Отстранение конкурсного управляющего судебная практика

ОТСТРАНЕНИЕ КОНКУРСНОГО УПРАВЛЯЮЩЕГО

Фигура конкурсного управляющего играет ключевую роль в процедуре конкурсного производства при банкротстве предприятия.
Согласно ч. 3 ст. 129 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. № 126-ФЗ (далее – Закон о банкротстве), конкурсный управляющий вправе, помимо прочего, распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены, увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом, заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном статьей 102 Закона о банкротстве.
Очевидно, что распорядиться такими широкими полномочиями можно по-разному, в том числе и в ущерб интересам конкурсных кредиторов. Для того, чтобы не допустить подобных ситуаций статья 145 Закона о банкротстве предусматривает возможность отстранить конкурсного управляющего от исполнения им своих обязанностей.

Согласно данной норме, конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей:

1) на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей;
2) в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов.
3) в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.

Президиумом Высшего Арбитражного Суда в Информационном письме № 150 от 22 мая 2012 г. «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с отстранением конкурсных управляющих» даны рекомендации по вопросам применения ст. 145 Закона о банкротстве.

Опираясь на разъяснения, данные ВАС РФ, и примеры судебной практики следует обратить внимание на следующие особенности процедуры отстранения конкурсного управляющего:

Кроме того Президиум ВАС РФ разъяснил, что в протоколе собрания кредиторов (комитета кредиторов) не обязательно должны быть отражены конкретные нарушения, допущенные конкурсным управляющим, поскольку, как указал Президиум ВАС РФ, соответствующее ходатайство собрания кредиторов является лишь поводом для рассмотрения вопроса о таком отстранении, суд в силу своей контрольной функции в деле о банкротстве при рассмотрении этого вопроса не связан (не ограничен) конкретными нарушениями, отраженными в протоколе собрания кредиторов.

Однако, примеры судебной практики, имевшие место практически одновременно с изданием Президиумом ВАС РФ указанного Информационного письма, свидетельствуют о том, что суды далеко не всегда разделяют подобный подход. Так Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в Постановлении от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24067/2005, отказывая в удовлетворении ходатайство собрания кредиторов об отстранении конкурсного управляющего, сослался на то, что протокол собрания кредиторов, на котором было принято решение об обращении с таким ходатайством, не содержит сведений об основаниях, в силу которых такое было принято решение.

Что касается иных требований к ходатайству об отстранении конкурсного управляющего, то здесь обратим внимание на Определение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 07 сентября 2012 г. по делу № А56-11178/2010. Оставляя без рассмотрения ходатайства одного из конкурсных кредиторов, суд указал на следующие обстоятельства: ходатайство подано со ссылкой на то, что его податель – конкурсный кредитор — юридическое лицо действует как представитель собрания кредиторов, в то же время, из положений ст.2, п. 1 ст. 35, п. 4 ст. 36, п. 1 ст. 145 Закона о банкротстве следует, что представителем собрания кредиторов может быть выбрано физическое лицо, которое действует от имени собрания кредиторов исключительно на основании протокола собрания кредиторов и передавать свои полномочия не может. Поскольку в рассматриваемой ситуации представителем собрания кредиторов избрано юридическое лицо, суд посчитал, что ходатайство об отстранении подписано неуполномоченным лицом, что является основанием для оставления его без рассмотрения.

Следует также отметить, что суды, применяя положения ст. 145 Закона о банкротстве, указывают, что отстранение конкурсного управляющего является правом, а не обязанностью суда и в том случае, если соответствующее ходатайство подано от имени собрания кредиторов – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 мая 2012 г. по делу № А56-24607/2005.

2. При удовлетворении арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей.
Разъясняя порядок применения данного основания для отстранения конкурсного управляющего Президиум ВАС РФ в п.2 указал, что из абзаца третьего пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве не следует, что жалоба и ходатайство об отстранении должны рассматриваться отдельно. Напротив, содержание указанной нормы свидетельствует о том, что и вопрос об удовлетворении жалобы, и вопрос об отстранении могут рассматриваться в одном судебном заседании.

Указанным положением Закона о банкротстве предусмотрено, что обращаться с жалобой и ходатайством об отстранении конкурсного управляющего может лицо, участвующее в деле о банкротстве. Перечень таких лиц определен частью 1 статьи 34 Закона о банкротстве, относящей к таковым: должника, арбитражного управляющего, конкурсных кредиторов, уполномоченные органы, федеральные органы исполнительной власти, а также органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления по месту нахождения должника в случаях, предусмотренных настоящим Законом о банкротстве, а также лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления.

Суды расширяют перечень лиц, способных обратиться жалобой на конкурсного управляющего и ходатайством о его отстранении, включая в него также и иных лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, чьи права и законные интересы нарушены действиями арбитражного управляющего – см. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-западного округа от 24 сентября 2012 г. по делу № А56-70676/2009.
Как и по ранее рассмотренному основанию, при обращении конкурсного кредитора или иного лица, участвующего в деле о банкротстве, с жалобой на действия конкурсного управляющего, его отстранение является правом, а не обязанностью суда – Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 мая 2012 г. по делу № А19-3380/09.

Говоря о смысле положений ст. 145 Закона о банкротстве, суды указывают, что основанием для удовлетворения жалобы кредитора о нарушении его прав и законных интересов действиями (бездействием) арбитражного управляющего является установление арбитражным судом фактов несоответствия этих действий (бездействия) Закону и нарушения такими действиями прав и законных интересов кредиторов должника.
При этом отстранение конкурсного управляющего должно использоваться в той мере, в какой оно позволяет восстановить нарушенные права или устранить угрозу их нарушения, и применяться тогда, когда конкурсный управляющий показал свою неспособность к надлежащему ведению конкурсного производства, что проявляется в ненадлежащем исполнении обязанностей. Допущенные конкурсным управляющим нарушения могут стать основанием для его отстранения в случае, если существуют обоснованные сомнения в дальнейшем надлежащем ведении им конкурсного производства (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 02 октября 2012 г. по делу № А56-70723/2010).

Существенное отличие данного основания от случаев, когда вопрос об отстранении конкурсного управляющего решается на основании обращения собрания кредиторов, состоит в том, что при обращении собрания кредиторов с соответствующим ходатайством, наличие или возможность причинения убытков не является необходимым условием для отстранения конкурсного управляющего – на это указал Президиум ВАС РФ в п.9 упомянутого выше Информационного письма.

С другой стороны, если об отстранении конкурсного управляющего ходатайствует конкурсный кредитор или иное лицо, участвующее в деле о банкротстве, то необходимым условием удовлетворения такого ходатайства являются нарушение прав и законных интересов заявителя, а также причинение или возможность причинения действиями (бездействием) конкурсного управляющего убытков должнику либо его кредиторам. Если же допущенные конкурсным управляющим нарушения таковы, что не повлекли и не могли повлечь возникновение убытков на стороне должника или его кредиторов и не нарушили права и интересы заявителя, ходатайство об отстранении конкурсного управляющего не подлежит удовлетворению. Данная позиция высказана Президиумом ВАС РФ в п.7 Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г., и применяется судами при рассмотрении подобных дел. Так, например, в рамках дела А19-3380/2009 отказано в удовлетворении ходатайства об отстранении конкурсного управляющего со ссылкой на то, что, несмотря на то, что факт неисполнения конкурсным управляющим требований Закона о банкротстве был выявлен, доказательства причинения убытков или возможного причинения убытков должнику или его кредиторам в деле отсутствуют.

3. В случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим.
Перечень обстоятельств, которые препятствуют утверждению лица в качестве конкурсного управляющего, содержит п.2 ст. 20.2 Закона о банкротстве.

В частности, в качестве конкурсных управляющих не могут быть утверждены в деле о банкротстве арбитражные управляющие:

— которые являются заинтересованными лицами по отношению к должнику, кредиторам;

— которые полностью не возместили убытки, причиненные должнику, кредиторам или иным лицам в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на арбитражного управляющего обязанностей в ранее проведенных процедурах, применяемых в деле о банкротстве, и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда;

— в отношении которых введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве;

— которые дисквалифицированы или лишены в порядке, установленном федеральным законом, права занимать руководящие должности и (или) осуществлять профессиональную деятельность, регулируемую в соответствии с федеральными законами;

— которые не имеют заключенных в соответствии с требованиями Закона о банкротстве договоров страхования ответственности на случай причинения убытков лицам, участвующим в деле о банкротстве;

— которые не имеют допуска к государственной тайне установленной формы, если наличие такого допуска является обязательным условием утверждения арбитражным судом арбитражного управляющего.

Вопрос о возможности применения того или иного основания разрешается судом с учетом обстоятельств конкретного дела. Так, в рамках дела А73-6489/2011 налоговый орган требовал отстранения конкурсного управляющего по мотиву его заинтересованности, поскольку ранее управляющий исполнял функции председателя ликвидационной комиссии должника.
В удовлетворении этого требования было отказано, на том основании, что факт назначения лица председателем ликвидационной комиссии общества не свидетельствует о его заинтересованности по отношению к должнику, а значит, не препятствует его утверждению конкурсным управляющим данным обществом (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 26 июня 2012 г. № Ф03-2400/2012).

Читать еще:  Банкротства физических лиц

Что касается процессуальных особенностей рассмотрения вопроса об отстранении конкурсного управляющего по данному основанию следует отметить, что в этот вопрос может быть рассмотрен судом и при отсутствии соответствующего ходатайства лиц , участвующих в деле, либо собрания (комитета) кредиторов. Данная позиция изложена Президиумом ВАС РФ в п. 5 упоминавшегося уже Информационного письма № 150 от 22 мая 2012 г.


1. ПРЕТЕНЗИОННАЯ СТАДИЯ
— Сбор документов и их павовая оценка.
— Разработка решения вариантов вопроса в т.ч. путем мирного решения. Подробнее.

2. ПРЕДСУДЕБНАЯ СТАДИЯ
— Разработка проекта иска/отзыва на иск.
— Сбор и подготовка документов, обосновывающих выработанную правовую позицию.
— Подача иска в суд. Подробнее.

3. ПЕРВАЯ ИНСТАНЦИЯ
— Проведение предварительного слушания.
— Оценка возражений противоположной стороны.
— Корректировка и уточнение сформированной позиции (при необходимости сбор дополнительных доказательств).
— Проведение основного слушания. Подробнее.

4. АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ИНСТАНЦИЯ
— Правовая оценка решения суда.
— Оценка жалобы противоположной стороны.
— Разработка проекта дела.
— Подготовка жалобы/отзыва на жалобу.
— Проведениеслушания дела. Подробнее.

Работа в суде апелляционной инстанции проверяется уже вынесенное решение суда первой инстанции. Стадия апелляционной инстанции очень важна, т.к. Постановление апелляционной инстанции вступает в силу немедленно и подлежит принудительному исполнению через службу судебных приставов. Апелляционная инстанция заседает в составе 3-х судей, а не одного, как в суде первой инстанции, выносит решение коллегиально; по ряду вопросов может иметь свою собственную правовую позицию. Поэтому на этом этапе очень важно хорошо подготовиться к делу и суметь отстоять уже принятое в пользу клиента положительно решение или добиться изменения отрицательного решения.

6. ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
— Возбуждение исполнительного производства.
— Участие в исполнительных действиях.
— Обеспечение исполнения решения суда. Подробнее.

Отстранение и дисквалификация конкурсного управляющего

Ещё в 2016 году дисквалификация конкурного управляющего была редким явлением. Уже через 2 года, в 2018 году, количество дисквалифицированных управляющих выросло в 7,4 раза, с 50 до 370 человек. Тенденция показывает, что антикризисным специалистом становится сложнее отстаивать свои позиции. Недовольные участники конкурсного производства не только стали чаще обвинять в своих убытках управляющих, но и научились доказывать свои обвинения в суде. Ошибка, забывчивость и даже неудачное стечение обстоятельств может обернуться ударом по карьере.

Конкурсное производство – это всегда конфликт. Конкурсный управляющий призван соблюсти баланс интересов. Он испытывает колоссальное давление со всех сторон. Тех, кто не выдерживает натиска кредиторов, убирают. За что отстраняют конкурсных управляющих, какие ошибки прощают – об этом и поговорим.

Ошибки и их причины

Претензии предъявляются арбитражному управляющему, если он не решает поставленные законодательством задачи. Должник перед банкротством прячет имущество. Управляющий должен найти и вернуть. Если не смог это сделать, кредиторы недовольны. Продал имущество по низкой цене – жди жалобу. Запутался в очерёдности погашения – отвечай.

Есть ещё «протокольные» обязанности. Уведомлять о ходе процедуры, проводить собрания, готовить отчёты. Конкурсного управляющего также можно отстранить за неисполнение и нарушение сроков. Но ошибки в делопроизводстве сами по себе не заботят конкурсных кредиторов. Главный интерес для них – денежный. Если кредитор чувствует, что может лишиться денег, он будет требовать отстранения управляющего. И тут уже в ход пойдут все доводы.

Каких нарушений недостаточно, чтобы отстранить

Бывает, что суды встают на сторону арбитражных управляющих. Показательным служит дело А09-3837-2015.

Арбитражный управляющий допустил множество нарушений закона о банкротстве. Он недопустимо долго закрывал расчётные счета, с ошибками составил положение о начальной цене для продажи имущества на торгах. И самый главный момент – он не смог взыскать дебиторскую задолженность с компаний, которые входили в один холдинг с должником. Где-то вовремя иск не подал, где-то не все документы представил.

Первые два нарушения можно считать протокольными. Невозврат дебиторки – это фактические убытки кредиторов. Один из них, а именно уполномоченный орган, обратился в суд. Истец утверждал, что действия управляющего незаконны и требовал отстранить его от должности.

Суды всех инстанций согласились с доводами истца о незаконности действий. При этом ни один судья не согласился отстранить антикризисного менеджера. В основание для такого решения легли следующие доводы. Нарушения управляющего носят устранимый характер. Истец не представил доказательств того, что данные действия привели к потерям в конкурсной массе. А сами по себе нарушения не могут служить основанием для отстранения от должности.

Здесь есть один нюанс, который нельзя забывать. Согласно ст. 145 закона о банкротстве отстранить неугодного конкурсного управляющего можно по заявлению кредитора или заинтересованного лица, либо по ходатайству собрания или комитета кредиторов. Суд удовлетворит обращение кредитора, если будут доказаны убытки, реальные или потенциальные. Если ходатайство исходит от собрания, то убытки уже не играют роли. Достаточно доказать, что конкурсный управляющий не выполнял свои обязанности.

При этом важно, чтобы нарушения были существенные. Об этом сказано в Письме Президиума Вас от 22.05.2012. Отстранять конкурсного управляющего нужно, когда ясно, что он не может исполнять свои обязанности. По неопытности или по недобросовестности. Но главное, что человек не сможет завершить конкурсное производство. Если суд уверен, что конкурсный управляющий сможет довести дело до конца, он не признаёт нарушения существенными и не отстраняет управляющего.

Какие ошибки не прощаются

Чтобы понять, за какие нарушения суд согласен отстранить конкурсного управляющего, рассмотрим дело № А60-5649/2016. Управляющий 2 года не предоставлял отчёт. Собрание кредиторов ходатайствовало о его отстранении. Рассмотрение ходатайства объединили с рассмотрением отчёта. Но отчёт снова не был представлен. Суд согласился с собранием кредиторов и отстранил конкурсного управляющего. Следует отметить, что в своём ходатайстве собрание кредиторов предложило кандидатуру нового управляющего. Это облегчило суду принятие решения по отстранению предыдущего.

Ещё одним примером служит дело №А65-20684/2016. Здесь речь идёт о финансовом управляющем. Он не включил в конкурсную массу 2 земельных участка, автомобиль, нежилое помещение и дебиторскую задолженность. В нарушение ст. 213.9 закона о банкротстве управляющий привлёк специалистов для оспаривания сделок. Согласно данной статье специалисты привлекаются только на основании определения суда. Такое определение отсутствовало, т.к. по данному вопросу финансовый управляющий в суд не обращался. Кроме этого он не проводил вовремя собрания кредиторов и “забывал” приглашать на эти собрания уполномоченный орган. Этот букет нарушений вызвал у суда “сомнения в способности данного управляющего к надлежащему объективному, беспристрастному ведению процедуры банкротства должника”. По одной ошибке сложно понять, случайность это или непрофессионализм. Когда управляющий нарушает несколько статей закона о банкротстве, можно с уверенностью сделать вывод о неспособности человека вести дело.

Дисквалифицировать, чтобы устранить

Судебная практика свидетельствует, что убрать арбитражного управляющего проблематично, если он сам не захочет уйти с должности. Суды придерживаются народной мудрости не менять коней на переправе. Единственная гарантированная причина отстранения конкурсных управляющих – дисквалификация. Дисквалифицированный управляющий не имеет права продолжать работать. Суд обязан такого менеджера отстранить.

Чтобы «заслужить» дисквалификацию нужно нарушить закон о банкротстве больше одного раза в течение года. За одинарные правонарушения положен штраф. Показательным примером служат три дела одного арбитражного управляющего. По двум разным должникам у него в течение одного месяца были административные нарушения. В обоих случаях управляющий пропускал даты публикации результатов собрания кредиторов в ЕФРСБ на 5-7 дней. Также не прикладывал обязательные документы к отчёту конкурсного управляющего. В обоих случаях суды назначили наказание в виде штрафа.

В течение одного года после уплаты штрафов управляющий снова подвергается наказанию. По третьему делу № А21- 9786/2017 Управление федеральной службы госрегистрации потребовало применить п. 3.1 ст. 14.3 КоАП РФ, т.е. дисквалификацию. В этот раз конкурсный управляющий позже, чем положено, включал сведения о требованиях кредиторов в реестр и размещал их на сайте ЕФРСБ. Просрочки составляли от 1 до 11 дней. Суд отказался признать малозначительность нарушений, а повторность расценил как отягчающее обстоятельство. В результате управляющий был дисквалифицирован на 6 месяцев и отстранён от работы.

В делах о дисквалификации даже небольшие нюансы играют важную роль. Значащим доводом для суда может стать, например, небрежное отношение нарушителя к процессу. В решении по делу № А29-3012/2016 так и записано: «В данном деле управляющий процессуальную обязанность по представлению отзыва не исполнил, вину не признал, намерения исправиться не выразил.» Из данной фразы можно сделать вывод о том, что признание вины и обещание исправиться может решить дело в пользу конкурсного управляющего.

Чтобы уменьшить количество отстранений и дисквалификаций, нужно повышать профессиональный уровень управляющих. Чем выше профессионализм, тем меньше ошибок. Сейчас, надо признать, количество профессионалов в области арбитражного управления в РФ, те кто способен при банкротстве вернуть хотя бы часть средств кредиторам, невелико.

Однако также необходимо совершенствовать законодательство о банкротстве. Конкурсный управляющий выполняет сложные функции, причём в стрессовом окружении. Контролировать его работу нужно, как и любую другую. Но бюрократическую нагрузку следуют сводить к минимуму.

Если арбитражные управляющие будут меньше опасаться отстранения, эффективность их работы повысится. Банкротный менеджер станет больше времени уделять должнику и кредиторам, а не собственной безопасности. Дела будут закрываться быстрее. «Больная» часть экономики пойдёт на убыль, следовательно, «здоровая» часть будет расти.

Сегодня на управляющих есть достаточно рычагов воздействия, если они не исполняют свою обязанность. Реалии экономической ситуации таковы, что кредиторы не готовы прощать или списывать свои средства. Нельзя не отметить, что активная позиция кредиторов способствует у самих управляющих все более и более активной и законной позиции в суде по выявлению фиктивного банкротства, оспариванию сделок, привлечению виновных лиц к ответственности. Думается, что через несколько лет, у недобросовестных управляющих не будет доступа к процедурам банкротства.

Отстранение арбитражных управляющих за недоверие суда

Речь идет о проекте федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве) в части регулирования вопросов применения процедур наблюдения и финансового оздоровления» (https://regulation.gov.ru/projects#npa=22241). Пункт 17 статьи 1 законопроекта предполагает внесение изменений в статью 20.4 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»[1].

Читать еще:  Служба взыскания сбербанка

Статью предлагается дополнить тремя абзацами:

«Арбитражный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей по инициативе арбитражного суда:

в случае выявления после утверждения лица арбитражным управляющим обстоятельств, препятствующих утверждению лица арбитражным управляющим, в том числе, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица арбитражным управляющим;

если арбитражный управляющий предоставляет суду недостоверную информацию, уклоняется от ее предоставления или от явки в суд, нарушает иные процессуальные обязанности, возложенные на арбитражного управляющего, а также при допущенном арбитражным управляющим грубом нарушении законодательства при осуществлении функций арбитражного управляющего, в связи с чем утрачивается доверие суда к арбитражному управляющему и имеются основания полагать, что его деятельность не может способствовать достижению целей соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве».

Законопроект уже прошел процедуру оценки регулирующего воздействия. По результатам проверки решили, что в законопроекте отсутствуют положения, которые вводят избыточные административные и иные ограничения и обязанности.

Конечно, идея вернуть суду право отстранять арбитражных управляющих далеко не нова и не появилась из пустоты. Президиум ВАС РФ в информационном письме от 14.06.01 г. № 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», комментируя применение действовавшего в тот период п. 2 ст. 21 Федерального закона от 08.01.1998 № 6-ФЗ[2], посчитал, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, является основанием для отстранения последнего арбитражным судом без учета согласия собрания кредиторов.

Потом этот подход «унаследовала» практика, сложившаяся после принятия нового Закона о банкротстве. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» в пункте 56 разъяснено следующее:

«При рассмотрении дела о банкротстве суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения.

Учитывая изложенное, в тех исключительных случаях, когда совершение арбитражным управляющим неоднократных грубых умышленных нарушений в данном или в других делах о банкротстве, подтвержденное вступившими в законную силу судебными актами (например, о его отстранении, о признании его действий незаконными или о признании необоснованными понесенных им расходов), приводит к существенным и обоснованным сомнениям в наличии у арбитражного управляющего должной компетентности, добросовестности или независимости, суд вправе по своей инициативе или по ходатайству участвующих в деле лиц отказать в утверждении такого арбитражного управляющего или отстранить его».

Закон о банкротстве и сейчас четко не указывает процессуальное событие, которое может стать основанием для отстранения управляющего, если выяснится, что изначально существовали препятствия для его утверждения:

«Конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим» (абзац 4 пункта 1 статьи 145 Закона о банкротстве).

Правда, на практике суды выражали недоверие арбитражным управляющим нечасто, в основном руководствуясь при этом волей кредиторов. В практике мне удалось найти только один пример отстранения судом арбитражного управляющего без жалоб кредиторов и решения собрания кредиторов — Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014 № 09АП-7921/2014 по делу № А40-31270/07-36-79Б. В этой ситуации управляющий представил суду на утверждение порядок, сроки и условия продажи имущества должника. Суд его не утвердил, и, сославшись на п. 2 ст. 139 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», освободил конкурсного управляющего от исполнения своих обязанностей.

Также в практике встречались ситуации, когда суд на стадии выбора арбитражного управляющего отказывался избрать кандидатуру, о которой просили кредиторы: см., например, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23.12.2014 № 09АП-42640/2014 по делу № А40-47431/14, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 26.03.2015 N Ф05-1858/2015 по делу N А40-47431/14, Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2016 № 09АП-33434/2016-АК, 09АП-37833/2016-АК, 09АП-34790/2016-АК, 09АП-37840/2016-АК по делу № А40-200095/14, Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2015 по делу № А64-6059/2012.

В деле № А64-6059/2012 вообще рассматривается достаточно курьезная ситуация – у кредиторов возник конфликт с судом, поскольку суд отказался утверждать кандидатуру арбитражного управляющего, которого ранее (в рамках этого же дела) отстранил. Собрание кредиторов решило это преодолеть, избрав в качестве нового управляющего то же самое лицо.

Будет справедливым отметить, что практика выработала и своеобразный «защитный механизм», запрещая расширительное толкование пункта 56 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»:

«Судом апелляционной инстанции учтена исключительность названной меры, недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности за совершенные нарушения, суд должен также учитывать, что основанием для подобных отказа или отстранения не могут служить нарушения, допущенные управляющим по неосторожности, несущественные нарушения, нарушения, не причинившие значительного ущерба, а также нарушения, имевшие место значительное время (несколько лет и более) назад» (Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.03.2016 № 12АП-1706/2016 по делу № А12-53273/2015).

«Согласно абз. 7 п. 56 Постановления Пленума ВАС РФ № 35, принимая во внимание исключительность меры, предусмотренной абзацем 6 п. 56 указанного Пленума недопустимость фактического установления таким образом запрета на профессию и необходимость ограничения во времени риска ответственности за совершенные нарушения, суд должен учитывать, что основанием для подобных отказа или отстранения не могут служить нарушения, допущенные управляющим по неосторожности, несущественные нарушения, нарушения, не причинившие значительного ущерба, а также нарушения, имевшие место значительное время (несколько лет и более) назад» (Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2015 № 13АП-24917/2015 по делу № А56-38600/2013/з12).

И вот теперь законодатель решил «узаконить» право суда на отстранение арбитражного управляющего, причем предоставил возможность делать это по основанию утраты судом доверия к управляющему. В будущей норме даны критерии недоверия, под которым законодатель понимает:

— факт предоставления суду недостоверной информации или отказ от предоставления информации;

— уклонение управляющего от явки в суд (!);

— грубое (по всей видимости, однократное) нарушении законодательства при осуществлении функций арбитражного управляющего;

— нарушение обязанностей арбитражного управляющего.

Конечно, к норме сразу же возникнет масса вопросов, и в первую очередь, от самих арбитражных управляющих, которых в последнее время и так не жалуют разработчики законопроектов. Несмотря на то, что в норме попытались определить, что же из себя представляет недоверие, выраженное судом, при рассмотрении конкретных дел неизбежно будет вызывать вопросы, уклонение какой информации можно считать достаточным для отстранения управляющего, сколько раз он может проигнорировать судебные заседания прежде, чем суд его отстранит. А формулировка «нарушение обязанностей арбитражного управляющего» вообще дает возможность «наполнить» ее практически любыми действиями арбитражного управляющего.

Кстати, несмотря на то, что такого понятия, как недоверие суда арбитражному управляющему в законе пока что нет, уже имеется судебная практика отстранения управляющих с такими формулировками:

«Привлечение специалистов, с которыми заключаются договоры и впоследствии расторгаются, заключение договоров земельного участка и хранения, предусматривающие пользование имуществом должника, и не получение от этого пользования должником денежных средств для пополнения конкурсной массы, приводят к возникновению обоснованных сомнений в способности арбитражного управляющего Панасенко А.И. к надлежащему ведению процедур банкротства. Указанные действия конкурсного управляющего создают ситуацию недоверия к его деятельности, порождают сомнения в его добросовестности.

Суд обоснованно указал, что отстранение конкурсного управляющего Панасенко А.И. будет способствовать назначению указанной меры, поскольку у суда возникли сомнения в дальнейшем надлежащем ведении конкурсного производства в интересах кредиторов, должника и общества (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве)» (Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.12.2014 N 15АП-20471/2014 по делу N А53-7799/2013).

«Помимо этого определением суда от 02.02.2015 по настоящему делу признаны неправомерными действия (бездействие) конкурсного управляющего Никитина Д.С., выразившиеся в затягивании процедуры банкротства. Несмотря на то, что данные действия (бездействие) имели место более года назад и в силу исключительности предусмотренной статьей 145 Закона о банкротстве меры не могут служить самостоятельным основанием для отстранения конкурсного управляющего в настоящее время, несвоевременное обращение кредиторов с рассматриваемым заявлением не свидетельствует об устранении конкурсным управляющим допущенных нарушений и в совокупности с иными обстоятельствами, установленными судом при проверки обоснованности настоящей жалобы кредитора, подтверждают факт ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим Никитиным Д.С. своих обязанностей.

Кроме того, коллегия принимает во внимание, что на очередном собрании кредиторов ООО «Первая Дальневосточная строительная компания», которое состоялось 11.01.2016, по результатам голосования по четвертому вопросу повестки дня кредиторами, совокупно обладающими 58,12% голосов от общего количества голосов конкурсных кредиторов должника, принято единогласное решение «отстранить конкурсного управляющего ООО «Первая Дальневосточная строительная компания», оформленное протоколом собрания кредиторов от 11.02.2016 N 11. Определением Арбитражного суда Приморского края от 01.04.2016 указанный протокол не был признан достаточным доказательством нарушения конкурсным управляющим прав кредиторов и должника о основанием для его отстранения. Однако наличие указанного протокола свидетельствует о недоверии большинства кредиторов, рассчитывающих на соразмерное удовлетворение своих требований, действующему конкурсному управляющему.

На основании изложенного, учитывая, что арбитражный управляющий Никтин Дмитрий Сергеевич своим неразумным бездействием повлек возникновение объективных сомнений в способности надлежащего ведения им конкурсного производства в дальнейшем, он подлежит отстранению от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «Первая Дальневосточная строительная компания»» (Постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.08.2016 N 05АП-3607/2016 по делу N А51-32887/2012).

Хотя есть и противоположная позиция. Так, по мнению ряда судов, само по себе недоверие к управляющему еще не образует самостоятельное основание для его отстранения:

«Суд первой инстанции вышел за пределы заявленных требований, указав недоверие к конкурсному управляющему должника в качестве основания для отстранения конкурсного управляющего должника, при этом недоверие не может являться основанием для отстранения конкурсного управляющего в отсутствие нарушений законодательства» (Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 26.12.2013 по делу N А03-7554/2012).

Подводя итог, отмечу, что с появлением в законодательстве новой нормы, которая «развяжет суду руки» в отношении арбитражных управляющих, работа последних, конечно, усложнится, рисков будет больше. С другой стороны, раньше суды не очень активно пользовались предоставленным им правом отстранять управляющих: может, потому, что законом это было прямо не предусмотрено, а может и потому, что в целом суды не хотят на себя брать такую ответственность, не уяснив позиции кредиторов.

Читать еще:  Кому положена социальная ипотека

Посмотрим, как будут развиваться события, и в каком виде новая норма появится в Законе о банкротстве.

[1] Далее – Закон о банкротстве.

[2] Утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Определение Конституционного Суда РФ от 16.01.2018 N 9-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 1 статьи 145 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 16 января 2018 г. N 9-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ОБЩЕСТВА

С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК

«БУМ-БАНК» НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД

ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 145 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА

«О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)»

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав заключение судьи А.Н. Кокотова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предварительное изучение жалобы ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК»,

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» оспаривает конституционность пункта 1 статьи 145 Федерального закона от 26 октября 2002 года N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому конкурсный управляющий может быть отстранен арбитражным судом от исполнения обязанностей конкурсного управляющего: на основании ходатайства собрания кредиторов (комитета кредиторов) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на конкурсного управляющего обязанностей; в связи с удовлетворением арбитражным судом жалобы лица, участвующего в деле о банкротстве, на неисполнение или ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей при условии, что такое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей нарушило права или законные интересы заявителя жалобы, а также повлекло или могло повлечь за собой убытки должника либо его кредиторов; в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица конкурсным управляющим, а также в случае, если такие обстоятельства возникли после утверждения лица конкурсным управляющим; на основании ходатайства саморегулируемой организации арбитражных управляющих в случае исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации в связи с нарушением арбитражным управляющим условий членства в саморегулируемой организации, нарушения арбитражным управляющим требований данного Федерального закона, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности; на основании ходатайства саморегулируемой организации арбитражных управляющих в случае применения к арбитражному управляющему административного наказания в виде дисквалификации за совершение административного правонарушения (абзацы первый — шестой); одновременно с отстранением конкурсного управляющего суд утверждает нового конкурсного управляющего в порядке, установленном пунктом 1 статьи 127 данного Федерального закона (абзац седьмой).

Как следует из представленных материалов, решением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 28 мая 2014 года ООО «Карпак-Н» было признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство, а конкурсным управляющим утверждена гражданка Г. Определением того же арбитражного суда от 26 февраля 2015 года дело о банкротстве по ходатайству кредитора — ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» было приостановлено до вступления в законную силу приговора Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики по уголовному делу, возбужденному в отношении руководителя ООО «Карпак-Н» и руководителей его учредителей по признакам преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации.

Кроме того, на основании части пятой статьи 33 и статьи 196 УК Российской Федерации было возбуждено уголовное дело в отношении Г. — конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» по факту ее пособничества в преднамеренном банкротстве указанного общества. В рамках данного уголовного дела Нальчикский городской суд Кабардино-Балкарской Республики, придя к выводу о том, что Г., используя предоставленные ей полномочия, может предпринять меры по преднамеренному банкротству должника, постановлением от 17 апреля 2015 года удовлетворил ходатайство начальника отдела Следственного управления Министерства внутренних дел по Кабардино-Балкарской Республике о ее временном отстранении от должности конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» в соответствии со статьей 114 УПК Российской Федерации. Это постановление было оставлено в данной части без изменения апелляционным постановлением Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 2 июня 2015 года.

Определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 3 августа 2015 года, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18 ноября 2015 года, с учетом выводов, содержащихся в постановлении суда общей юрисдикции, вынесенном по уголовному делу, было удовлетворено заявление ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК», признанного потерпевшим по указанному уголовному делу и являющегося кредитором ООО «Карпак-Н», об отстранении Г. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н». Однако постановлением Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18 февраля 2016 года указанные судебные акты были отменены по процессуальным основаниям, а соответствующее дело направлено на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении данного дела суды всех инстанций пришли к выводу об отсутствии со стороны конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н» существенных нарушений норм Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и отклонили ссылку ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» на постановление Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 17 апреля 2015 года, поскольку временное отстранение Г. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника на период предварительного расследования, по смыслу статьи 145 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», не свидетельствует о наличии безусловных оснований для отстранения ее от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника и не исключает необходимости установления обстоятельств, предусмотренных пунктом 1 статьи 145 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (определение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 17 июня 2016 года, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2016 года, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 14 ноября 2016 года, определение Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2017 года).

Арбитражные суды также подчеркнули, что постановление суда общей юрисдикции о временном отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей должно быть рассмотрено арбитражным судом не как основание к ее отстранению от должности, а как одно из доказательств, которому необходимо дать оценку в силу особенностей Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

По мнению заявителя, пункт 1 статьи 145 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» не соответствует статьям 52 и 118 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, полномочие по отстранению в деле о банкротстве конкурсного управляющего должника от исполнения обязанностей конкурсного управляющего он предоставляет лишь арбитражному суду, устанавливает исчерпывающий перечень оснований его отстранения, не включая в него такое основание, как вступление в силу решения суда общей юрисдикции о временном отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей, а также предоставляет право конкурсному управляющему должника, временно отстраненному от исполнения обязанностей в порядке статьи 114 УПК Российской Федерации, участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве должника.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Предназначение Конституционного Суда Российской Федерации как судебного органа конституционного контроля и его полномочия по рассмотрению жалоб граждан на нарушение их конституционных прав и свобод, как они определены Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации», предполагают необходимость конституционного судопроизводства в случаях, если без признания оспариваемого закона неконституционным нарушенные права и свободы гражданина не могут быть восстановлены. Если же права заявителя могут быть защищены вне зависимости от признания оспариваемого закона не соответствующим Конституции Российской Федерации, поставленный им вопрос не подлежит разрешению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 января 1998 года N 34-О, от 10 ноября 2002 года N 281-О, от 18 декабря 2008 года N 1093-О, от 17 января 2012 года N 148-О-О и от 6 ноября 2014 года N 2478-О).

Нарушение своих конституционных прав заявитель связывает с судебным применением оспариваемого им законоположения, позволившего арбитражным судам в делах с его участием отказать в отстранении от должности конкурсного управляющего, который решением суда общей юрисдикции в порядке статьи 114 УПК Российской Федерации ранее был временно отстранен от указанной должности.

Вместе с тем, как это следует из материалов дела о банкротстве, в январе 2017 года гражданка Г. обратилась в Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики с заявлением об освобождении ее от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ООО «Карпак-Н», и определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 15 марта 2017 года данное заявление было удовлетворено.

Позднее одним из конкурсных кредиторов ООО «Карпак-Н» в арбитражный суд был направлен протокол собрания кредиторов должника от 7 апреля 2017 года, согласно которому большинством голосов принято решение заново представить для утверждения конкурсным управляющим должника гражданку Г., и приложено ее письменное согласие. При рассмотрении в судебном заседании данного вопроса представитель ООО «Коммерческий банк «БУМ-БАНК» возражал против ее утверждения. Более того, в утверждении Г. конкурсным управляющим ООО «Карпак-Н» было отказано определением Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 19 мая 2017 года, оставленным без изменения постановлениями Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 июля 2017 года и Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 сентября 2017 года. При этом суды всех инстанций сочли, что наличие возбужденного в отношении нее уголовного дела и ее временное отстранение от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника по решению суда общей юрисдикции является достаточным основанием для отказа в ее утверждении конкурсным управляющим.

Таким образом, права заявителя были защищены в результате принятия судами соответствующих решений, а значит, его жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации не может быть признана допустимой.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Коммерческий банк «БУМ-БАНК», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector