Миноритарный кредитор

Все об оспаривании сделок должника в процедуре банкротства

Основания, срок исковой давности и другие нюансы в одной таблице.

В предыдущих статьях, мы шаг за шагом разобрали схемы по выводу различных видов активов в преддверии банкротства. А также методы кредитора по противодействию подобным некрасивым действиям должника.

Так например, в части №1 мы поговорили о возврате денежных средств, выведенных в течение месяца до банкротства, в части №2 обсудили, как разломать схемы по списанию ликвидной дебиторки за полгода до принятия заявления о банкротстве, в части №3 – как вернуть автотранспорт, проданный в последний год деятельности компании, в части №4 – как работать с недвижимостью, проданной три года назад, и в части №5 развеяли мифы «бывалых» юристов о том, что невозможно оспорить сделки, совершенные за 10 лет до банкротства должника.

Если вы хотите получить все эти статьи «скопом», то оставьте свой е-мейл на нашем сайте и мы пришлем их вам в одном письме.

Таблички, таблички…

Пришла пора свести всю информацию в одну кучу. Мы попробуем сделать это человеческим языком, упростив некоторые моменты (да извинят меня профессионалы).

Ниже мы наглядно показали когда, в какие сроки и какие сделки под прицелом. Штука полезная, рекомендуем сохранить. В читаемом формате изображение доступно по ссылке на статью на нашем сайте, там же еще и таблица есть.

Сроки давности

Со сроками давности обычно у всех большая путаница. Поэтому на них остановимся отдельно.

Если не лезть сильно вглубь, то все сроки можно разделить на 2 группы: в соответствии с тем, по каким именно основаниям вы собираетесь оспаривать сделки должника. А как вы помните, глобально мы можем действовать либо по нормам Гражданского кодекса, либо по основаниям Закона о банкротстве.

I. По Гражданскому кодексу

Основное правило: срок отсчитывается «ВПЕРЕД» с момента совершения сделки.

Срок исковой давности для сторон сделки (покупатель, продавец): 3 года с момента совершения сделки.

Срок исковой давности для лиц, не являющихся сторонами сделки (арбитражный управляющий, кредиторы, гос.органы): 10 лет с момента совершения сделки. Здесь, по общему правилу, на подачу иска третьим лицам отводится три года с момента введения конкурсного производства. Ну и понятно, что в любом случае, на дату принятия иска судом, не должны истечь указанные десять лет.

Кстати, у сделок с недвижимостью есть одна особенность: датой их совершения считается день регистрации сделки Росреестром, а не дата подписания договора. Имейте это в виду при исчислении сроков.

II. По Закону о банкротстве

Основное правило: срок совершения сделок (1 месяц, 6 месяцев, 1 год или 3 года) отсчитывается «НАЗАД» с момента принятия заявления о банкротстве. В общем случае, этим моментом считается ДАТА ПУБЛИКАЦИИ соответствующего определения Арбитражного суда, но никак не отметка канцелярии о поступлении иска. И точно не момент введения какой-либо из процедур банкротства.

Срок исковой давности: в общем случае, 1 год с момента введения конкурсного производства. Если спустя 12 месяцев после своего назначения конкурсный управляющий не подал заявление об оспаривании сделок по банкротным основаниям, то он должен будет доказать, что, действуя добросовестно и разумно не мог узнать о сделке раньше. В противном случае суд откажет в удовлетворении иска в связи с пропуском годичного срока давности (здесь я по умолчанию подразумеваю, что соответствующее ходатайство было своевременно заявлено ответчиком).

Миноритарный кредитор

И последний миф на сегодня: кредитор, у которого меньше 10% в реестре требование кредиторов, не может оспаривать сделки должника.

Это заблуждение активно распространяют либо теоретики, прочитавшие пункт 2 статьи 61.9 закона о банкротстве, но не дотянувшиеся до судебной практики, либо горе-юристы, намеренно убеждающие своего клиента в том, что «главное назначить лояльного арбитражного управляющего, и наступит счастье».

На самом деле любой юрист «с мозгами» легко обойдет данное ограничение законодательства. Мы научились это делать еще лет 7-8 назад, когда взыскивали деньги с одного воронежского бизнесмена, имея всего 6% в реестре требований.

План действий

Если у миноритарного кредитора нет заветных 10% в реестре требований кредиторов, но сделки оспорить очень хочется, то вся активность сводится к 3 последовательным шагам:

  1. Сначала выбиваешь из «недружественного» арбитражного управляющего всю информацию, необходимую для идентификации подозрительных сделок. Как это сделать, если он активно сопротивляется – тема отдельной статьи. Но самый простой вариант – обратиться в юридическую компанию «Игумнов Групп».
  2. Затем пишешь письмо этому же арбитражному управляющему с требованием оспорить выявленную вами сделку. И подкладываешь под это грамотное обоснование: должно быть видно, что есть реальные перспективы для ее отмены. Писать письма из разряда «я сильно нуждаюсь, и поэтому сделайте хоть что-нибудь» не стоит. Такие обращения не вызывают ничего кроме жалости. Будьте профессионалом. Или наймите их (см. пункт 1).
  3. После того, как ваша скромная персона будет проигнорирована, подаете жалобу в Арбитражный суд. Просите признать бездействия арбитражного управляющего незаконными, причиняющими вам ущерб, и отстранить его от ведения процедуры банкротства.

Если вы грамотно сделали два предыдущих пункта и не облажались при подготовке жалобы, суд с удовольствием ее удовлетворит. После этого, вновь назначенному арбитражному управляющему не останется ничего другого как подать соответствующий иск об оспаривании сделки. Иначе он будет следующим, кто слетит с процедуры (а может и потеряет статус).

Если хотите сделать еще умнее, то прямо в жалобе попросите суд представить вам самостоятельное право на оспаривание нужной вам сделки. Вот в этот момент ваши оппоненты совсем офигеют. Поверьте старому вояке. А лучше скачайте соответствующие определения суда и убедитесь сами. Для этого оставьте свой е-мейл здесь:

Ну и напоследок, давайте рассмотрим вариант, когда Должник предусмотрел возможность оспаривания его сделок и принял дополнительные меры по защите выведенного имущества. Например, после переоформления активов, Новый собственник дополнительно заводит их в залог по якобы полученным займам от третьего лица. Насколько надежна такая схема?

__

Игумнов Дмитрий

генеральный директор «Игумнов Групп», эксперт по субсидиарке и защите личных активов, арбитражный управляющий

Специализация: представление интересов предпринимателя в государственных структурах всех уровней при привлечении к субсидиарной ответственности, взыскании ущерба, долгов по поручительству и личным займам. Безопасность личных активов.

Практикуем и рассказываем о защите бизнеса, учредителей, гендиров и бухгалтеров, списании долгов, банкротстве физ. и юр. лиц, сохранении активов, снятии субсидиарной ответственности и не только. Своими знаниями делимся в блоге, с подписчиками нашей e-mail рассылки и при встречах. Кстати, у нас офис с видом на Кремль и Зарядье) Ждем в гости.

Читать еще:  Василега михаил юрьевич арбитражный управляющий

Институционализация статуса миноритарного кредитора: необходимость и направления

Суть принципа — равное распределение имеющейся конкурсной массы среди всех кредиторов одной очереди.

Суть исключений — изъятие отдельными кредиторами части конкурсной массы в свою пользу преимущественно перед другими кредиторами.

По своему существу, исключения из принципа равенства кредиторов всегда осуществляются за счет других кредиторов.

Такие исключения просачиваются в российский правопорядок разнообразными способами:

  • предоставлением права конкретному кредитору на получение конкретной вещи / доли в праве (дело Беговая-Плаза);
  • предоставлением права конкретному кредитору на преимущественное получение выручки из вещи (залоговые кредиторы, залог из ареста);
  • предоставлением кредитору права не отдавать из своей массы причитающееся должнику (титульное обеспечение, право зачета);
  • перевод требования из одной очереди в вышестоящую (депозиты нотариусов).

Несмотря на то, что российскому правопорядку уже известны исключения (залог, депозиты нотариусов), предложения по дальнейшему размыванию эффективности названного принципа не перестают появляться.

Так, на отдельных площадках раздаются голоса в пользу:

  • расширения прав уполномоченных органов путём предоставления им залогового статуса из осуществляемого ими внесудебного ареста (для успокоения уполномоченного органа и сохранения его требований в третьей очереди (!));
  • введения титульного обеспечения;
  • предоставления возможности зачёта требований;
  • обособления прав лиц, добившихся ареста вещи должника в порядке обеспечительной меры.

Как уже было указано, изъятие из конкурсной массы всегда затрагивает интересы тех, кто остается делить такую массу после изъятия.

Так получается, что в большинстве случаев таковыми являются (окажутся в результате предлагаемых изменений) миноритарные (несистемные) кредиторы.

Связано это с тем, что мажоритарные (системные) кредиторы имеют:

  • достаточно переговорных возможностей для получения обеспечения (залог, титульное обеспечение, зачет);
  • достаточно полномочий в деле о банкротстве для получения выгод больших, чем доступно среднему миноритарному кредитору (определение условий продажи с включением своих «представителей» в число приобретших часть конкурсной массы по интересной стоимости, определение условий мирового соглашения, отступного, определение кандидатуры арбитражного управляющего и членов комитета кредиторов и т.п.).

Следовательно, любые изменения, вводящие изъятие из принципа равенства кредиторов, будут осуществляться за счёт миноритарных кредиторов.

Как представляется, в настоящее время назрел вопрос о формировании повестки в защиту интересов миноритарных кредиторов.

Ранее мы уже писали о том, что банкротство является видом управленческой модели со своими органами, целями, компетенциями и т.п. В этой связи между банкротным и корпоративным управлением можно проводить определенные параллели.

Это означает, например, применимость к защите миноритарных кредиторов инструментов, направленных на защиту миноритарных акционеров от злоупотребления (непропорционального обогащения) мажоритарных акционеров и (или) менеджмента (контролируемого мажоритарием).

В данной публикации мы планируем обозначить лишь контуры возможных средств, направленных на сбалансирование системы, крен которой в сторону системных кредиторов очевиден.

Так, мы считаем целесообразным проработать возможность внедрения следующих «противовесов»:

А. Решения собраний

  1. Предоставление миноритариям права вето на отдельные решения

В целях выявления мнения миноритарных кредиторов возможно введение института собраний миноритарных кредиторов и определение вопросов, по которым проводится такое собрание, результаты которого могут ветировать решение общего собрания кредиторов.

  1. Введение института решений собраний кредиторов с заинтересованностью — отстранение заинтересованных мажоритариев от участия в голосовании

По существу основная претензия к лицу, имеющему возможности определять судьбу имущества другого лица, состоит в использовании такой возможности в своих интересах в ущерб интересам другим членов того же сообщества. Отстранение мажоритарного кредитора от голосования по вопросу, в котором он заинтересован, будет снимать такую претензию.

  1. Введение фигуры представителя миноритарных кредиторов (пассивных)

Здесь можно было бы использовать опыт представления интересов облигационеров. Введение названной фигуры целесообразно по той причине, что в ряде случаев миноритарных кредитор принимает решение не участвовать в деле о банкротстве, имея в виду незначительные шансы и большие расходы. Названный представитель (в том числе за счет объединения требований миноритарных кредиторов в пул) сможет часть опасений миноритарного кредитора устранить.

Б. Формирование менеджмента (арбитражное управление)

  1. Право отвода кандидатуры арбитражного управляющего предложенной мажоритарием

Безусловно, принцип подчинения большинству меньшинства заслуживает поддержки. Однако, такой принцип не может обосновывать правомерность деятельности отдельного управляющего только в интересах мажоритарного кредитора. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о праве на отвод кандидатуры арбитражного управляющего, предложенного мажоритарным кредитором. С этого можно было бы начать.

  1. Введение фигуры заместителя арбитражного управляющего от миноритарев

Целесообразно рассмотреть возможность введения правила «двух ключей» по существенным вопросам: арбитражный управляющий, номинированный мажоритарным кредитором, должен будет получить подтверждение соответствующей операции от представителя миноритарных кредиторов (как рабочий вариант, заместителя арбитражного управляющего).

В. Формирование комитета кредиторов

  1. Обязательный представитель в комитете кредиторов

Кумулятивное голосование, которое является следствием принципа подчинения большинством меньшинства, также должно иметь систему сдержек: обязательный представитель в комитете от миноритариев снизит остроту проблемы.

Существенность вопроса связана с тем, что образование комитета кредиторов в ряде случаев продиктовано необходимостью устранения кредиторов от управления.

Г. Контроль текущих расходов

Целесообразно рассмотреть вопрос о возможности ветирования отдельных текущих расходов со стороны миноритариев. Например, это могли бы быть текущие расходы, осуществляемые в пользу лиц, связанных с мажоритарным кредитором.

Д. Контроль торгов

  1. Обязательное раскрытие связанности мажоритарного кредитора с оператором электронной площадки, а также с участниками торгов

Последствием нераскрытия соответствующей информации должно быть возмещение разницы между ценой на первых торгах и ценой приобретения.

Е. Имущественные полномочия

  1. Право требовать выкупа долга от мажоритария

Целеосообразно определить ряд решений в деле о банкротстве, которые выгодны мажоритарному кредитору в ущерб интересам миноритарных кредиторов, в связи с чем должны влечь право миноритарных кредиторов требовать от мажоритарного кредитора выкупа их требований.

Ж. Инфраструктурные изменения

  1. Введение обязательного представителя миноритарных кредиторов в законопроектную дискуссию

Так сложилось, что к настоящему времени в законопроектной дискуссии отсутствует представитель интересов миноритарных кредиторов. Представляется, что необходимость в нем не меньшая, а быть может и большая, чем необходимость существующих институциональных представителей миноритарных акционеров.

Отсутствие голоса у миноритарных кредиторов приводит к тому, что «за столом переговоров» находятся только представители системных кредиторов, определяющих «зоны своего влияния». Показательным в этой части является предложение предоставить уполномоченному органу залоговое право из внесудебного ареста с тем, чтобы такой орган не добился повышения очередности удовлетворения своего требования, прозвучавшее на одной из последних проведенных площадок. Очевидно, что такие предложения не затронут залоговых кредиторов, удовлетворяющихся за счет своего предмета залога, а будут реализованы за счет кредиторов третьей очереди, не имеющих возможности получить обеспечение.

З. Законопроектная работа

  1. Недопустимость сохраняемого в банкротстве залога из ареста

Наша позитивная оценка делу «Энбима-Групп» (непротивопоставимость права залога из ареста в деле о банкротстве) уже давалась на страницах периодической печати.

Здесь же хотелось обратить внимание на то, что такой залог из ареста в большинстве случаев будет доступен крупным игрокам, возможности которых по обоснованию необходимости получения обеспечительных мер заведомо превышают возможности среднего миноритарного кредитора.

Читать еще:  Образец заявления в арбитражный суд о банкротстве

Следовательно, такая недопустимость и в интересах миноритарных кредиторов.

  1. Недопустимость введения зачетных механизмов

Безусловно, наше отношение к зачету не может быть выражено в рамках настоящей публикации и заслуживает отдельного изложения.

Вкратце отметим, что право на зачет нарушает принцип равенства кредиторов точно так же, как его нарушает получение от должника исполнения. По существу из конкурсной массы должника в пользу конкретного кредитора изымается актив — требование к такому кредитору.

В свою очередь, ссылка на то, что кредитор таким образом защищает свое «ожидание» на противопоставление требования должнику (ряд немецких авторов), не учитывает тот факт, что зачет в банкротстве есть противопоставление не должнику, а кредиторам такого должника. Они так же имеют ожидания в целостности конкурсной массы.

Что касается предмета настоящей публикации, то в целях защиты интересов миноритарных кредиторов введение права на неоспариваемый в банкротстве зачет также нецелесообразно. Связано это с тем, что в подавляющем большинстве случаев обратное зачетоспособное требование будет наличествовать именно у крупных кредиторов с длительными отношениями с должником.

Непрофильные активы и сильные банки: проблемы банкротного рынка

Роль главного кредитора

С каждым годом банкротные процедуры становятся всё сложнее, а их продолжительность увеличивается. Из-за этого активно поучаствовать в такой категории дел могут только финансово устойчивые организации, замечает Сергей Хухорев, юрист Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Антимонопольное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × . По статистике «Федресурса», компании чаще всего банкротят конкурсные кредиторы. Ими являются заимодавцы и контрагенты, которым фирмы задолжали деньги. Число таких заявителей в банкротных делах велико из-за высокой закредитованности бизнеса, объясняет партнёр Art de Lex Art de Lex Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Финансовое/Банковское право × Ольга Савина. По её словам, среди конкурсных кредиторов большую долю занимают банки: «Являясь залоговыми кредиторами, они не ведут переговоры, а предпочитают банкротить контрагентов. Так как понимают, что получат 70% удовлетворения своих требований из залога».

И в таких случаях банки, являясь мажоритарными кредиторами, обычно занимают пассивную позицию, ожидая, когда имущество должника распродадут с торгов. В то же время миноритарные кредиторы из-за недостаточной консолидации и должного контроля над арбитражным управляющим не могут предпринять действия для пополнения конкурсной массы, констатирует партнёр Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов × Сергей Кислов. Он предупреждает, что иногда за пассивностью банков скрывается защита бенефициаров должника и заключённых с ним сделок.

Тем не менее судебная практика постепенно поворачивается не в пользу кредитных организаций. Особенно в делах о субсидиарной ответственности. Суды отмечают, что банки, которым необходимо соблюдать специальное законодательство, должны проверять своих заёмщиков внимательнее, говорит о новой тенденции руководитель группы по банкротству Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Региональный рейтинг группа Банкротство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Арбитражное судопроизводство 4 место По количеству юристов Профайл компании × Александра Улезко. В деле № А76-20250/2015 Арбитражный суд Уральского округа постановил не привлекать к субсидиарной ответственности заёмщика банка «Ураллига», которому выдали кредитов на 17 млн руб. Окружной суд подчеркнул, что заимодавец знал реальное финансовое состояние клиента, проверив его перед сделкой.

Ситуация на рынке не изменилась. Ключевые кредиторы – это банки. Они задают тренды в практике, однако сталкиваются со сложностью: не всегда находится инструментарий для борьбы с недобросовестными действиями бенефициаров, оспаривания сделок и привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Суды не всегда готовы пойти на радикальные шаги. Поэтому банки диктуют условия, но их возможности вовсе не безграничны.

Андрей Набережный, руководитель проектов ЮГ «Яковлев и партнёры»

Число заявлений от ФНС в этом году незначительно снизилось. Савина полагает, что такая цифра напрямую связана с Постановлением Конституционного суда от 5 марта 2019 года № 14-П. В этом деле КС указал, что налоговикам не нужно подавать заявление о банкротстве, если оно повлечёт «напрасные траты для бюджета». Зато законодатель постепенно расширяет возможности региональных госорганов в спорах о несостоятельности. Право банкротить застройщиков получил Москомстройинвест, который имеет право прийти к такому решению по результатам проверки деятельности девелопера. Для этого застройщик должен иметь признаки неплатёжеспособности или нехватки имущества. Новые риски ложатся только на тех застройщиков, которые ведут строительство с привлечением средств дольщиков исключительно на территории Москвы.

Если говорить о проблемах небольших кредиторов без статуса залоговых, то им вернуть долги нереально. Поскольку на практике должник, скорее всего, либо всё имущество отдал в залог, либо избавился от активов, предупреждает Савина.

Проблемы должников

Согласно статистике, чаще всего банкротятся торговые или строительные фирмы. Это напрямую зависит от экономической ситуации в стране, отмечает Савина: «Денег у населения с каждым годом всё меньше, а кредиты становятся всё доступнее и изощрённее». Кроме того, торговый сектор является одной из наиболее активных отраслей экономики, говорит Хухорев: «На рынке, где больше сделок и контрагентов, повышенный риск дефолта по обязательствам, следовательно, выше вероятность возбуждения банкротных процедур против оступившихся контрагентов».

На положение застройщиков негативно повлияли законодательные новеллы, которые закрепили жёсткие требования к ним. Речь идёт о переходе строительной отрасли на проектное финансирование. Савина предупреждает, что это нововведение обанкротит в ближайшие годы ещё сотни мелких и средних строительных фирм.

Продолжает расти число несостоятельных граждан. Банкротство физлиц уже стало в два раза популярнее банкротства юрлиц, свидетельствуют цифры из Casebook. Cавина связывает такие цифры с высокой потребительской закредитованностью и несовершенством законодательства в этом вопросе: «Процедуру банкротства физлиц не нужно воспринимать как избавление от долгов, она должна позволять гражданину выбраться из кризиса». Она уверена, что сложившуюся ситуацию может изменить развитие реабилитационных процедур и обеспечительных мер.

Пока граждане, как правило, не могут защитить свои права в банкротных делах, констатирует Татьяна Рокотян из Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке × : «Из-за этого мало положительных судебных актов по исключению имущества из конкурсной массы». Эксперт объясняет это тем, что зачастую гражданин-банкрот не может привлечь квалифицированного юриста для представления своих интересов в споре о несостоятельности из-за дороговизны таких специалистов. Поэтому чаще всего банкротятся состоятельные граждане, обращает внимание Улезко: «У которых существенные суммы долгов и есть имущество». Ещё одна проблема в делах о несостоятельности физлиц – отсутствие арбитражных управляющих, которые хотят проводить процедуру. Банкротить юрлиц выгоднее, а риски в банкротстве гражданина и юрлица одинаковые, поясняет Андрей Набережный, руководитель проектов Яковлев и Партнеры Яковлев и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) × .

Читать еще:  Чем грозит банкротство

Как живётся управляющим

По закону вознаграждение управляющего делится на фиксированное и процентное. Величина первого зависит от процедуры банкротства. Для временного и конкурсного управляющего это 30 000 руб. в месяц, для административного – 15 000 руб., а для внешнего – 45 000 руб. ежемесячно. Те, кто банкротит физлиц, получают немного – 25 000 руб. в месяц. Если дело оказалось очень сложным и по нему приходится выполнять много дополнительной работы (от оспаривания десятков сделок до поиска спрятанных активов), то тогда оплату управляющему можно увеличить. Такое решение принимается собранием кредиторов за их счёт. Процентную часть управляющий может получить от сумм удовлетворённых требований кредиторов.

Очевидно, что высокая рискованность и большая ответственность, связанная с работой управляющих, говорят о том, что они дополнительно финансируются кредиторами. Говорить о монополизации рынка не приходится, так как сейчас он конкурентоспособен. При этом речь не только о самих арбитражных управляющих, но и о форме их самоорганизации – СРО.

Сергей Кислов, партнёр КА «Ковалев, Тугуши и партнёры»

Сейчас судебная практика направлена на полную проверку правомерности и своевременности действий управляющего, чтобы уменьшить размер его вознаграждения, отмечает Рокотян. Так, в деле № А03-7544/2014 суды постановили снизить фиксированную плату управляющему с 360 000 руб. за год до 100 000 руб. из-за его плохой работы. Эксперт добавляет, что суды стараются снижать расходы и на специалистов, которых привлекает к процедуре управляющий. Несмотря на все ужесточения ответственности, рынок арбитражных управляющих растёт. Это связано с тем, что ежегодно увеличивается число банкротств, говорит Набережный.

Стоимость услуг среднестатистического управляющего постепенно снижается. Но качественное сопровождение продолжает оставаться дорогим, предупреждает юрист: «Ведь арбитражные управляющие действуют вместе с командой, имеют в своём штате экономистов, бухгалтеров, оценщиков и специалистов по торгам». Тем не менее запрос на дорогих арбитражных управляющих пока есть только у крупного бизнеса и банков, резюмирует Набережный.

Не каждый актив легко продать

Из-за того что в числе кредиторов превалируют банки, то и продают имущество должников в основном они. По словам Савиной, что только кредитные организации не выставляют на торги: от зернохранилищ до коровников. Механизмы реализации проблемных активов тоже разные.

Так, летом прошлого года на базе банка «Траст» Центробанк создал специализированный Банк непрофильных активов (БНА), который управляет активами санируемых кредитных организаций, чтобы повысить их рыночную стоимость, а затем продать по максимальной цене. Банк «Открытие», писал РБК, реализует непрофильные активы через публичные площадки по продаже недвижимости: «Авито», CIAN и другие сайты-агрегаторы. Сбербанк продаёт залоговое имущество через специальный «Портал DA», который ориентирован в большей степени на профессиональных инвесторов, но частные лица также могут приобрести недвижимость через него. А ВТБ планирует запустить со следующего года маркетплейс, через который будут искать покупателей для непрофильных активов – изъятых у должников квартир и автомобилей.

По словам Набережного, тяжелее всего продаются узкоспециализированные предприятия, такие как заводы. А наиболее ликвидным имуществом, по наблюдениям эксперта, являются недвижимость и машины. Станислав Петров, руководитель практики банкротства Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Антимонопольное право группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × , замечает, что недвижимость всё же не слишком популярна из-за проблем с землёй, на которой она находится, или из-за отсутствия разрешительной документации для проведения работ на объекте.

На этом рынке также есть сложности. Существует перечень недобросовестных механизмов, позволяющих реализовать имущество «своему» покупателю. Если решите приобрести имущество со стороны, то вас могут не допустить до торгов: будут манипуляции с площадкой или согласованные действия их участников.

Андрей Набережный, руководитель проектов ЮГ «Яковлев и партнёры»

Прогнозы на будущее

В ближайшее время стоит ждать новых банкротств кредитных организаций, прогнозирует Савина: «ЦБ продолжает путь по расчистке банковского сектора». Кризис затронет и строительную сферу, полагает она. Вместе с тем на практике существует целый ряд вопросов, разрешение которых ждёт всё юридическое сообщество, говорит Кислов:

  • субординация требований, выкупленных аффилированными лицами должника в преддверии процедуры;
  • дальнейшее развитие концепции субсидиарной ответственности и взыскания убытков с контролирующих должника лиц;
  • разработка концепции банкротства группы компаний или группы лиц;
  • быть или не быть и в каком виде процедуре реструктуризации в банкротстве физлиц.

Пока же усложняются схемы вывода активов перед банкротством, что требует более активного и изощрённого противодействия со стороны кредиторов, отмечает Александр Соловьёв из Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × : «Поэтому арбитражные управляющие и кредиторы пытаются чаще оспорить сделки должников». Эта тенденция продолжится, уверен Петров.

С апреля 2020 года требования ФНС к должнику при определённых обстоятельствах будут приобретать статус залоговых. Очевидно, что следующим шагом должно стать помещение требований налогового органа в «нулевую» очередь.

Сергей Кислов, партнёр КА «Ковалев, Тугуши и партнёры»

По мнению Петрова, этот механизм наравне с субсидиарной ответственностью так и останется основным инструментом для пополнения конкурсной массы. Усилившееся давление на управляющих тоже не лишится своей популярности, предполагает он: «Так что контролирующим лицам и управляющим следует готовить оборонительную позицию заранее».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector