Сколько стоит война россии в сирии

Сколько стоит война в Сирии

О победных реляциях и политико-экономическом самоутверждении Москвы

Об авторе: Алексей Всеволодович Малашенко – член научного совета Московского центра Карнеги.

Каждый вылет «Cухого», в зависимости от типа самолета, наносит удар российскому бюджету от 20 до 50 тысяч долларов. Фото с сайта www.mil.ru

Операция российских войск в Сирии, осторожно назовем ее «второй сирийской войной», еще не закончилась, а всех уже интересует вопрос о ее последствиях для России, как внутренних, так и внешних. Кстати, почему все-таки вторая, а не первая война? Да потому что еще советские военнослужащие, например из ВВС и ПВО, лично сражались на стороне сирийских и египетских братьев, временами сбивая израильские «Фантомы».

Наша тема – последствия для внутриполитической ситуации в России. Но без ссылок на внешнюю политику все равно не обойтись. Хотя бы потому, что представить внутренний рейтинг президента Путина без его внешней политики невозможно. Он (рейтинг) на этой политике и основан, а иначе откуда ему расти? По данным Левада-Центра, благодаря сирийской войне рейтинг подпрыгнул до 90%. Кремль получил почти все, что хотел: статус мировой, хоть и не сверхдержавы, повсюду имеющей национальные интересы; добился права на военное вмешательство в далекие от постсоветского пространства дела. Участие в гражданской войне в Сирии – важнейшая, хотя, возможно, и не последняя, акция по военно-политическому самоутверждению Москвы.

Здесь Сирия стоит в одном ряду с войнами с Грузией 2008 года и в Украине. Все эти конфликты, которые подавались официальной пропагандой в контексте общего противостояния с Западом, способствовали внутренней консолидации вокруг власти.

Но что дает сирийская война экономике России, чем одарит она тщедушное благосостояние ее граждан? Да ничего. Вообще ничего. Бесплатных войн не бывает. А вот взять из бюджета она может и уже берет. Ежедневно война в Сирии – это 2,3 млн долл. Суточное использование одного танка в среднем обходится в 5 тыс. долл., БМП – 3 тыс., танковый выстрел стоит примерно 200 баксов, час боевой работы вертушки Ми-24 – в 10 тыс. Вылет «Сухого» в зависимости от типа самолета – в пределах 20–50 тыс. долл. К концу прошлой недели российская авиация совершила примерно 1 тыс. вылетов. Хорошо бы узнать, сколько в долларах стоит каждая выпущенная Каспийской флотилией в направлении Ближнего Востока ракета «Калибр НК»? Конечно, цифры могут быть откорректированы, но вряд ли их порядок претерпит принципиальные изменения. Тем более во что обойдется сирийский «полигон» налогоплательщику, последний наверняка не узнает – слава богу, мы не какая-то Америка, где по всякому поводу требуется отчет и контроль. Зато известно – шила в мешке не утаишь, – что наш родной прожиточный минимум во втором квартале 2015 составил чуть больше 10 тыс. руб., (что-то вроде 160 долл.), а средняя зарплата – примерно 32 300 руб. (чуть меньше 500 долл.). В Интернете наткнулся на грустную фразу «за все заплачено векселями будущих поколений». Так-то оно так, но платит уже нынешние поколение.

Тем временем пенсионеров, врачей, учителей, крестьян, мелких бизнесменов призывают к жертвам. Причем те, кто призывает, сами поступиться частью своих финансов и барахла вроде яхт и дворцов во имя величия отечества не стремятся.

Жертвовать, конечно, можно. Иногда даже нужно. Вот только ради чего, например, в данном конкретном сирийском случае? Не будем распространяться по поводу борьбы против (будь оно трижды неладно, запрещенного в России) «Исламского государства». Это – отдельная тема. Как феномен религиозно-политический, оно поддается уничтожению с большим трудом, если вообще поддается. Не будет оно в Сирии и Ираке, нечто подобное объявится еще где-нибудь.

Тут на ум вот что еще приходит. В 2001 году, мстя за 11 сентября, Соединенные Штаты пришли в Афганистан. И до сих пор, судя по октябрьскому заявлению Барака Обамы, выбраться оттуда не могут. Их миссия по борьбе против возникшего в 1996 году Исламского Эмирата Афганистан оказалась до конца невыполнимой. Тогда Москва с почти нескрываемой радостью смотрела на увязших в тамошних горах американцев, которые, что ни говори, но все-таки сдерживали агрессивность талибов. Теперь в Вашингтоне подумали: а пусть и Россия попробует сразиться с уже другим новоявленным исламским государством.

Но, скажем правду, конкретной целью Москвы является разгром сирийской оппозиции, спасение, пусть даже временное, президента Башара Асада. Вот конкретно за карьеру Башара рядовой россиянин и платит.

В принципе россиян мало интересует, с кем там они воюют. Зато телекартинка с ревущими истребителями повышает в обывателе его самомнение, он чувствует свою сопричастность к великим делам и меньше думает о каких-то там пенсионных индексациях. Что, собственно говоря, от него и требуется. О том, что платить придется долго, публика слишком много не задумывается. Она привыкает к войне. Я бы даже сказал, уже к войнам. Они для нее (публики) становятся естественным продолжением политики, в каком-то смысле своего бытия. Тем более что эта война пока бесконтактная, то есть без «двухсотых». Правда, поговаривают, что уже появились легкораненые, но официальной информации на этот счет не поступает.

Возможно, я не прав, но если предположить, что вопреки официальным заверениям российская операция перейдет в наземную стадию со всеми вытекающими отсюда печальными последствиями, то и это не произведет на общество большого впечатления. Советский народ «проглотил» около 14 тыс. убитых и почти 50 тыс. раненых в Афганистане. Масштаб военных действий в Сирии с афганским несравним. Но все же войн без жертв, как известно, не бывает.

Рассказывают, что в военкоматы уже стучатся готовые ехать на Ближний Восток добровольцы. Одни – за длинным рублем (дома-то он короткий), другие – чтобы повоевать в свое удовольствие. Так что после «афганцев» и «чеченцев» у нас могут появиться еще и «сирийцы». И это будет уже третье поколение, почувствовавшее вкус крови. Это может случиться, если война затянется. Милитаризация общественного сознания под патриотическими лозунгами нарастает. Она служит компенсацией за экономический провал, системный кризис, который уже невозможно замолчать или оправдать происками Запада. Как пелось в песне хрущевских времен, «зато мы делаем ракеты».

Как и когда может окончиться сирийская война? Гадать здесь сложно. Кто примет решение о ее завершении? Лично Владимир Путин? Лично халиф Абу Бакр аль-Багдади такого решения не примет никогда. Если же реальная цель российской операции – разгром сирийской оппозиции с последующим созданием переходной коалиции, которая завершится уходом Асада, тогда будет вообще непонятно, за что воевали. Вряд ли его преемник будет относиться к России столь же дружественно, как сам Башар.

С точки зрения реальной отдачи для России – ее экономики, уровня жизни – эта война бессмысленна. Она напоминает отошедший ныне на второй план ближневосточный конфликт. Советский Союз оказывал немереную помощь арабским союзникам, не приобретая взамен ничего, кроме имиджа великой державы. На Ближнем Востоке, впрочем, как повсюду в мире, СССР разбазаривал немыслимые суммы для поддержания своего имиджа, своих обманывавших его африканских и прочих «друзей», ничего не получая взамен и все с большим ускорением скатываясь в экономическую пропасть.

Тем временем ИГ-халифат объявило России джихад. Впрочем, не только ей, но и всем участникам «большой коалиции», а их свыше 40. На всех у ИГ (запрещенном в России) сил не хватит. А на Россию? Ожидать ли нам терактов в исполнении сторонников ИГ? Пока ничего не случилось. Возможно, ему просто не хватает сил, возможно, его руководители не хотят, чтобы их полностью ассоциировали с международным терроризмом, ибо некоторые из них рассчитывают на неформальную, частичную легитимизацию халифата, как это произошло, например, с движением «Талибан». Впрочем, это не более чем гипотеза.

Читать еще:  Почему чиновники воруют

Угроза мести со стороны ИГ в любом случае остается серьезным, пусть даже и отложенным вызовом. Она может быть реализована двояко. Во-первых, непосредственно с помощью терактов в российских городах, включая столицу. Во-вторых, и это даже более опасно, ИГ продолжит создавать и совершенствовать в России собственную сеть, опираться на своих единомышленников, которые сегодня присутствуют во всех российских регионах. Сколько в России «симпатизантов» ИГ, сказать невозможно. Поговаривают, что счет идет на сотни тысяч, причем в основном это молодые люди. Насколько можно доверять такой информации? Но, повторяю, последователи идеи создания халифата рассеяны от Санкт-Петербурга до Дальнего Востока, не говоря уже о территориях традиционного распространения ислама – Северного Кавказа и Поволжья. Радикализации религиозных настроений способствуют мигранты из Центральной Азии, число которых колеблется в пределах 3–4 млн. Между прочим, немало мусульман воспринимают войну против ИГ (также как и поддержку Асада) «войной против ислама».

Счет мусульман – выходцев из бывшего СССР, сражающихся на стороне ИГ, идет на тысячи. Только граждан России, по разным данным, насчитывается от 2 до 7 тыс. человек (последняя цифра завышена). Одни туда только собираются, другие оттуда уже возвращаются. Экстремизм пребывает в постоянном движении. Даже если предположить, что ИГ каким-то чудом прекратило свое существование, то его бойцы (боевики), его сторонники отнюдь не растворятся в вечно конфликтном наэлектризованном воздухе. Российская акция в Сирии не избавит ближневосточный регион от терроризма. Экстремисты не исчезнут, большая их часть переберется в другие страны и регионы. В самой России исламистская экстрема если и затихнет, то скорее всего лишь на некоторое время. Радикальная религиозная оппозиция, прежде всего на Северном Кавказе, затаится и будет ждать своего часа, постепенно накапливая силы. Если общая ситуация в стране продолжит ухудшаться, а федеральному Центру перестанет хватать денег для поддержания относительного «благополучия» в кавказском регионе, то это может привести к всплеску протестной активности с использованием религиозных лозунгов, и уж тут исламисты, в том числе набравшиеся опыта в ИГ, своего не упустят.

Победные реляции с сирийского фронта продолжают поступать. В каком-то смысле это напоминает сводки из Афганистана, где советские войска уничтожали душманов в количестве, превосходящем общее число самих душманов. Внутренние же последствия выглядят несколько пессимистичнее.

Сколько стоит российская военная операция в Сирии?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Операция воздушно-космических сил России в Сирии может обойтись российской армии в 1-2 млрд долларов за год при сохранении нынешних масштабов боевых действий, считают эксперты. Для оборонного бюджета страны, составившего в этом году около 50 млрд долларов, это не большая проблема, говорят они.

Известие о том, что Москва направляет самолеты в Сирию для борьбы с экстремистской группировкой «Исламское государство», признанной в России террористической организацией, у многих наблюдателей вызвало не только политические, но и экономические опасения.

Справится ли федеральный бюджет, обремененный ожидаемым годовым дефицитом почти в 3 трлн рублей (46,4 млрд долларов), с расходами на военную операцию в далекой ближневосточной стране? Россия и так каждый год, по оценке минфина, теряет около 40 млрд долларов из-за действия западных санкций и еще 90-100 млрд долларов — из-за низких цен на нефть.

Власти поспешили развеять страхи: вначале министр финансов Антон Силуанов, а вслед за ним глава правительства Дмитрий Медведев заявили, что действия российских вооруженных сил в Сирии полностью покрываются средствами, уже выделенными в рамках бюджета-2015 на национальную оборону, и дополнительных бюджетных ассигнований не предвидится.

Действительно, на национальную оборону в нынешнем бюджете отводится значительная сумма: 20,5% расходной части, или 3,11 трлн рублей (48,15 млрд долларов).

«Все дополнительные затраты, которые возникнут, министерство обороны легко покроет за счет внутренних резервов, потому что деньги на армию совершенно сумасшедшие заложены, и как они расходуются, не совсем ясно», — комментирует заведующий лабораторией военной экономики Института Гайдара Василий Зацепин.

Несопоставимость затрат

Тем не менее, вопрос реальных затрат на операцию в Сирии не дает покоя ни обывателям, ни экспертам. Любые подобные расчеты носят самый приблизительный характер.

Некоторые пытаются вычислить предполагаемые расходы России, отталкиваясь от аналогичных затрат западных держав, уже более года осуществляющих авиаудары по позициям ИГ. Так, в Бельгии подсчитали, что участие в операции шести единиц авиатехники и 120 человек будет обходиться ежемесячно бюджету страны в 10,2 млн евро (11,4 млн долларов).

Российская группировка в Сирии примерно в 10 раз больше: значит, ежемесячные расходы России могут составить, грубо говоря, 114 млн долларов (1,36 млрд долларов за год). Известно также, что американские расходы на операцию в Сирии и Ираке достигают 10 млн долларов в сутки, что равнозначно годовым затратам в 3,65 млрд долларов.

Однако российские военные эксперты считают эти цифры применительно к армии России неактуальными и сильно завышенными.

«Нельзя сравнивать затраты США и России. Стоимость боеприпасов и стоимость содержания летчиков, технического персонала, амортизационная стоимость авиационной техники — везде разные», — говорит полковник запаса, журналист Виктор Мураховский.

«В России летчики, которые сейчас совершают вылеты в Сирии (командир звена, капитан, майор) получают порядка 120-150 тысяч рублей в месяц. В США, по моим данным, такие летчики получают в год 150 тысяч долларов», — отмечает он.

Экономия на бомбах

Известно, что в Сирии находится порядка 2000 российских военных. Они обеспечивают работу 50 единиц боевой техники: в данном случае самолетов и вертолетов. Экономист Василий Кашин из Центра анализа стратегий и технологий уточняет, что боевых самолетов в Сирии 34, и приводит следующие расчеты.

В среднем российская авиация совершает в Сирии до 20 полетов в сутки. Хотя стоимость полетных часов самолетов, задействованных в операции, неизвестна, можно предположить, что это 5-6 тыс. долларов. В результате, полагает Кашин, в день боевые действия обходятся России в несколько сот тысяч долларов.

«Я думаю, что всё это в сумме может исчисляться сотнями миллионов долларов в год, ну, может быть, в диапазоне между миллиардом и двумя. Разумеется, если мы исходим из того, если численность этого контингента не повысится», — говорит он.

По его мнению, для большинства целей российская армия в Сирии использует так называемые бомбы свободного падения, которые для России практически бесплатны, потому что СССР создал их неисчерпаемые запасы. Переброска грузов в Сирию также по стоимости невелика и сопоставима с переброской грузов по территории России, считает он.

«В итоге с точки зрения нагрузки на российскую экономику эти действия несчастного смешанного авиаполка, который охраняется сколькими-то батальонами морских пехотинцев и поддерживается каким-то количеством беспилотников, являются несущественной величиной», — резюмирует эксперт.

Последствия для экономики

С тем, что операция в Сирии не представляет большой угрозы для российской экономики, согласен бывший министр финансов Алексей Кудрин.

«Я бы назвал эти действия расширенными долгосрочными учениями, поскольку задействованы только воздушные силы, обслуживающие контингент. Это не такая дорогостоящая операция. Она намного дешевле, чем то, что связано с Восточной Украиной», — заявил он РБК на Сочинском экономическом форуме в минувшую пятницу.

Сопоставление с учениями делает и военный эксперт Виктор Мураховский.

«На учениях «Центр-2015″, которые прошли в сентябре, явно было потрачено больше, чем в Сирии. На учениях была авиационная группировка в 150 единиц, плюс несколько десятков вертолетов и несколько тысяч единиц бронетехники. Все это ездило и стреляло две недели», — сказал он Би-би-си.

Подлинная стоимость сирийской операции для России, по мнению ряда экспертов, будет понятна лишь тогда, когда станут очевидными временные границы боевых действий. Если быстрой победы не получится и Москва окажется втянутой в длительное противостояние (хотя президент Владимир Путин заявил об отсутствии планов наземной операции), тогда цена конфликта может для России резко возрасти.

«Можно добавить сюда косвенные затраты: негативное влияние известий о конфликте на поведение инвесторов внутри страны, налогоплательщиков, всех экономических агентов», — говорит Василий Зацепин из Института Гайдара.

Пока, однако, российский финансовый сектор, гибко реагирующий на негативные новости, сирийскую операцию Кремля воспринимает спокойно. 30 сентября, когда Совет Федерации одобрил использование вооруженных сил в Сирии, а вечером армия нанесла уже первые воздушные удары, курс рубля был стабилен и днем даже укреплялся.

Читать еще:  Выигранные дела против банков заемщиками

Российская национальная валюта остается стабильной на протяжении всей первой недели октября, днем 6 октября укрепившись до 64,06 рубля за доллар. Главным драйвером валютных движений на рынке по-прежнему является нефть, пошедшая в рост и превысившая порог в 50 долларов за баррель Brent.

Военная операция России в Сирии пока не стала сколько-нибудь серьезным фактором на финансовом рынке.

Сколько стоит военная операция России в Сирии по состоянию на 18 июля 2017 года

То, что Россия тратит на оборону, в том числе на операцию ВКС в Сирии, и на подобные походы, укладывается в рамки бюджета, который был выделен соответствующему Министерству. Там предусмотрены все эти цифры, и, как уже не раз докладывал министр Сергей Шойгу, перерасхода бюджета нет. Эти планы задокументированы, они утверждаются президентом и соответствующими органами. И это не только траты на операцию в Сирии. Недавно было анонсировано количество учений на следующий год, их около тысячи. Все это укладывается в оборонный бюджет и является необходимыми расходами.

И сравните, что сейчас проамериканская коалиция делает с Мосулом в Ираке. По последним данным, завершение этой операцию отложили чуть ли не до лета, несмотря на все потраченные миллиарды. Россия за 2 года очистила от террористов 95% территории Сирии. Весь мир видит, кто на самом деле ведет борьбу с террористами, а кто ее лишь имитирует.

В 2015 году журналисты того же РБК подсчитывали, во сколько обходится один день сирийской операции ВКС РФ. Тогда получилось, что тратить нужно как минимум 2,5 млн долл. ежедневно. Эти расходы уложились в оборонный бюджет на 2015 год. Источники в правительстве говорили, что обходится кампания не дороже крупных учений на Дальнем Востоке. Даже бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин назвал операцию «расширенными долгосрочными учениями», которые обходятся не так уж дорого. Россия фактически берет под свой контроль один из важнейших стратегических регионов планеты.

Таким образом, на сегодняшний день прямые военные расходы на операцию в Сирии составили от 106,3 млрд до 138,6 млрд рублей. Официально подтверждены сведения о 34 погибших в Сирии военных. По закону их семьи должны получить по 3 млн рублей.

Согласно официальным данным Минобороны, с 30 сентября по 24 октября российские самолеты с авиабазы Хмеймим совершили 934 боевых вылета. Такими расчетами занимаются несколько НИИ Минобороны, и даже боевые летчики имеют очень приблизительные знания о финансовой стороне вопроса», — объяснил собеседник РБК, близкий к ВКС России. Эти расходы уложились в оборонный бюджет на 2015 год. Источники в правительстве говорили, что обходится кампания не дороже крупных учений на Дальнем Востоке.

Подсчеты не учитывают увеличение количества бомбардировочных налетов, которое произошло на второй неделе российской интервенции, или использование наземного оружия. Эти затраты намного меньше, чем те расходы, которые несли США и Британия во время военного развертывания в Ираке и Афганистане. Отчасти это объясняется тем, что России приходится преодолевать куда меньшее расстояние, чтобы достичь Сирии, а также более низкими зарплатами и ценами на сырье в России.

Сколько стоит РФ война в Сирии и Украине?

Не дороже крупных учений, скажем на Дальнем Востоке», — этими словами описали РБК стоимость операции сразу два высокопоставленных чиновника — в Кремле и правительстве. Похожую оценку давал и бывший министр финансов России, глава Комитета гражданских инициатив Алексей Кудрин. Я бы назвал эти действия расширенными долгосрочн​ыми учениями, поскольку задействованы только воздушные силы, обслуживающие контингент.

Хотя российские чиновники заявили, что их участие в сирийской войне имеет временный характер, неясно, каким образом Москва сможет выйти из 4-летнего конфликта. Но неясно, сможет ли правительство Асада удержать территорию без постоянной поддержки Москвы. О военной обстановке в Сирии рассказал начальник Главного оперативного управления Генштаба России Андрей Картаполов. Начальник Главного оперативного управления Генштаба Сергей Рудской в конце апреля 2017 года назвал другую цифру – более 23 тысяч вылетов.

Один из аргументов противников российской операции в Сирии — любая война стоит дорого. Всего в Сирию переброшено более 50 российских самолетов и вертолетов, а военный контингент РФ в регионе составляет 1,5—2 тысячи человек. Как уже ранее сообщали в Минобороны, полевые командиры вынуждены «ставить под ружье всех поголовно».

Кроме того, военные в Сирии могут рассчитывать на коэффициент за службу в условиях пустыни (+20% к окладу). Однако собеседники РБК из Минобороны утверждают, что к служащим в Латакии и Тартусе такие надбавки не применяются: для этого необходимо принятие специального постановления правительства. В нем перечислены нормы общевойскового, летного и морского пайков, в том числе для проходящих службу в зоне военных конфликтов на территории иностранных государств.

От 2,5 до 4 млн долларов в сутки обходится России поддержка войск Асада — такие данные публикует центр IHS Jane’s. Минобороны РФ не приводит конкретные цифры. Можно ли доверять иностранной статистике? Секретными являются и 4,3% расходов на образование и 3,6% трат на здравоохранение.

Во сколько России обходится военная операция в Сирии

Сирии обходится правительству России в 4 миллиона долларов ежедневно. Но, думаю, подсчеты РБК, из которых следует, что день операции обходится в 2,5 миллиона долларов, гораздо ближе к реальности, чем западные оценки в 4−8 миллионов. У западных специалистов нет возможности получить достоверные цифры, поэтому они приводят примерные расходы, сопоставляя с аналогами собственного вооружения.

Можно предположить, что военные действия в Сирии на данный момент обходятся российскому бюджету в несколько сотен тысяч долларов ежедневно, полагает эксперт. Тайным является, например, 7% расходов по разделу «Национальная экономика», а это порядка 150 млрд. рублей! Даже в разделе «Культура» Минфин умудрился засекретить 0,1% ассигнований.

Вместо учений внутри страны, которые в ту же сумму обходятся, проводится операция в Сирии.. России в Сирии и получишь другую сумму 35 миллиардов за 3 месяца.Эти деньги могли бы на строительство россии, Сколько это в пенсиях, зарплатах учителей, километрах дорог, школах и больницах?

Любая война – очень дорого обходится, особенно человеческие жертвы, ведь этих людей уже не вернуть никогда. Светлая память нашим мальчикам.

Боевые вылеты российской авиации в Сирии стоили бюджету от 90 млрд до 117 млрд руб., подсчитали в «Яблоке», поскольку военные называли разное количество вылетов. Точнее цифру назвать сложно, так как военные называли разное количество вылетов. На 30 тысяч вылетов потратили 117 млрд рублей (84 млрд на 24 тысячи вылетов на ближнюю дистанцию и 33 млрд на 6 тысяч вылетов на среднюю дистанцию). ВКС России совершаются на ближнюю дистанцию.

Россия безвозмездно поставит Сирии зенитные комплексы С-300 «Фаворит»

РБК пытался подсчитать расходы по методике, аналогичной британской. Однако отдельные данные оказались недоступны, в том числе из-за секретности бюджета Минобороны. Таким образом, представленные далее расчеты — минимум затрат, который Россия может нести”, – отмечают авторы расследования.

Серьезные расходы начнутся потом, когда нужно будет восполнять потери: потраченные боеприпасы, моторесурсы, повреждения и возможные потери самолетов», — говорит Павел Фельгенгауэр. Все российские самолеты, действующие в Сирии, включая старые штурмовики и бомбардировщики, являются либо модернизированными, либо вовсе совершенно новыми. К последним относятся бомбардировщики Су-34 (сейчас в Сирии — 6 штук), которые исходно стоили около 1 млрд рублей за единицу.

Российское руководство планирует начать в ближайшее время поставлять зенитные ракетные комплексы С-300 «Фаворит» в Сирию, пишет «Коммерсантъ». Есть цифры, что договоры уже в 2 раза перекрыли наши траты (т.е. будет закуплено более чем на 6 триллионов рублей), и мы только выиграли здесь. (США всегда на войнах зарабатывали). Сразу после этого цены на нефть подскочили и это принесло РФ новые доходы.

Деловое издание РБК подсчитало, что поход авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» и кораблей сопровождения в Сирию обошелся бюджету в 7,5 миллиарда рублей или более чем в 126 миллионов долларов. РБК пришел к выводу, что на пуск 26 ракет Россия потратила от 20 до 60 миллионов долларов. Еще по меньшей мере $ 20 млн стоил залп ракетами “Калибр” и $ 15 млн — приобретение дополнительных гражданских судов”, – пишет издание. Калибр», по разным оценкам, может быть как вдвое дешевле, так и значительно дороже.

Читать еще:  Антиколлектор официальный сайт

Военная операция в Сирии будет стоить России больше миллиарда долларов в год

Боевой расчёт

Вот уже три недели Российская армия проводит военную операцию в Сирии. Военные в режиме реального времени сообщают о колоссальных успехах, по их словам, каждый день военная инфраструктура «Исламского государства» (ИГ, организация запрещена в РФ) несёт колоссальные потери: большинство командных пунктов дезорганизованы, узлы связи разрушены, военные арсеналы практически уничтожены, армия Асада по всем направлениям перешла в наступление.

Корреспондент «Нашей Версии» разбирался, во сколько обходятся успехи Российской армии в Сирии.

Точные цифры сегодня не отважится назвать никто, не говорят даже о предварительных итогах стоимости военной кампании в Сирии. Тем не менее есть десятки косвенных признаков, которые помогут понять хотя бы порядок цифр. В настоящее время стало очевидно, что всё финансирование этой военной операции целиком и полностью лежит на российской стороне. В то же время российского налогоплательщика успокаивают тем, что расходы на операцию не станут дополнительной нагрузкой на федеральный бюджет. Так, министр финансов Антон Силуанов уверен, что финансирование боевых действий будет в пределах бюджета Минобороны и никаких дополнительных субсидий не потребуется. Напомним, в 2015 году расходы на оборону и так составили астрономические 3,11 трлн рублей. Однако практически опровергнул это заявление Силуанова первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов, который сообщил, что правительством РФ принято решение увеличить расходы бюджета Минобороны на 165 млрд рублей в 2016 году. При этом Шувалов, правда, акцентировал внимание на том, что это никак не связано с операцией России в Сирии.

Финансовая сторона операции в Сирии – тайна за семью печатями

Также подозрительно, что военные открыто говорят о чём угодно, но только не о финансовой стороне проводимой операции. Например, до сих пор непонятно, сколько средств было потрачено на подготовку операции. Начнём с того, что для подготовки воздушной операции Россией в сирийском городе Латакия (в 200 километрах от столицы Сирии Дамаска, в 400 – от Тель-Авива) на берегу Средиземного моря была построена полноценная военная база. Она создавалась на основе инфраструктуры заброшенного гражданского аэропорта города. Российские военные подвергли аэропорт дорогостоящей реконструкции – построены новые вертолётные площадки, новая контрольная вышка. Развёрнуты пункты заправки техники, склады, в том числе для хранения ракет и боеприпасов, полевые пункты питания, хлебозаводы и банно-прачечные комплексы. Размещается личный состав в специальных комфортабельных блоках-контейнерах, оборудованных мебелью и системами кондиционирования воздуха. Даже по предварительным прикидкам, с учётом дальней транспортировки база обошлась нашей стране в десятки миллионов долларов.

Большинство экспертов затрудняются подсчитать ежедневные боевые расходы, поскольку ранее подобных военных действий на территории другого государства Россия не вела. В настоящее время эту операцию сравнивают по структуре расходов с крупными учениями с переброской из одного конца страны в другой, которые в последнее время в России происходят довольно регулярно.

В настоящее время основные расходы российской стороны в Сирии связаны с обеспечением поставок топлива и вооружений для авиационной техники, которые осуществляются при помощи больших десантных кораблей и военно-транспортной авиации. Кроме того, значительные суммы уходят на поддержание техники в рабочем состоянии с учётом её активного использования. В то же время не столь велики затраты на боеприпасы. Для большинства целей Российская армия в Сирии использует так называемые бомбы свободного падения. Для России они практически бесплатны, поскольку СССР создал огромные их запасы. Переброска грузов в Сирию также по стоимости невелика – примерно как по территории России. Дело в том, что Россия атакует запрещённую в РФ ИГ при помощи корректируемых авиабомб КАБ-500, принятых на вооружение ещё в 1976 году, а также с использованием других средств поражения, разработанных в СССР, а ещё высокоточных ракет класса «воздух – поверхность» Х-29Л, которых в России достаточное количество. Причём у большинства истекает срок хранения, и война в Сирии стала альтернативой дорогой утилизации.

В своем заявлении американский дидер Дональд Трамп отметил, что Вашингтон в своей риторике обращается к обеими сторонам, принимающим участие в данном конфликте.

Выплаты военнослужащим, находящимся в Сирии, тоже не составляют крупной статьи расходов. Дополнительное денежное довольствие для офицера составляет 62 доллара в день к зарплате, для солдат – на 20 меньше. Сейчас в Сирии находится около 1600 человек, а следовательно, ежедневно Минобороны платит им порядка 80 тыс. долларов.

Россия тратит меньше, чем США, но уже больше Франции

А вот если операция в Сирии продолжится, траты на проведение войны могут стать колоссальными. Например, в настоящее время известны затраты американцев: это ежегодно порядка 10 млн долларов. Пока иностранные эксперты сравнивают стоимость воздушной операции РФ с финансированием ВВС Франции в Сирии. Париж также использует исключительно авиационную группировку, которая состоит из 12 самолётов. Стоимость операции оценивается порядка 250 млн евро в год. Однако российская авиагруппа больше французской раза в четыре, к тому же интенсивность наших полётов значительно выше.

Напомним, что в среднем российская авиация к моменту подготовки этого материала в печать совершала в Сирии до 20 вылетов в сутки. Среднестатистическая стоимость одного вылета боевой авиации составляет порядка 5 тыс. долларов. Таким образом, день боевых действий в Сирии обходится России не менее сотни тысяч долларов.

Эксперты выяснили, что операция в Сирии обойдётся России примерно в 79 млрд рублей в год. В дальнейшем и Ирак может запросить у Москвы помощь в авиаударах по позициям боевиков на своей территории. При таком развитии событий увеличение налёта российской авиагруппы или увеличение её количества окажется неизбежным. По некоторым данным, при определённых обстоятельствах группировка может вырасти вдвое, до 100 машин, тогда расходы на их содержание также значительно возрастут.

Настораживает, что Россия начинает применять и более дорогие системы вооружения, целесообразность использования которых против плохо вооружённых боевиков под вопросом. Напомним, что 7 октября четыре корабля Каспийской флотилии выпустили по позициям боевиков 26 крылатых ракет «Калибр». Экспортные версии «Калибра» индийским морякам российский ВПК продавал по 6,5 млн долларов за штуку. Соответственно такая атака наших надводных сил могла обойтись бюджету Минобороны примерно в 170 млн долларов. Хотя не исключено, что стоимость боеприпасов для собственных Вооружённых сил несколько ниже.

В связи с этим опять же можно вспомнить затраты армии США на операцию в Ливии в 2011 году. Тогда первые несколько недель той войны обошлись США примерно в 600 млн долларов. При этом большая часть, около 340 млн долларов, ушла на расходные вооружения, особенно затратной статьёй стали ракеты «Томагавк» морского базирования и воздушные удары. Стоимость одной ракеты «Томагавк» составляет до 1,4 млн долларов.

Виталий ЦЫМБАЛ, главный научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара:

– Расходы на военную операцию в Сирии будут списаны на боевую подготовку. Считаю, что эти суммы в принципе соразмерные. Из разных источников приходит противоречивая информация: одни называют сумасшедшие цифры, другие говорят, что военные действительно уложатся в выделенный им бюджет. Возможно, Минобороны и впрямь уложится в те суммы, которые им выделяются, но вполне допускаю, что нет. В любом случае мы не узнаем, сколько было потрачено на проведение этой операции. Красноречивый пример прошлого года, когда на границе с Украиной непрерывно проводились учения, – о затратах на них также до сих пор ничего не известно.

Александр ПЕРЕНДЖИЕВ, эксперт Ассоциации военных политологов:

– Действительно, операция в Сирии достаточно дорогостоящая, но оправданно дорогостоящая, поскольку, хотя мы тратим большие деньги, нанося авиаудары и удары с Каспийского моря, мы не проводим чреватую большими потерями наземную операцию. Уничтожаем противника на дальних подступах к России и не воюем на своей территории. Успешные действия Российской армии в Сирии раскручивают бренд безопасности нашей страны, а имидж всегда стоит больших денег. Плюс, таким образом, опосредованно инвестируем в рекламу российского вооружения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector