Процессуальное правопреемство по договору цессии

Процессуальное правопреемство по договору цессии

Здравствуйте, в этой статье мы постараемся ответить на вопрос «Процессуальное правопреемство по договору цессии». Также Вы можете бесплатно проконсультироваться у юристов онлайн прямо на сайте.

Однако из спорного договора цессии это намерение не усматривается. Поэтому нельзя согласиться с позицией суда кассационной инстанции, который признал договор цессии ничтожным на том основании, что отсутствуют доказательства его возмездности.

Как правило, судебный пристав-исполнитель при рассмотрении заявления о процессуальном правопреемстве привлекается судом в дело в качестве заинтересованного лица.

Как составить заявление о замене стороны в исполнительном производстве

Суд придал расширительное толкование основаниям для прекращения дела, поскольку действующий закон определяет тождественный спор в качестве дела с тем же предметом, основанием и между теми же сторонами (п. 2 ч. 1 ст. 134, абз. 3 ст. 220 ГПК, п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК).

Договор цессии означает, что банк, который одолжил своему клиенту денежные средства, но испытывает трудности с их возвратом, решает уступить свое право требовать возврата долга третьей стороне.

После приобретения права требования новый кредитор документально уведомляет об этом своего клиента. Законодатель планировал остановить начисление процентов до того, пока заемщик не получит уведомление о смене кредитора, но пока в этом направлении ничего не меняется – проценты, в том числе и штрафные, начисляются без такой остановки.
Цедент здесь ни при чем, ибо предметом договора цессии было не просто требование, а такое требование, которое характеризуется лишь вероятностным существованием и (или) сопряженное с известными осложнениями при его осуществлении.

Порядок процессуального правопреемства определен статьей 44 ГПК РФ. Согласно данной норме правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства. Следовательно, правопреемство возможно и на стадии исполнения решения.

В связи с этим суд, отказывая в удовлетворении требований, правомерно исходил из недоказанности факта нарушения ответчиком существенных условий договора уступки права требования.

В предыдущих изданиях настоящей работы мы высказали мнение о существовании обязанности цедента перед цессионарием считать себя утратившим статус кредитора и воздерживаться от повторной уступки данного требования новым приобретателям и от его осуществления.

Не может удовлетворять аргументация суда в части констатации тождественности предмета и основания исковых требований. Отвергая доводы заявителя жалобы, суд указал на то, что «предметы заявленных требований сходны, направлены на достижение одного и того же результата — взыскание неосновательного обогащения.

Не согласившись с постановлением апелляционной инстанции ООО «КМК» обжаловало его в кассационном порядке.

Договор цессии должен быть возмездным и содержать указание на обязательство, из которого у первоначального кредитора возникло уступаемое право. Обязательное наличие иных условий в договоре уступки права требования ГК РФ не предусмотрено.

Однако возможна уступка и иных требований, основанных на решении суда, например, об истребовании имущества, о понуждении совершить определенные действия.

Наступает ли ответственность цедента за отпадение (прекращение) уступленного права после совершения его уступки, но по причинам (обстоятельствам), которые возникли до ее совершения?

На договорный характер уступки требования указывают и некоторые другие нормы Кодекса; он признается и подавляющим большинством ученых, и арбитражной практикой.

Как пояснил окружной суд, условие о цене договора признается существенным в силу прямого указания в законе либо когда оно по заявлению одной из сторон должно быть согласовано.

Договор сингулярной сукцессии (активной цессии) — это соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) субъективное обязательственное право (право требования) к третьему лицу (должнику, цессионару), а цессионарий приобретает это право требования.

Как пояснил окружной суд, условие о цене договора признается существенным в силу прямого указания в законе либо когда оно по заявлению одной из сторон должно быть согласовано.

ООО «ТРАСТ» обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве с ОАО «Сбербанк России» на ООО «ТРАСТ».

Особенности составления договора цессии

Затем между ООО и фондом был заключен договор об уступке права требования, что послужило основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением о процессуальном правопреемстве и выдаче нового исполнительного листа.

Здесь необходимо учитывать, что не каждая проблемная задолженность может быть переуступлена третьему лицу. Чтобы передать или продать права требования по долгу, этот самый долг не должен быть безнадежным. То есть, даже профессиональное коллекторское агентство не станет принимать обязательства, если законным путем по ним ничего не получится предпринять.

Со стороны ответчика было принято решение об обжаловании последнего Определения о замене истца Н. правопреемником НП (срок обжалования первого Определения о правопреемстве был уже пропущен), в связи с чем обратились ко мне за помощью.

Заявление о замене стороны в порядке ст.44 ГПК РФ

Изучив представленные документы, я выяснил, что по Соглашению от 2007 года гражданка Б. и ответчик ПСИ (ООО) приняли на себя обязательство заключить в будущем договор купли-продажи доли в уставном капитале ЖЦ (ООО). Во исполнение указанного Соглашения в 2008 году стороны заключили Договор купли-продажи доли в уставном капитале ЖЦ, который тогда же и был полностью исполнен.

Таким образом, обязательство связывает воедино две стороны, одна из них имеет обязанность, а другая – право (право требования исполнить обязанность).

Согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Истец) заявлен иск к администрации города о взыскании суммы долга по договору уступки права требования, суммы процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных по день подачи иска, а также процентов по день уплаты основного долга.

Читать еще:  Выездная налоговая

Привет, меня зовут Майя, просто делюсь своим опытом

Все следующие положения статей главы 24 ГК сформулированы, однако, таким образом, что из них однозначно прослеживается ориентация исключительно на сделку договорного характера. Так, п. 2 ст. 382 ГК указывает, что «для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором». Если согласие должника не требуется, то чье же требуется?

Эксперты «АГ» неоднозначно оценили определение Суда. Один из них указал, что оно достаточно ценное в практическом смысле, так как содержит правовые позиции, касающиеся правильного применения на стадии исполнения судебных актов таких правовых институтов, как правопреемство и зачет.

На практике чаще всего применяется образец, в котором уже прописаны к заполнению соответствующие поля. Именно так заявитель не рискует пропустить наиболее важные моменты. Законодатель всегда оставляет право за обращающимся составить и направить документы лично, через представителя, в том числе.

В частности, для персонифицированной работы сайта мы обрабатываем IP-адрес региона вашего местоположения.

Транспортными уставами и кодексами было закреплено положение о недопустимости уступок прав предъявления претензий и исков к перевозчику.

Согласно ст. 52 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае выбытия одной из сторон исполнительного производства (смерть гражданина, реорганизация организации, уступка права требования, перевод долга) судебный пристав-исполнитель производит замену этой стороны исполнительного производства ее правопреемником.

ГК прямо не говорит ни об одной из обязанностей цессионария — лица, приобретшего требование по договору сингулярной сукцессии. Но это не значит, что таких обязанностей (и, соответственно, прав цедента) по данному договору не возникает и возникнуть не может. Суд безосновательно применил нормы Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку в данном случае правоотношения должны регулироваться ФЗ «Об исполнительном производстве».

Постановлением 4-го ААС от 18.06.2010 решение отменено, производство по делу прекращено по мотиву наличия судебного акта, принятого по тождественному спору. Было установлено, что ранее ИП Николаев В.Н. уже обращался в арбитражный суд с иском о взыскании с того же ответчика суммы неосновательного обогащения, но дело было прекращено в связи с отказом истца от иска.

Вместе с тем, обстоятельства исполнения Соглашения и Договора были установлены Арбитражным судом г.Москвы и Девятым арбитражным апелляционным судом в 2010 и 2011 годах по спору о признании указанных сделок недействительными между теми же сторонами.

Главный спор между судебными и контрольными органами касался участия в качестве принимающей (третьей) стороны коллекторского агентства. На фоне многочисленных нарушений, имевших место до принятия поправок в отраслевое законодательство, для заемщика такое развитие событий не предвещало ничего хорошего. Поэтому механизм и условия передачи были так же урегулированы законодательно.

Однако, Ф. не был заявлен встречный иск к ОАО «Сбербанк России», ООО «ТРАСТ» о признании недействительным договора уступки прав требований (цессии) N N от года в части передачи прав требования по кредитному договору N N от года в отношении Ф.

В. Почуйкина, согласно которому новый (ныне действующий) российский валютный закон не относит право требования, выраженное в иностранной валюте, к числу валютных ценностей и не рассматривает уступку такого права в качестве валютной операции.

Процессуальное правопреемство в гражданском процессе при уступке права требования (цессии)

До принятия решения по делу ООО КМК» заявило ходатайство о процессуальной замене истца ООО «Сбыт-Сервис-С» на ООО «КМК», указав в качестве основания процессуального правопреемства договор уступки права требования от 01.08.05.

Определением от 04.04.06 ООО «КМК» на основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признано процессуальным правопреемником ООО «Сбыт-Сервис-С». Суд исходил из того, что договор уступки прав требований содержит все существенные условия, соответствует требованиям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации и ответчиком не оспаривается. Передача прав по материальному требованию в спорном правоотношении является основанием для процессуального правопреемства. При этом для правопреемника все действия, совершенные в арбитражном процессе до его вступления, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для правопредшественника. Правопреемство в порядке цессии возникло до ликвидации ООО «Сбыт-Сервис-С».

Постановлением апелляционной инстанции от 23.06.06 определение от 04.04.06 отменено; в удовлетворении заявления ООО «КМК» о процессуальном правопреемстве отказано. Судебный акт мотивирован тем, что ООО «Сбыт-Сервис-С» по другому делу отказалось от иска, по правовой сути тождественному требованиям, заявленным в настоящем деле. Отказ от иска является односторонней сделкой в виде прощения долга, влекущей прекращение обязательства как материально-правового требования. Поэтому у ООО «Сбыт-Сервис-С» утрачено право требования по договору строительного подряда от 01.08.03. Уступка права требования по прекращенному обязательству ничтожна.

В кассационной жалобе ООО «КМК» просит отменить постановление апелляционной инстанции и оставить в силе определение. По мнению заявителя, для целей процессуальной замены в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации действительность передаваемого по цессии основного обязательства не имеет значения. Основанием правопреемства при уступке требования являются сделки цессии. Договор уступки права требования от 01.08.05 содержит все существенные условия и соответствует правилам главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Изучив материалы дела, выслушав представителей академии МВД, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Считая себя правопреемником ООО «Сбыт-Сервис-С», ООО «КМК» заявило по настоящему делу ходатайство о процессуальной замене истца в порядке статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу части 1 статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте. Правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

Для правопреемника все действия, совершенные правопредшественником, обязательны в той мере, в какой они были обязательны для лица, которое правопреемник заменил ( часть 3 статьи 48 названного Кодекса).

Читать еще:  Неуплата кредита последствия украина

Из анализа приведенных норм следует, что необходимым условием процессуального правопреемства является замена стороны в материальном правоотношении, т. е. процессуальное правопреемство означает переход процессуальных прав и обязанностей от одного субъекта соответствующего материального правоотношения к другому, что влечет занятие правопреемником процессуального статуса правопредшественника.

Удовлетворяя ходатайство ООО «КМК» суд первой инстанции исходил из того, что передача материального права без передачи процессуального права на участие в настоящем деле возможна.

Апелляционная инстанция отменила определение о процессуальном правопреемстве, указав на ничтожность договора цессии. По мнению суда апелляционной инстанции, отказ от иска влечет прекращение обязательств истца и ответчика, поскольку представляет собой прощение долга.

Данные выводы суда апелляционной инстанции не соответствуют нормам материального и процессуального права. Отказ от иска в рассматриваемом случае не является односторонней сделкой по прощению долга ввиду следующего.

Согласно статье 415 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора.

Прощение долга предполагает наличие четко выраженного волеизъявления кредитора освободить должника от исполнения гражданско-правовой обязанности, т. е. оно может быть совершено как путем объявления в однозначной форме кредитором об этом, так и путем совершения им действий, определенно свидетельствующих об отказе от соответствующего права требования без намерения сохранить за собой это право в какой-либо части.

По смыслу части 2 статьи 49 , части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отказ от иска — это отречение истца от судебной защиты конкретного субъективного права, направленное на прекращение возбужденного истцом процесса. Отказ от иска как одностороннее действие стороны процесса, по общему правилу, не оказывает влияние на материальные права и обязанности совершающего его лица, исключая случаи, когда лицо прямо заявляет иное. Следовательно, отказ от иска подразумевает утрату истцом права на предъявление в суд тождественного иска, но не всего права требования. При отказе от иска субъективное право истца не может быть осуществлено при помощи принудительной силы государства. Отказ от иска не прекращает обязательства, вытекающие из договора либо закона.

Анализ положений главы 26 Гражданского кодекса Российской Федерации в системной связи со статьей 3 названного Кодекса позволяет прийти к выводу о том, что субъективное право прекращается только по основаниям, установленным материальным законодательством. Институт отказа от иска предусмотрен процессуальным законодательством в качестве права, влияющего только на процессуальные способности истца, но не влекущего прекращения гражданско-правового обязательства в целом.

Предъявление иска в защиту нарушенных прав является одной из составных частей содержания права требования, перешедшего от первоначального кредитора к новому в порядке цессии.

Поэтому отказ от иска предыдущим кредитором, заявленный при рассмотрении его иска, лишает нового кредитора права на обращение в арбитражный суд с тождественным иском, поскольку к моменту заключения договора цессии право на заявление такого иска у первоначального кредитора было утрачено.

В силу статьи 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.

Поскольку предъявление иска является всего лишь частью права требования, отказ от иска не прекращает обязанности должника. Следовательно, договор уступки такого усеченного в процессуальном отношении права требования не противоречит нормам параграфа 1 главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Так как передача прав состоялась на основании цессии, соответствующей положениям главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации, и до ликвидации ООО «Сбыт-Сервис-С», суд первой инстанции обоснованно произвел процессуальную замену истца его правопреемником.

постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 23.06.06 по делу N А20-654/2005 отменить, определение Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики от 04.04.06 по тому же делу оставить в силе.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Дело № 81-КГ15-6

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации составе в

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску открытого акционерного общества «Сбербанк России» к Шадрину А В о взыскании задолженности по кредитному договору по кассационной жалобе общества с ограниченной ответственностью «ТРАСТ» на определение Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 28 мая 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 июля 2014 г., заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ., выслушав объяснения представителя ОАО «Сбербанк России» Янишевской А.С. и представителя ООО «ТРАСТ» Кузнецова А.С, поддержавших доводы жалобы,

установила:

ООО «ТРАСТ» обратилось в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве на стадии исполнения решения суда.

В своем заявлении просило произвести процессуальное правопреемство на стадии исполнения решения суда от 13 августа 2013 г. по делу по иску ОАО «Сбербанк России» к Шадрину А.В. о взыскании задолженности по кредитному договору, а именно произвести замену взыскателя ОАО «Сбербанк России» на ООО «ТРАСТ».

Требование было мотивировано тем, что на основании исполнительного листа, выданного судом, в отношении Шадрина А.В. возбуждено исполнительное производство от 6 ноября 2013 г.

28 октября 2013 г. между ОАО «Сбербанк России» и ООО «ТРАСТ» заключен договор уступки права требования по кредитному договору от 15 марта 2012 г. № заключенному между ОАО «Сбербанк России» и Шадриным А.В. Таким образом, ООО «ТРАСТ» стало правопреемником ОАО «Сбербанк России» в установленном правоотношении.

Кроме того, заявитель указывал, что в пункте 1.1 договора уступки прав требования (цессии) от 28 октября 2013 г. № 3/2013 стороны предусмотрели условие о том, что по тем правам (требованиям), в отношении которых состоялся судебный акт о взыскании с должника задолженности по кредитному договору, к цессионарию также в полном объеме переходят права истца и взыскателя.

Читать еще:  Уплата процентов по договору займа

Определением Ленинск-Кузнецкого городского суда Кемеровской области от 28 мая 2014 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного суда от 17 июля 2014 г., в удовлетворении требования ООО «ТРАСТ» о процессуальном правопреемстве отказано.

В кассационной жалобе ООО «ТРАСТ» просит отменить названные судебные акты.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского СВ. от 17 апреля 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 13 августа 2013 г. Ленинск-Кузнецким городским судом вынесено заочное решение, которым исковые требования ОАО «Сбербанк» удовлетворены в полном объеме: кредитный договор от 15 марта 2012 г. № расторгнут, с заемщика Шадрина А.В. взыскана задолженность по кредитному договору в размере руб. коп. и судебные расходы.

4 октября 2013 г. на основании решения суда выдан исполнительный лист, 6 ноября 2013 г. возбуждено исполнительное производство.

28 октября 2013 г. между ОАО «Сбербанк России» и ООО «ТРАСТ» заключен договор уступки прав требования по кредитному договору от 15 марта 2012 г. № 42042, согласно которому права требования перешли в полном объеме к ООО «ТРАСТ».

Отказывая в удовлетворении требования ООО «ТРАСТ», суд первой инстанции, руководствуясь положениями, предусмотренными статьями 388, 819, 857 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 1, 26 Федерального законом «О банках и банковской деятельности», статьей 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», пришел к выводу о том, что уступка банком своих прав требования третьему лицу не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности допускается только с согласия должника.

Кроме того, суд первой инстанции исходил из того, что согласно пункту 4.2.4 кредитного договора, на который ссылается заявитель, кредитор имеет право полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заемщика. Из данного условия договора не усматривается, что заемщик выразил свое согласие на уступку прав требования кредитора третьим лицам, не имеющим лицензию на право осуществления банковской деятельности.

С таким выводом согласился суд апелляционной инстанции, указав на то, что уступка права требования лицу, не обладающему специальным правовым статусом, соответствующим статусу первоначального кредитора, ущемляет права потребителей, что является нарушением требований, установленных пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства (часть 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При этом в случае, если уступка прав требования происходит на стадии исполнительного производства, личность кредитора не имеет существенного значения для должника и суд допускает замену соответствующей стороны ее правопреемником, поскольку отношения между взыскателем и должником регулируются Федеральным законом от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», а не Законом Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей».

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если указанные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Изложенные в указанной норме правила толкования договора подлежат последовательному применению при соблюдении предусмотренных в ней условий.

Следовательно, в случае толкования условий договора путем их сопоставления с другими условиями договора и смыслом договора в целом суду следовало указать, на каком основании он пришел к выводу о неясности толкуемых условий, исходя из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений, а в случае толкования условий договора путем выяснения действительной воли сторон с учетом цели договора суду следовало указать, в связи с чем он пришел к выводу о невозможности определить содержание договора с использованием других правил его толкования.

Это не было учтено судом апелляционной инстанции, который, давая толкование условиям договора о возможности уступки банком прав по кредитному договору любому третьему лицу, не указал, в чем состоит неясность указанного условия, исходя из буквального значения содержащихся в нем слов в их обычно употребляемом смысле.

Таким образом, судом апелляционной инстанции было допущено существенное нарушение норм материального и процессуального права, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Кемеровского областного судгЬот 17 июля 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector