Корпоративные банкротства

Корпоративные споры и банкротство

Позицию Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее – СКЭС ВС РФ) в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2016) в части разрешения споров, связанных с корпоративными отношениями и банкротством, можно охарактеризовать как борьбу с разного рода злоупотреблениями, следствием чего явилось наличие значительного количества практикообразующих разъяснений.

Застройщиком может быть признано не только лицо, заключившее договоры с участниками долевого строительства, но и лицо, фактически аккумулирующее денежные средства для этих целей. В рамках дела о банкротстве должника нижестоящие суды отказали в применении специальных правил о банкротстве застройщиков (параграф 7 глава IX Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), мотивируя это тем, что должник не привлекал денежных средств и договоры с участниками долевого строительства не заключал, а следовательно, не является застройщиком в смысле, придаваемом нормой п. 1 ст. 201.1 Закона № 127-ФЗ. Отменяя принятые судебные акты и направляя обособленный спор на новое рассмотрение, СКЭС ВС РФ указала на недопустимость использования схем, направленных на обход Закона № 214-ФЗ от 30.12.2004, в частности использования промежуточной компании (агента) в рамках отношений застройщик – участник долевого строительства.

В данном случае такой компанией выступал кооператив, который путем продажи паев аккумулировал денежные средства и в дальнейшем переводил должнику, осуществляющему строительство по договору инвестирования. Обращая внимание на то, что указанные договоры, заключаемые через агента, фактически прикрывали договоры долевого участия в строительстве, судебная коллегия указала на наличие правомочий суда признавать такие сделки притворными на основании п. 5 ст. 201.1 Закона о банкротстве, что соответствует позиции, ранее изложенной в п. 88 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ». Таким образом, отношения дольщиков, не имеющих прямых договорных отношений с должником, могут быть квалифицированы как отношения между застройщиком и участником долевого строительства, несмотря на наличие кооператива (агента). Интересно, что ранее похожий вопрос уже рассматривался в Постановлении Президиума ВАС РФ от 04.09.2012 № 6099/12, где заказчик по инвестиционному контракту с подрядчиком действовал от своего имени, но за счет инвестора, и последний в силу п. 1 ст. 1005 ГК РФ не получил статуса кредитора подрядчика, в связи с чем его требования не были включены в реестр требований кредиторов при банкротстве подрядчика.

Таким образом, судебная коллегия разъяснила, что положения п. 2 ст. 201.1 Закона № 127-ФЗ не ограничивают в возможности признания застройщиком лица, владеющего земельным участком и объектом строительства, но не привлекающего денежные средства напрямую. Указанная позиция соответствует разъяснениям, сформулированным в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 № 15510/12 и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.04.2013 № 13239/12.

Участник должника-банкрота вправе самостоятельно реализовывать процессуальные права при наличии корпоративного конфликта. В рассматриваемом деле СКЭС ВС РФ отменила определение о возврате апелляционной жалобы участника должника, указав, что наличие корпоративного конфликта и отсутствие у участников, обладающих равными долями общества, возможности выбрать представителя не должны препятствовать реализации права участника должника на судебную защиту.

На первый взгляд может показаться, что Определением № 304-ЭС15-20105 от 14.06.2016 СКЭС ВС РФ совершила если не революцию, то как минимум переворот, предоставив все права представителя участников должника непосредственно участникам должника. Однако это не совсем так. Да, действительно, положениями ст. 34, 35 Закона № 127-ФЗ четко определены лица, участвующие в деле о банкротстве, и лица, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве. К последним, в частности, относится представитель учредителей (участников) должника, а не каждый из них в отдельности. Данная фигура была определена законодателем в качестве единственно возможного варианта реализации воли участников должника именно в целях предотвращения несогласованных действий участников должника, которых может быть гораздо больше конкурсных кредиторов.

Между тем такое законодательное ограничение круга лиц, участвующих в деле о банкротстве, стало причиной расширительного толкования указанных положений. Так, еще в Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.01.2007 № 10898/06 имеется указание на то, что учредители (участники) должника обладают правами лиц, участвующих в деле о банкротстве. Конечно, указанное разъяснение следует применять на основании предъявленных к учредителям (участникам) должника требований о возмещении расходов по делу о банкротстве (иначе каким образом им защищать свои права, оспаривать принятые акты и т. д.), что также следует из положений абз. 3 п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.12.2009 № 91.

Таким образом, если в силу корпоративного конфликта избрать представителя участников должника невозможно, СКЭС ВС РФ допускает самостоятельную защиту участником своих интересов, что в принципе вписывается в логику закона, поскольку участник должника может быть привлечен к субсидиарной ответственности на основании ст. 10 Закона № 127-ФЗ. Соответственно его интерес в недопущении, например, включения в реестр требований кредиторов должника необоснованных требований очевиден.

Залоговый кредитор вправе изменить свой статус в рамках дела о банкротстве. Залоговым кредиторам законодатель установил особый статус: с одной стороны, предоставив преимущества в части распределения конкурсной массы после реализации предмета залога, а с другой стороны, ограничив их некоторые права, в том числе право на голосование по повестке дня при проведении собрания кредиторов должника (за исключением некоторых вопросов). В то же время права, предоставленные обычным конкурсным кредиторам, нередко бывают не менее (а иногда даже более) выгодными с учетом банкротства конкретного должника. В связи с этим на рассмотрение СКЭС ВС РФ был поставлен вопрос о том, возможно ли полностью или частично отказаться от статуса залогового кредитора?

До этого времени успешно применялись разъяснения, сформулированные в п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 58, в силу которых кредитор, ранее не ссылавшийся на наличие залоговых отношений, в результате чего суд установил его требования как не обеспеченные залогом, впоследствии вправе был обратиться с заявлением о признании за ним статуса залогового кредитора. В рассматриваемом споре ситуация была обратной.

Суд первой инстанции удовлетворил заявление банка о внесении изменений в реестр требований кредиторов в связи с отказом от осуществления прав залогодержателя по части требований. Отменяя определение суда, постановлением суда апелляционной инстанции, оставленным в силе окружным судом, в удовлетворении заявления было отказано по мотиву того, что банк уже реализовал свое право на включение своих требований в реестр и избрание статуса залогового кредитора.

Определением № 308-ЭС15-6280 (3) от 01.08.2016 СКЭС ВС РФ отменила судебные акты апелляционного и окружного судов и оставила в силе определение суда первой инстанции, указав на то, что закон не запрещает залоговому кредитору отказаться полностью или частично от залоговых прав, снизив тем самым гарантии удовлетворения своих требований не в ущерб другим кредиторам. Более того, судебная коллегия вывела общее правило, указав, что допускается включение одной части требований как обеспеченных залогом, а другой – на общих основаниях. При этом кредитор не будет обладать двойным статусом в отношении одного и того же требования.

Факт изменения статуса кредитора в связи с отказом от своих прав залогодержателя является основанием для возникновения у него права на участие и голосование на собрании кредиторов. Реализация данного права не может нарушать прав иных кредиторов, поскольку не является противоправным действием. Иными словами, голосование на собрании кредиторов по вопросам повестки дня – неотъемлемая часть прав конкурсного кредитора, чьи требования не обеспечены залогом. В то же время выбор варианта осуществления своих прав в рамках дела о банкротстве принадлежит только кредитору, чьи требования обеспечены залогом.

Вместе с тем необходимо учитывать, что если кредитор уже ссылался на залоговый характер своих требований, однако суд такие доводы отклонил и включил требования в третью очередь реестра кредиторов, то повторное обращение (попытка изменения статуса в отношении рассмотренных требований) недопустимо, что следует из Определения ВС РФ от 28.06.2016 № 305-ЭС16-6727.

Исчисление срока по оспариванию участником общества крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Участники общества ограничены в осуществлении постоянного контроля за органами управления, что как раз и не позволяет им своевременно узнавать о наличии совершенных без предварительного одобрения крупных сделок и сделок с заинтересованностью. Общий подход к исчислению годичного срока оспаривания таких сделок был сформулирован в п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», где презюмируется, что участник должен узнать о совершенной сделке не позднее даты проведения годового общего собрания участников (акционеров) по итогам года, в котором была совершена эта сделка (конечно, если из представленных материалов можно сделать такой вывод).

В рассматриваемом деле как раз и ставился вопрос о моменте, когда участник должен был узнать о совершенной сделке. Так, отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции постановлением, оставленным в силе судом кассационной инстанции, в удовлетворении иска о признании недействительной сделки, совершенной с заинтересованностью, отказал. Основанием послужил факт пропуска срока исковой давности, который, по мнению апелляции, подлежал исчислению с момента исполнения договора в 2011 году, поскольку иск был заявлен участником от имени общества в качестве его представителя (п. 1 ст. 65.2, п. 2 ст. 181, 182 ГК РФ). Соответственно срок давности должен был определяться с момента, когда о нарушении прав узнало общество.

Читать еще:  Банкротство физических лиц калуга

Отменив принятые судебные акты и оставляя в силе решение суда первой инстанции, СКЭС ВС РФ фактически разъяснила правила оспаривания сделок участником, действующим от имени корпорации. В частности, коллегия пришла к выводу о том, что такой участник, по сути, является косвенным истцом, так как не только действует в интересах корпорации, но и преследует свой опосредованный интерес: недопущение причинения ему ущерба в результате совершения сделки. При этом интерес юридического лица производен от интересов его участников, из чего следует, что срок исковой давности подлежит исчислению именно с момента, когда обладатель нарушенного права (участник) узнал или должен был узнать о нарушенном праве.

Кроме того, СКЭС ВС РФ еще раз подтвердила возможность опровержения предположения о том, что с момента проведения общего собрания все участники общества должны знать о совершенных сделках. Так, в случае, если собрание не проводилось либо органы управления скрывают информацию о совершенной сделке (очевидно, это относится и к сделкам, датированным задним числом), срок для оспаривания исчисляется с момента, когда участник фактически узнал (или должен был узнать) о совершенной сделке, что соответствует позиции, изложенной в Постановлении КС РФ от 10.04.2003 № 5-П.

Банкротство юридических лиц

Банкротство предприятия

Официальное банкротство юридических лиц является единственным способом полностью рассчитаться с кредиторами по долгам путем оздоровления предприятия и осуществления расчетов или через окончательную ликвидацию бизнеса. Согласно нормам действующего российского законодательства, только проведение процедуры несостоятельности предоставляет гарантии должнику и его кредиторам, а также позволяет сохранить часть активов и предотвращает наступление субсидиарной ответственности, которая неизбежна, если фирма закрывается альтернативными способами.

Признать банкротство предприятия можно не во всех случаях, а только при соблюдении ряда обязательных требований. Основания прописаны в Законе № 127-ФЗ от 26.10.02 г. Разберемся, как проходит банкротство юр лиц, какие этапы включает и кем может быть инициировано.

Банкротство организации – правовые аспекты

Вариант легального закрытия убыточной фирмы с долгами актуален для тех владельцев, которые не в состоянии рассчитаться по обязательствам. В соответствии со стат. 2 № 127-ФЗ несостоятельностью считается неспособность погасить в полной мере суммы по расчетам с контрагентами, а также по налогам, сборам и взносам, включая недоимку, пени и штрафы перед бюджетом и внебюджетными фондами.

Понятие банкротство фирмы подразумевает абсолютную невозможность уплаты долгов по возникшим обязательствам. При этом причины неплатежеспособности могут быть разными – от макроэкономических (кризис, инфляция, нестабильность рынка и пр.) до внутренних (неэффективное управление, неправильная ценовая политика, давление со стороны конкурентов и т.д.). Процедура банкротства позволяет должнику не только расплатиться по требованиям кредиторов – с составлением реального плана выплат (зачастую с отсрочками) и рефинансированием долгов, но и защищает банкрота на правовом уровне от агрессии извне.

Кредиторы же получают гарантии возврата денег, в том числе через распродажу активов должника. Кроме того, утверждение графика погашения обязательств определяет очередность платежей и предупреждает одновременное обращение всех кредиторов за выплатами, что в противном случае неизбежно ведет к разорению предприятия.

В стат. 65 ГК определено, что признание банкротом юридического лица возможно по судебному решению. Последствием такой процедуры является официальная ликвидация организации и, как следствие, исключение ее из Единого реестра (ЕГРЮЛ). Не могут подвергаться банкротству следующие типы предприятий:

  • Государственные компании/корпорации – несостоятельность признается только по требованиям законов о создании таких субъектов.
  • Публично-правовые структуры – религиозные объединения, партии и др.
  • Фонды.

Основания признания банкротства юл, порядок осуществления и этапы процедуры, очередность установления требований регулируются на федеральном уровне – Законом № 127-ФЗ, ГК и ГПК РФ. Объявить себя неплатежеспособным вправе не все организации, а только соответствующие обязательным условиям.

Банкротство компании – основные признаки

Признание организации банкротом возможно при подтверждении несостоятельности бизнеса. Среди неформальных критериев числятся рост задолженности перед контрагентами, инвесторами, персоналом, учредителями, государством в части налогов, сборов и взносов; изменение структуры баланса фирмы с уменьшением числа оборотных активов; выставление контрольными органами решений и требований об уплате налогов; блокировка расчетных счетов; начисление недоимок и штрафов и т.д. Однако все эти условия примерны, а в стат. 3 Закона № 127-ФЗ содержатся четкие указания относительно того, какие предприятия относятся к неплатежеспособным.

Предприятие считается банкротом, если:

  • Минимальная совокупная величина долгов перед всеми кредиторами равна 300000 руб. с учетом налоговых обязательств.
  • Срок неисполнения требований составляет от 3 мес. по каждому отдельно взятому кредитору.

Обратите внимание! По физлицам размер неоплаченных обязательств равен минимум 500000 руб. для признания гражданина банкротом.

Инициирование процедуры банкротства дает должнику законную возможность пересмотреть условия погашения долгов, утвердить график выплат и отсрочить на время исполнение требований. При этом компания-банкрот не освобождается полностью от необходимости расчетов с кредиторами, но вправе погасить суммы иными способами, не всегда денежными. Если средств для выплат недостаточно, в ход идет распродажа имущества и иных активов. А уже если и по завершении таких мероприятий остаются непогашенные долги, выполняется списание обязательств, а должник ликвидируется.

Как подать на банкротство юридического лица

Чтобы объявить себя банкротом добровольно, уполномоченное лицо юрлица должно подать заявление в арбитражный суд по адресу нахождения (стат. 33 Закона № 127-ФЗ). Но такое право есть, помимо организаций, и у других органов. Как правило, банкротство хозяйствующих субъектов инициируется по заявлению налоговых органов, кредиторов, социальных фондов, прокураторы, то есть любым финансово заинтересованным участником взаимоотношений. Кредиторы защищены законодательно и могут реализовать судебный иск в целях получения гарантий собственных интересов, а к должнику предъявляется такая обязанность для восстановления платежеспособности бизнеса и возврата предприятия к нормальному прибыльному функционированию.

Добровольное инициирование банкротства должником проводится в случае:

  • Если обнаружилось, что юрлицо не располагает достаточными денежными средствами для полных расчетов по накопленным обязательствам на сумму свыше 300000 руб. и с периодом просрочки от 3 мес.
  • Если в ходе ликвидации нерентабельной компании выяснился факт неплатежеспособности с признаками несостоятельности по Закону № 127-ФЗ.

При втором варианте развития событий должник обязан обратиться в арбитражный суд в срок до 30 дн. от момента выявления указанных признаков. Нередко это случается при составлении итоговых годовых отчетов, проведении аудиторской проверки независимыми специалистами и распределении дивидендов за отчетный период.

Порядок банкротства юридического лица

Как проходит банкротство субъектов предпринимательской деятельности, зависит от вида организации – нюансы регулируются Законом № 127-ФЗ. Совершенно неважно, кто именно выступает инициатором процедуры, алгоритм разработан на федеральном уровне и состоит из нескольких основных этапов. При этом часть судебных услуг и работа управляющего оплачиваются компанией-должником. Дела рассматриваются при условии представления подтверждающих неисполненные требования документов.

Стадии банкротства включают следующие процедуры:

  • Предварительное наблюдение – осуществляется под контролем арбитражного управляющего ради объективного анализа текущего состояния дел предприятия, определения объема долгов и перечня кредиторов, исключения факта ложного банкротства. Срок не может превышать 7 мес.
  • Финансовое оздоровление – рассматривается возможность восстановления платежеспособности должника, утверждается план мероприятий с целью погашения всех долгов. Максимально срок санации составляет 2 года.
  • Внешнее руководство делами – руководство организацией переходит к внешнему управляющему, объявляется мораторий на выплаты долгов. Мера вводится на 1-1,5 года только при ее целесообразности.
  • Конкурсное производство – финальная стадия официального признания фирмы банкротом. Включает свободную реализацию активов для завершения расчетов. По окончании производства должник официально ликвидируется, работа полностью прекращается, а компания исключается из реестра.

Обратите внимание! Обоюдное составление мирного договора (соглашения) допускается на любой из стадий банкротства. Подписание означает полное прекращение процедуры неплатежеспособности должника, но при нарушении банкротом условий соглашения дело возобновляется.

Особенности банкротства юридических лиц по отдельным категориям:

  • Банкротство кредитных организаций – согласно стат. 189.8 Закона № 127-ФЗ кредитная организация признается несостоятельной при неисполнении обязательств в срок до 14 дн. с даты удовлетворения. Процедура может быть выполнена только после отзыва Банком РФ лицензии на осуществление банковских операций. А исполнительные полномочия в течение полугода получает временный управленческий орган, избранный Банком России. Допускается реорганизация в виде присоединения или слияния.
  • Банкротство субъектов естественных монополий – согласно стат. 197 Закона № 127-ФЗ такие структуры могут быть признаны несостоятельными при неудовлетворении требований в течение полугода с даты исполнения. В арбитражном суде возбуждается дело при наличии минимальной величины долгов в 1 млн. руб. с подтверждением соответствующими исполнительными документами.
  • Банкротство страховых организаций – может ли быть признана банкротом страховая компания и на основании каких признаков? Условия перечислены в стат. 184.2, 183.16 Закона № 127-ФЗ. Это сумма неисполненных долгов минимум в 100000 руб., непогашение присужденных требований о погашении долга (независимо от суммы) в срок более 14 дн., недостаточная стоимость активов или отсутствие критериев восстановления платежеспособности компании за время управление временной администрацией. Признание банкротом производится при наличии хотя бы одного из указанных признаков.
  • Банкротство стратегических предприятий и организаций – согласно стат. 190 Закона № 127-ФЗ такие структуры признаются несостоятельными при неисполнении обязательств в течение 6 мес. с даты их возникновения и на сумму более 1 млн. руб. Основными этапами процедуры обычно являются оздоровление и внешнее управление, то есть главной целью является не продажа активов, а реанимация предприятия.
  • Банкротство финансовых организаций – особенности банкротства финансовых организаций отличаются законодательными условиями признания компании неплатежеспособной. Согласно стат. 183.16 Закона № 127-ФЗ это, в первую очередь, совокупная минимальная величина обязательств на сумму в 100000 руб., также неисполнение официальных решений/актов суда о взыскании средств без учета размера долга или недостаточный объем активов компании для удовлетворения требований, или отрицательный результат мероприятий временного управления ради восстановления платежеспособности.
  • Банкротство коммерческих организаций – особенности признания неплатежеспособными подобных компаний предусматривают прохождение всех обязательных процедур по Закону № 127-ФЗ. Пять основных стадий включают в себя следующие этапы – наблюдения, санации (оздоровления финансово-хозяйственной деятельности), внешнего управления, финишного конкурсного производства и подписания мирового соглашения.
  • Банкротство малых предприятий – субъекты МП (малого предпринимательства) при инициировании процедуры несостоятельности имеют ряд преимуществ перед прочими организациями. Причина этого заключается в, как правило, небольших оборотах, упрощенном процессе санации, а в результате и осуществлении полных расчетов с кредиторами. Банкротство СМП редко приводит к ликвидации бизнеса, и зачастую заканчивается оздоровлением бизнеса.
  • Банкротство унитарного предприятия – поскольку МУП относится к одной из разновидностей коммерческих организаций, признание несостоятельности проводится на общих основаниям в соответствии с условиями по стат. 3 Закона № 127-ФЗ. В основном инициатором банкротства МУП выступают муниципалитеты, так как собственником активов является не владелец, а местная администрация. В результате ликвидации объекты имущества не разделяются на доли.
  • Банкротство корпораций – несостоятельность корпоративных юридических лиц признается в общем порядке, действующем для обычных категорий предприятий. Признаками банкротства могут являться долги на сумму свыше 300000 руб., с просрочкой по уплате от 3 мес. При это если корпорация является одной из категорий компаний по упомянутой в Законе № 127-ФЗ отраслевой сфере деятельности, процедура банкротства регулируется с учетом специальных требований.
Читать еще:  Как выбрать арбитражного управляющего должнику

Вывод – в этой статье мы рассмотрели, как осуществляется признание юр лица банкротом. Основными критериями являются размер задолженности (более 300000 руб.) и срок неисполнения расчетов (свыше 3 месяцев от момента исполнения обязательств). Инициирование процедуры может проводиться по заявлению должника, кредитора либо уполномоченного органа. Для возбуждения дела документы подаются в территориальное подразделение арбитражного суда по месту нахождения компании или месту проживания физлица.

Банкротство при корпоративном конфликте и спорах участников

Банкротство при корпоративном конфликте и спорах участников

Банкротство – это не только состояние компании, при котором отсутствует возможность оплатить задолженности разного рода, но и способ прекращения деятельности компании, возможно, с перспективой на развитие другого бизнеса либо другой компании. Судебные процессы о банкротстве достаточно специфичны, трудоемки по работе и продолжительны по времени рассмотрения.

Фабула дела:

В рамках дела о банкротстве компании по заявлению одного из ее кредиторов, один из собственников компании-банкрота заявил о возможности погашения задолженности перед всеми тремя кредиторами компании (гражданин, ООО и налоговый орган).

В компании несколько лет длится корпоративный конфликт: после смерти одного из основателей бизнеса его доля перешла к вдове, с которой и произошел конфликт у заявителя: ему не предоставлялись документы, чинились иные препятствия, ввиду чего он принял решение о выходе из состава участников. Решение суда о выплате рыночной стоимости доли на дату начала судебного процесса о банкротстве вступило в силу.

При этом, в самом деле о банкротстве суд констатировал, что банкротство является контролируемым: его цель — избежание расчетов по оплате рыночной стоимости доли заявителя.

Суд вынес определение об удовлетворении заявления о погашении задолженности компании ее участником. Компания-банкрот обжаловала определение суда на основании того, что финансовое состояние компании-банкрота неудовлетворительное, заявитель заинтересован в реализации имущества по самой высокой цене. Также компания-банкрот указала на наличие корпоративного конфликта и отсутствие какой-либо возможности его разрешения иначе, нежели через ликвидацию в рамках банкротства.

Суд второй инстанции признал законным определение суда первой инстанции.

Судебный акт: Постановление Восьмого Арбитражного апелляционного суда от 05 октября 2018 г. по делу А70-353/2017

Выводы суда:

1. Суд, вынося постановление, принял во внимание материалы дела о банкротстве, а также судебные акты, подтверждающие размеры долей конфликтующих собственников, размер рыночной стоимости доли покидавшего компанию собственника.

2. Суд исследовал вопрос наличия злоупотребления правом со стороны заявителя, а также возражения сторон по делу на предмет их направленности на скорейшее удовлетворение требований кредиторов компании-банкрота. Злоупотребление правом выявлено не было, а возражения против удовлетворения заявления не были направлены на скорейшее погашение задолженности компанией.

3. Суд констатировал, что цели погашения задолженности компании-банкрота заявителем не исследуются в рамках рассмотрения обособленного спора по заявлению о погашении задолженности.

4. Суд подтвердил право второго участника настаивать на ликвидации компании-должника, несмотря на удовлетворение заявления о погашении задолженности вторым участником в условиях длящегося корпоративного конфликта.

Комментарии:

1) Во многих случаях ликвидация (непосредственно ликвидация либо с применением процедур банкротства), – единственный действенный способ разрешения корпоративного конфликта. Однако при этом не стоит упускать из внимания финансовый аспект: имущественные права находящихся в конфликте собственников бизнеса не должны нарушаться, и каждая из сторон корпоративного конфликта обязана вести себя добросовестно.

2) Погашение задолженности компании-банкрота одним из ее собственников не лишает второго (или иных) собственников права настаивать на ликвидации компании и требовать реализации имущества с целью его последующего раздела между сторонами корпоративного конфликта.

3) После погашения задолженности стороны конфликта могут договориться об отступном в счет стоимости его доли.

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству.

Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас.

Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Наша юридическая компания оказывает различные юридические услуги в разных городах России (в т.ч. Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул, Красноярск, Кемерово, Новокузнецк, Иркутск, Чита, Владивосток, Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород, Казань, Самара, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Воронеж, Саратов, Краснодар, Тольятти, Сочи).

Елена Миронова, юрист-аналитик. Блондинка. Люблю розовое. Нравится поп-музыка. Отдаю предпочтение судебным спорам по банкротству, займам.

«Крайним оказывается директор — это жесткое правило, но суды реализуют его беспощадно»

«Директора компаний должны очень критично воспринимать все указания собственника». Риски руководителей при банкротстве бизнеса растут. Возможно ли им защититься от субсидиарной ответственности?

Андрей Бельянский, управляющий адвокатского бюро «Бельянский и партнеры» и Владислав Идамжапов, адвокат, руководитель уголовно-правовой практики бюро:

— Сегодня многие крупные компании в России банкротятся не злонамеренно, а вследствие разных экономических и финансовых причин, — например, после 2014 г. из-за резкого роста кредитных ставок долговая нагрузка ряда предприятий выросла в десятки раз, иногда даже на миллионы рублей. Это повлекло за собой целый ряд событий, которые привели к банкротствам таких компаний в 2017-2018 гг. Причем это не самые неустойчивые предприятия — те уже давно ушли с рынка.

Одна из главных причин корпоративных банкротств — накопленная дебиторская задолженность на фоне неоплаты долгов кредиторам.

Если руководитель не взыскивает в разумный срок безо всяких видимых причин дебиторку, в ходе процедуры банкротства это может быть оценено как недобросовестное поведение: «Почему вы допустили разбалансировку собственного бюджета, почему кому-то «дарите» активы, не взыскивая их, а кредиторам не платите?».

У любой коммерческой организации есть цель — извлекать прибыль. Если организация не заинтересована в получении оплаты со своих должников, это выбивается за рамки экономически выгодного поведения. Ситуация усложняется еще сильнее, если компания и ее дебитор имеют общих учредителей.

К тому же сейчас в законе о банкротстве сформулированы различные презумпции не в пользу привлекаемых к ответственности лиц, контролирующих должника: именно они должны доказать, что действовали добросовестно. Это касается и директоров, и учредителей: если учредители знали о негативных тенденциях в компании и понимали, что есть риск не расплатиться с кредиторами, то должны были дать поручение директору инициировать процедуру банкротства не дожидаясь еще большего ухудшения финансового состояния предприятия.

Сейчас в рамках процедур о банкротстве не скрыть такие обстоятельства, как перечисление денег по сомнительным сделкам (не имеющим очевидной экономической цели для кредиторов), даже если компанией руководит номинальный держатель доли. Арбитражные управляющие также привлекают реальных владельцев компаний к ответственности на основе анализа сделок — выясняя, кто финансировал деятельность компании и затем получал выгоды от такого контроля.

Взыскать убытки теперь можно даже с тех, кто и не числился в ЕГРЮЛ, официально не был ни руководителем, ни владельцем доли, ни работником.

Но в случае банкротства компании риск ответить за ее долги прежде всего ложится на директора, пусть даже он просто наемный управленец, получал 70 тысяч рублей в месяц и не принимал самостоятельных решений. Именно ему, а не учредителям, в первую очередь грозит субсидиарная ответственность — он будет отвечать за это собственными деньгами и имуществом.

Почему при банкротстве компаний риски директоров выше? Современное законодательство приводит к тому, что на управленцев возлагают все бремя ответственности. Учредители могут сказать, что ничего не знали, мол, «директор наворотил дел, пусть он и отвечает» — если они не проинформированы о состоянии дел в компании в ходе ежегодного собрания или каким-то иным образом.

В российских компаниях сложилась такая традиция, что учредитель или участники выполняют функцию исполнительного органа, управляют и регулярно вмешиваются в полномочия руководителя и фактически руководят его действиями. Хотя его права как участника — определять принципы развития компании, например, и прочее, то, что записано в уставе. И сегодня для директоров является нормой выполнять любую волю собственника — потому что они дорожат своим местом и считаются особо приближенными и доверенными лицами. Причем зачастую учредитель дает устные указания, которые не оформлены документально.

Читать еще:  Исполнительный лист судебным приставам

Когда учредитель активно участвует в управлении компанией и дает распоряжения директору, это должно быть отражено в документах.

Прописные корпоративные правила поведения должны регламентировать правила контроля деятельности руководителя со стороны учредителя, необходимо отойти от обычая устных правил. Хотя устное управление дает возможность скрыто и неофициально руководить компанией и в случае чего не нести никакую ответственность, в этом и состоит привлекательность такого способа работы. В современных компаниях, где собственники и управленцы осознают риски, прописывают все правила управления и распределения ответственности в локальных актах, соблюдают их сами и все, кто взаимодействуют с компанией.

Бывает, что компания создается под проект, например, для инвестирования и строительства завода. После того как проект реализован, завод построен, а текущая деятельность налажена, требования к руководителю меняются — он становится администратором, который должен самостоятельно налаживать финансовые потоки, производить, продавать и содержать предприятие за счет оборотов и прибыли. Как правило, такие директора, привыкшие к постоянным денежным вливаниям со стороны собственников, и попадают в ловушку: собственник перестает финансировать компанию, появляются долги. Крайним оказывается директор — сегодня это жесткое правило, но суды реализуют его беспощадно.

Как директорам защититься при банкротстве

Во-первых, стараться не допустить банкротства. Если у вас есть дебиторы — требуйте с них деньги в срок. Можно предъявлять претензии, иски, заключать мировые соглашения — главное, не бездействовать. Причем ко всем дебиторам должен быть равный подход с экономически обоснованными отступлениями — исходя из коммерческих интересов предприятия. Тогда к руководителю компании возникнет меньше вопросов. Если стали появляться кредиторы, не думайте, что долги сами по себе закроются по воле бухгалтера и когда-то в будущем. Если не начать планировать дополнительные источники поступлений, копить «кассовые разрывы», то считайте, что с этого момента у предприятия уже появились признаки неплатежеспособности, а равно и риски руководителя и учредителей отвечать собственным имуществом и деньгами.

Во-вторых, практика показывает, что схемы, при которых бухгалтерия подчиняется собственнику, а директор только подписывает документы не читая их или не имея возможность их изменять или не подписывает вовсе, не просто нарушают законодательство. Они приводят к промахам в управлении, а в случае банкротства — к перекладыванию ответственности на самих директоров, бухгалтеров и юристов.

В подобных банкротных делах интересно складывается практика доказывания. Все судорожно начинают искать имейлы, переписку в мессенджерах, письменные указания, визы собственника, проверять подписи на предмет их действительности, бывает даже, что и аудиозаписи разговоров обнаруживаются, ищут, а кто-же дал указания. иными словами, ищут крайнего. Как правило, в компании есть или должны быть правила документооборота, а собственник нередко дает устные указания, которые ничем не подтверждаются.

Что делать директорам компаний в таких случаях? Для них становится необходимым критично воспринимать все указания собственника. Директор в любом случае должен иметь собственную позицию, а не слепо выполнять все указания владельца, тем более, когда тот вмешивается в текущую деятельность компании.

Главную роль в таких делах играют профессионализм защитников и обеспеченность процесса доказательствами. Если директор вел бизнес добросовестно, то у него накопилась база документов: документация, регламенты, переписка с собственником… Это и есть доказательная база, которая поможет обосновать собственную добросовестность, но, конечно, и это не всегда помогает. Но если ничего этого нет и директор действительно действовал недобросовестно, то и доказать невиновность не получится.

Топ-менеджерам следует помнить: всю деловую переписку нужно сохранять, причем она должна быть четкой: на конкретный вопрос должен быть получен соответствующий ответ. Но это идеальный случай — гораздо чаще вся переписка утрачена или настолько неконкретна, что ее помощью сложно что-то доказывать.

Разворот добросовестных сделок

Впрочем, даже при добросовестном ведении бизнеса могут возникнуть проблемы. В законе есть правило: если компания попала в процедуру банкротства, то сделки, совершенные в период, когда у предприятия были долги, могут быть оспорены.

Приведем пример. У предприятия два года назад возник долг по договору поставки товара, который был погашен, но не вовремя. Но вдруг оказывается, что в это же время у компании был другой долг, по которому она не заплатила. И если лицо, которому задолжали, обратится в суд с заявлением о банкротстве, то, вероятно, сделка будет оспорена, и деньги, выборочно заплаченные одному из кредиторов, будут возвращены в конкурсную массу для перераспределения среди кредиторов, включившихся в реестр. Причем сторона, которой пришлось вернуть деньги, могла и не знать о других кредиторах, потому что долги перед ними возникли позднее либо информация было хорошо сокрыта, или, еще хуже, долги «фиктивны» и созданы собственниками с целью установления контроля над банкротством или же даже для того, чтобы под видом законной процедуры развернуть какие-то неугодные владельцам компании сделки с конкретными контрагентами в попытке вернуть законно оплаченное посредством не совсем законной процедуры.

Оспаривание таких сделок и изымание денег у добросовестных контрагентов приводит к массовым злоупотреблениям и дестабилизирует гражданский оборот. Рискованно вообще вступать с кем-то в сделки и исполнять их — а если через месяц-другой это лицо начнет банкротиться и сделку развернут?

Другая проблема в том, что иногда недобросовестные учредители и руководители компаний формируют фиктивную задолженность, чтобы в последующем ее можно было оспорить.

К примеру, директор компании принял займ на компанию от своего родственника — наличными деньгами (что юрлица обычно не делают), которые не внес в банк. Затем начинается реализация схемы: этот родственник обращается в суд и получает исполнительный лист на эти деньги, обращается с заявлением о банкротстве заемщика, предприятие вводится искусственно в состояние неплатежеспособности (создается видимость такого состояния), назначается контролируемый арбитражный управляющий, и у добросовестных контрагентов начинают оспаривать сделки, чтобы вернуть предоставленное исполнение по сделкам и закрыть компанию.

Такие схемоделатели не учитывают, что в ряде случаев юристы добросовестных контрагентов, чьи сделки начинают необоснованно разворачивать по формальным основаниям, добиваются привлечения к ответственности лиц, которые допустили создание таких фиктивных задолженностей, за фиктивное и преднамеренное банкротства.

Как доказать, что сделка была нужна обществу, а не является фиктивной? Кроме грамотного юридического сопровождения, нужно выслушать различные стороны перед тем как заключить договор. Решение должно быть обоснованным и своевременным, директор должен принимать его, основываясь не только на собственном мнении. Особенно это касается крупных сделок: по покупке недвижимости, техники, основных средств, а также привлечению кредитов.

Риски уголовной ответственности

Закон и практика его применения должны меняться, это нормально. Бизнес наконец-то стал учиться оформлять свои отношения документально — но не идеально. Текущая практика применения закона о банкротстве требует дополнительных расходов на юридическое обеспечение работы компании. Все решения должны быть экономически обоснованы и надлежащим образом оформлены — если сделка вдруг подвергнется ревизии. Но не все предприниматели готовы нести такие расходы и пытаются минимизировать издержки. И мы видим, к чему это приводит.

Вдобавок к субсидиарной ответственности в ближайшее время директорам компаний стоит опасаться еще и привлечения к уголовной — за сделки, которые некоторые кредиторы оценивают как незаконные.

Многие юристы видят, как в преддверии банкротства из компаний выводятся деньги и имущество. Для видимости хоздеятельности создаются подставные фирмы, но их единственной целью является вывод денег в криминальный оборот в нарушение прав кредиторов.

При процедуре банкротства юристы активно пишут заявления в полицию и добиваются, чтобы дела возбуждались. Рано или поздно это приведет к тому, что правоохранительная система начнет воспринимать обоснованные обжалования многочисленных отказов в возбуждениях дел и выработает свою практику. Это приведет к волне еще и уголовных преследований — а сроки давности привлечения к ответственности по «банкротным» делам (ст. 195, 196 и 197 УК РФ) достаточно большие.

Например, в одном из случаев к уголовной ответственности привлекали лицо, которое находилось в структуре управления компании, но самостоятельно не принимало ни одного решения. Его привлекали к уголовной ответственности только на том основании, что его должность предполагала возможность влиять на эти решения.

Заниматься бизнесом сейчас стало в три раза дороже и рискованнее, чем еще два-три года назад. Раньше основные риски были связаны с мошенниками, которые могли не заплатить за товар/услуги или пойти на открытый грабеж, сейчас своего рода грабежи совершаются с помощью злоупотреблений правом в судебных спорах.

Вот почему суды нацелены на выявление таких признаков и пресечение этого, оттого и происходит тотальная проверка на добросовестность и обязанность в любой ситуации доказывать ее наличие. Презумпция добросовестности в нашем бизнесе почему-то не работает, что отражается и в практике правоприменения. Критика бизнеса о том, что «невозможно вернуть деньги», привела к тому, что деньги стало вернуть проще, но заниматься бизнесом стало гораздо дороже. Прежний выборочный подход, когда при банкротстве с одного должника можно было взыскать средства, а другой мог от этого уклониться, уходит в прошлое. Теперь долги взыскивают со всех одинаково, и избежать ответственности почти невозможно.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector