.

Сделка, совершенная должником за 6 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана арбитражным судом недействительной. Однако одним из обязательных признаков является наличие следующего условия: сделка привела или может привести к удовлетворению требований, срок исполнения которых к моменту совершения сделки не наступил, одних кредиторов при наличии не исполненных в установленный срок обязательств перед другими кредиторами либо кредитору или иному лицу, в отношении которого совершена такая сделка, было известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.

Однако данное условие делает невозможным оспаривание действий судебного пристава по оставлению взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога, ведь судебный пристав-исполнитель действует только на основании вступившего в силу судебного акта и выданного на его основе исполнительного листа.

Следовательно, оставление за собой взыскателем в исполнительном производстве имущества должника или залогодержателем предмета залога возможно оспорить лишь на основании п. п. 1, 2 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Так почему же оставление предмета залога в исполнительном производстве считается сделкой, приведшей к тому, что отдельному кредитору оказано большее предпочтение перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований?

Рассмотрим два возможных варианта: оставление взыскателем в исполнительном производстве имущества должника и оставление залогодержателем залогового имущества в исполнительном производстве за собой.

1. В соответствии с п. 3 ст. 92 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае объявления вторичных торгов несостоявшимися судебный пристав-исполнитель направляет залогодержателю предложение оставить имущество за собой с дисконтом в 25% от первоначальной продажной цены. В данном случае залогодержатель не перечисляет какие-либо средства должнику, а только оставляет имущество за собой. Однако в случае продажи данного имущества на основании ст. ст. 110, 111, 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» залогодержатель оставляет предмет залога за собой с дисконтом в 20% от первоначальной продажной цены и обязан, в случае изъявления желания, оставить имущество за собой, перечислить денежные средства в размере 20% либо 30% от конечной цены реализации на специальный счет должника, откуда происходит распределение денежных средств на вознаграждение арбитражного управляющего, погашение текущих платежей и кредиторов первой и второй очереди. Наличие кредиторов первой и второй очереди является обязательным условием, позволяющим оспаривать совершенные сделки. В отсутствие кредиторов первой и второй очереди суды отказывают в удовлетворении исковых требований, ведь основанием для признания сделки недействительной является нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов, что невозможно при их отсутствии. Согласно п. 2.1 ст. 138 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» денежные средства, оставшиеся после полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди, направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества должника требований конкурсных кредиторов. Следовательно, при отсутствии кредиторов первой-второй очереди 95% или 90% денежных средств направляются залоговому кредитору.

2. Оставление взыскателем имущества должника в исполнительном производстве на основании п. п. 1, 2 ст. 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» является сделкой, оспаривание которой не требует особых сложностей. Оставляя имущество за собой, взыскатель автоматически удовлетворяет свои требования раньше других кредиторов, происходит нарушение очередности удовлетворения требований кредиторов должника. Суды, применяя последствия недействительности сделки, обязывают взыскателя возвратить в конкурсную массу имущество должника, принятое взыскателем в счет погашения задолженности должника.

Пример из практики. Судебный пристав-исполнитель в рамках сводного исполнительного производства передал одному из взыскателей часть арестованного имущества должника, о чем был составлен акт передачи нереализованного имущества должника в счет погашения долга, датированный 6 ноября 2009 г. Данный документ и был предметом спора.

17 июля 2009 г. принято заявление о признании должника несостоятельным, банкротом. 12 октября 2009 г. в отношении должника введена процедура наблюдения. 16 марта 2010 г. в отношении должника введено внешнее управление.

Внешний управляющий, полагая, что данное действие судебного пристава-исполнителя является сделкой, совершенной другими лицами за счет должника, просил суд признать его недействительным, поскольку данная сделка, совершенная должником в отношении отдельного кредитора, влечет за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами в отношении удовлетворения требований на основании ст. ст. 61.1, 61.3 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что заявителем избран один из допустимых способов защиты своих прав, совершенная сделка повлекла за собой предпочтительное удовлетворение задолженности одного из кредиторов должника, признал акт передачи нереализованного имущества взыскателю, вынесенный судебным приставом-исполнителем, недействительным, а также применил последствия недействительности сделки, обязав взыскателя вернуть в конкурсную массу переданное имущество. Апелляционная инстанция определение отменила, заявление внешнего управляющего оставлено без рассмотрения. Федеральный арбитражный суд постановление апелляционной инстанции отменил, дело направлено на новое рассмотрение. В последующем судебном акте апелляционная инстанция определение суда первой инстанции оставляет в силе.

Успешное оспаривание арбитражным управляющим оставления за собой имущества взыскателем либо залогодателем носит негативный характер для лица, оставившего имущество в исполнительном производстве. Однако взыскатель или залогодержатель не теряет право получить возмещение своей задолженности путем включения в реестр требований кредиторов должника. Сложность заключается в том, что до подачи заявления о включении в реестр требований должника необходимо передать имущество обратно в собственность должника и доказать документарно данный возврат. Кроме того, срок на включение в реестр требований кредиторов составляет два месяца со дня вынесения судебного акта об оспаривании данных сделок.

Подпишитесь на 9111.ru в Яндекс.Новостях Подписаться

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector