Постановление пленума лизинг

Постановление пленума лизинг

Согласно тексту законопроекта предлагается ввести единый срок на внесение изменений в проектную декл…

Опровергать статус контролирующего лица в банкротстве станет еще сложнее, новые разъяснения Верховного суда РФ

07.10.2019 г. Верховный суд в Определении по делу № А56-83793/2014 разъяснил, что при рассмотрении…

С 01 октября 2019 года в РФ заработала Система маркировки лекарственных препаратов

1 октября 2019 г. на территории РФ частично начало реализовываться Положение о системе мониторинга д…

Судебная практика

Искусственное изменение подсудности и попытка контролируемого банкротства должником

Для Должника, равно как и для конкурсных кредиторов, процедура несостоятельности является единственн…

Строительство линейных объектов (станций метрополитена) и ТПУ: рост прибыли или головная боль для застройщиков?

Дайте же Ваш порыв, дайте Вашу волю в сторону государственного строительства, не брезгайте черной ра…

Залог после расторжения ДДУ с дольщиком и действие 214-ФЗ во времени

Немного о действии новых редакций 214-ФЗ во времени В длящихся правоотношениях ним отно…

Выкупной лизинг как новая схема исключения имущества из конкурсной массы?

14 марта 2014 г. Пленумом ВАС РФ наряду с уже широко обсуждаемым Постановлением № 16 «О свободе договора и её пределах» было принято в известной степени не менее важное для оборота Постановление № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга».

Значение данного Постановления трудно переоценить, учитывая сколь часто используемым инструментом в обороте является лизинг и какие «стандартные», известные для всех риски несла эта правовая конструкция для лизингополучателя.

Итак, в п. 2 Постановления даны следующие, едва ли не самые важные по нашему мнению, разъяснения нижестоящим судам:

«Судам необходимо учитывать, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

По смыслу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) упомянутое обеспечение прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей, в том числе в случаях, когда лизингодатель находится в процессе банкротства либо он уклоняется от оформления передаточного акта, договора купли-продажи и прочих документов».

Таким образом, из вышеуказанных разъяснений следует, что при оплате последнего лизингового платежа право собственности на предмет лизинга переходит к лизингополучателю, в том числе, в ситуации, когда лизингодатель находится в процедуре банкротства.

Между тем в п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года № 35 ВАС РФ был сформирован подход, согласно которому требования кредиторов по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и оказании услуг) для целей определения количества голосов на собрании кредиторов и размера удовлетворения такого требования подлежат оценке и учитываются в реестре в денежной форме.

Причина включения в соответствующее Постановление 34 пункта была очевидна — до тех пор пока неденежные требования к банкроту будут удовлетворяться в общеисковом порядке, этот механизм будет традиционно восприниматься в качестве наилучшей схемы недобросовестного исключения имущества из конкурсной массы (как правило в преддверие банкротства ситуация «просуживалась», а потом заключалось моровое соглашение, которое потом, в ходе дела о банкротстве, исполнялось, в отличии от судебных актов, установивших денежные требования (Постановление ФАС УО от 14.06.2011 года по делу № А07-21120/2010). Подобное положение очевидно нарушало права кредиторов по денежным обязательствам.

Правда, в ряде случаев кредиторов по неденежным обязательствам просто лишали возможности защитить свои права, так как исполнительные производства в отношении организации банкрота прекращались, а в реестр их не пускали.

Теперь же в случае с лизингом, по нашему мнению, Пленум ВАС РФ установил исключение из п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 года № 35, чем поставил лизингополучателя в своего рода «привилегированное» положение перед другими конкурсными кредиторами.

Допустим, лизингополучатель заплатил до банкротства лизингодателя 90% лизинговых платежей, а в рамках процедуры банкротства оставшиеся 10%. Ведь в таком случае, согласно новым разъяснениям 17 Постановления Пленума, предмет лизинга переходит в собственность лизингополучателя.

Однако, подобные преимущества лизингополучателя могут быть не в полной мере справедливыми по отношению к иным конкурсным кредиторам. Попытаемся проиллюстрировать наше суждение на следующем примере.

Предположим, что стороны заключили договор купли-продажи и покупатель полностью выплатил стоимость вещи, но владение до введения процедуры конкурсного производства не было передано. В силу вышеизложенной позиции, отраженной в п. 34 Пленума № 35, покупатель (в отличие от лизингополучателя) должен будет обращаться с требованиями о включении в реестр на общих основаниях, согласно ст. 100 ФЗ «О несостоятельности».

К сожалению, исключения в российском обороте, как правило, используются для злоупотреблений. В этой связи мы опасаемся, что теперь участники оборота будут «задними числами» инспирировать договоры лизинга с участием организации банкрота (по крайне мере в отношении движимого имущества), чтобы вывести из конкурсной массы имущество, являющееся предметом договора лизинга.

Конечно, это будет сопряжено с определенными сложностями, например, фигурой продавца, у которого лизингодатель купил предмет лизинга (можно попробовать обойти через схему возвратного лизинга), а также имитацией расчетов, которые якобы имели место до банкротства притворного лизингодателя.

Однако, опыт показывает, что в такой ситуации сложности никого в России не пугают.

Хасин К.В.
руководитель практики банкротства и корпоративных споров

Юристы проанализировали документ ВАС по выкупному лизингу

Пленум Высшего арбитражного суда РФ на заседании 14 марта рассмотрел проект постановления «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». Об этом сообщили в Объединенной лизинговой ассоциации, на сайте которой размещена ссылка для ознакомления с документом.

Читать еще:  Коллекторы сбербанка звонят

Как напоминают в ОЛА, лизинговое сообщество несколько лет ожидало появления данного документа. 7 ноября 2013 года в президиуме ВАС состоялось первое публичное обсуждение проекта, после чего документ дорабатывался с учетом поступивших замечаний.

До официального опубликования на сайте ВАС РФ уже принятого постановления говорить окончательно о положительных и отрицательных аспектах документа затруднительно, однако известно, что документ в целом принят, указывают в ОЛА. Ассоциация публикует первые комментарии юристов, проанализировавших рассмотренный пленумом проект постановления.

Петр Попов, ведущий юрист «Пепеляев Групп»

Проект закрепляет модель «выкупного лизинга» — вида лизинговых операций (как они определены существующим законодательством), который представляет собой по сути не столько предоставление имущества в пользование, сколько посредничество лизингодателя в покупке имущества лизингополучателем.

В качестве признаков выкупного лизинга в п. 1 постановления указаны:

— либо «автоматический» переход права собственности при полном исполнении лизингополучателем денежных обязательств;

— либо предоставление лизингополучателю возможности выкупить имущество по символической цене, оформленное как право выкупа, но по сути не оставляющее лизингополучателю разумной альтернативы, кроме как осуществить это право.

Если право выкупа предоставлено по рыночной цене на момент выкупа (на практике — по рыночной цене, которая может сложиться на момент выкупа исходя из разумных ожиданий сторон при установлении права выкупа), то такая операция сохраняет основные признаки аренды и ее нельзя признать выкупным лизингом.

На практике существуют, хотя и относительно редки, иные разновидности операций, схожие по своей сути с «выкупным» лизингом (лизинг уникального оборудования на полный срок службы, хотя бы и без передачи права собственности), но в постановлении они прямо не упомянуты.

В рамках выкупного лизинга приобретаемое имущество оплачивается посредником с рассрочкой возмещения затрат и выплаты вознаграждения (финансирование, кредитование). Платежи по такому договору представляют собой именно возмещение затрат и выплату вознаграждения — по сути процента за рассрочку, — а не плату за пользование имуществом. Поэтому допускается взимание платежей независимо от пользования имуществом (п. 8 постановления).

Еще одно важное следствие «кредитной» трактовки выкупного лизинга — разъяснение, согласно которому при гибели или повреждении предмета лизинга денежные обязательства лизингополучателя сохраняются (пп. 7—8 постановления), то есть такую ситуацию нельзя признать прекращением обязательства за невозможностью исполнения.

Основа постановления — разъяснения о последствиях расторжения договора выкупного лизинга (п. 3). Таким последствием является «полный сброс» ранее совершенных исполнений и определение завершающей обязанности на стадии расторжения: выводится сальдо в виде разницы между всем причитавшимся лизингодателю по договору и всем фактически полученным, включая стоимость предмета лизинга, если он изъят. Недополученное взыскивается, полученное сверх причитавшегося возвращается лизингополучателю.

Важное новшество, следующее из разбивки платежей на возмещение оплаты стоимости предмета лизинга и плату за финансирование, — определение этой платы в виде процентной ставки, для чего в постановлении приведена формула (п. 3.5). Плата за финансирование взыскивается до полного возмещения финансирования: если это произошло раньше срока, то можно взыскать упущенную выгоду за время, разумно необходимое для повторного размещения полученного (в окончательный текст это разъяснение не вошло, но такой подход ранее выработан Высшим арбитражным судом РФ в отношении кредитных договоров), а если позже — то плата в виде процента продолжает накапливаться.

Отметим, что постановление предусматривает в качестве возмещаемых затрат именно стоимость предмета лизинга. Иные затраты, например проценты по привлеченным средствам, должны покрываться за счет платы за финансирование, а не возмещаться как таковые. Однако лизингодатели, не готовые раскрывать фактическую эффективную ставку платы за финансирование, возможно, будут пытаться взыскать «дисконтированную» плату, определенную исходя из затрат, ранее растворенных в платежах и формирующих экономическую основу взимания такой платы с лизингополучателя.

Требования о возмещении финансирования, которое осталось невозмещенным, и внесении платы за финансирование заменяют требование о плате за фактическое пользование имуществом в рамках обычных арендных отношений.

Не имеет смысла в рамках модели выкупного лизинга расчет фактической выкупной цены предмета лизинга сверх ее символического размера: если с учетом состояния возвращенного имущества сальдо складывается в пользу лизингополучателя, то оно и будет фактической переплатой за выкуп, подлежащей возврату. В этом смысле постановление заменяет ранее сложившуюся практику вычленения фактической выкупной цены (постановления президиума ВАС РФ по делам «Евротехника» и «Мета-Лизинга» 2010—2011 годов).

В постановлении прямо признана возможность взыскать с лизингополучателя расходы на изъятие и перепродажу имущества в качестве убытков (п. 3.6), что в положительную сторону меняет судебную практику по этому вопросу.

К сожалению, в постановлении нет оговорки о пересмотре ранее принятых судебных решений и постановлений в связи с выходом новых разъяснений.

Признание выкупного лизинга разновидностью скорее отношений комиссии и займа, чем аренды, соответствует экономическому смыслу этих отношений, но должно привести не только к систематизации практики судебных споров из соответствующих договоров, но и, среди прочего, к изменению трактовки операций в учете и при налогообложении. Новые трактовки в настоящее время прорабатываются лизинговым сообществом и привлеченными специалистами для дальнейшего обсуждения в рабочей группе, созданной при Минэкономразвития России, и возможного представления в Минфин.

Сергей Громов, руководитель юридической дирекции ГК «Балтийский Лизинг»

На портале Zakon.ru сообщается, что проект принят в том виде, в котором размещен на сайте суда. Однако обычно официальный текст постановления публикуется на сайте ВАС РФ через несколько недель после принятия.

1. Понятие выкупного лизинга. Договором выкупного лизинга признаются:

1) договоры с условием о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену;

2) договоры с условием о праве лизингополучателя выкупить предмет лизинга по символической цене.

2. Существо лизинговой операции. В лучших традициях постановлений президиума ВАС РФ №№ 3318/11 и 16533/11 в документе признается, что интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а приобретение права собственности служит лизингодателю обеспечением обязательств лизингополучателя по внесению платежей и гарантией возврата вложенного.

В новом документе сохранилось правоположение о том, что обеспечение (право собственности лизингодателя на предмет лизинга) прекращается при внесении лизингополучателем всех договорных платежей. Это может осложнить применение конструкции «кросс-дефолта».

Читать еще:  Цель конкурсного производства

3. Сальдовый подход. Главное достижение документа — закрепление сальдовой методики определения последствий расторжения договора лизинга и изъятия имущества.

Сальдо выводится на основании сравнения следующих величин:

Плата за финансирование устанавливается расчетным путем по следующей формуле:

12 мая 2016 года принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства». Есть ли в этом документе что-то, на что необходимо обратить внимание представителю юридического департамента лизинговой компании? (Зимарев К.)

Дата размещения статьи: 01.02.2017

Для лизинговых компаний долгое время был проблемным вопрос, связанный с определением таможенной стоимости товаров по договору выкупного лизинга. Таможенные органы исходили из того, что их стоимостью является общая сумма лизинговых платежей.

В 2016 году Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ рассмотрела несколько дел, связанных с оценкой правильности формирования таможенной стоимости товаров, ввозимых по договорам финансового лизинга (Определения от 31.05.2016 N 305-ЭС15-19934, от 19.05.2016 N 305-ЭС16-734, от 03.03.2016 N 305-КГ15-14104).

При их разрешении Судебная коллегия пришла к выводу, что таможенные органы допустили ошибку, включив в таможенную стоимость всю сумму лизинговых платежей. Для целей таможенной оценки должна была приниматься во внимание стоимость предметов лизинга, указанная в договоре лизинга, счетах-проформах, договоре страхования и других товаросопроводительных документах.

Этот же подход закреплен в Постановлении Пленума N 18. Нужно отметить, что возможность такого подхода связана с закрепившимся в практике арбитражных судов пониманием инвестиционного, а не арендного характера договора лизинга, что нашло свое отражение в Постановлении Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга». В нем указано, что по общему правилу в договоре выкупного лизинга имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств, а имущественный интерес лизингополучателя — в приобретении предмета лизинга в собственность за счет средств, предоставленных лизингодателем, и при его содействии. Приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Таким образом, при определении таможенной стоимости товаров, ввозимых по договору выкупного лизинга, к общей сумме лизинговых платежей следует относиться как к совокупности разнородных платежей, направленных на возмещение различных затрат лизинговой компании. Для целей таможенной оценки в структуре лизинговых платежей необходимо выделять те, которые бы формировали таможенную стоимость, если бы осуществлялись при обычной купле-продаже — собственно покупную цену предмета лизинга и добавляемые к ней дополнительные начисления.

В связи с этим в п. 15 Постановления N 18 указано, что в случае ввоза товара на основании договора выкупного лизинга его таможенной стоимостью не может признаваться общая сумма лизинговых платежей, включающая в себя возмещение затрат лизинговой компании, не относящихся к стоимости предмета лизинга как товара, подвергаемого таможенной оценке.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

Вернуться на предыдущую страницу

  • Москва, Московская область
    +7 (499) 703-47-96
  • Санкт-Петербург, Ленинградская область
    +7 (812) 309-56-72
  • Федеральный номер
    8 (800) 555-67-55 доб. 141

Звонки бесплатны.
Работаем без выходных

Вопросы гаражного строительства, оформления прав на гаражи и формы объединений граждан в целях реализации цели по возведению данных объектов являются традиционно актуальными для физических и юридических лиц. Принятие законопроекта способно снять правовую неопределенность статуса гаражей и машино-мест, а также статуса объединений их собственников. Это, в свою очередь, положительно скажется на развитии гражданского оборота в целом и послужит стимулом для развития гаражного строительства.

В настоящее время количество антиконкурентных нарушений продолжает оставаться высоким. С целью оперативного устранения выявленных нарушений законопроектом предлагается установить, что в случае принятия заявления об обжаловании предписания антимонопольного органа к производству арбитражного суда исполнение предписания антимонопольного органа, выданного органу государственной власти или органу местного самоуправления, не приостанавливается (если иное не предусмотрено судебным актом).

Законопроектом предлагается внести в Налоговый кодекс РФ изменения, предусматривающие, что в случае безвозмездной передачи органам государственной власти имущества, приобретенного (созданного) за счет средств субсидии, налогоплательщик вправе наравне с признанием внереализационного дохода в виде сумм субсидии в порядке пункта 4.1 статьи 271 НК РФ также признавать расход в виде стоимости безвозмездно передаваемого имущества.

Законопроект, в частности, предусматривает внесение изменений в части исключения положений о проведении аукциона на право создания искусственного земельного участка на водном объекте, регламентации вопросов, связанных с созданием искусственных земельных участков на водных объектах, находящихся в федеральной собственности, в том числе при создании морского порта и расширении его территории.

Целью данного Закона является стимулирование добровольного страхования жилья граждан. Законом устанавливается, что органы государственной власти субъектов РФ вправе разрабатывать, утверждать и реализовывать программы организации возмещения ущерба, причиненного расположенным на территориях субъектов РФ жилым помещениям граждан, с использованием механизма добровольного страхования.

Что следует учитывать лизингодателю при расторжении договора выкупного лизинга

Как правило, договор выкупного лизинга прекращает действие в связи с надлежащим исполнением сторонами своих обязательств (ст. 408 ГК РФ). В частности, лизингополучатель вносит все платежи, установленные договором, а лизингодатель передает право собственности на лизинговое имущество (п. 2, абз. 5 п. 10 постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»; далее – постановление № 17).

Однако нередки случаи, когда договор прекращается в связи с его расторжением (по соглашению сторон, по требованию лизингодателя или лизингополучателя, вследствие одностороннего отказа лизингодателя или лизингополучателя). В итоге лизингодатель сохраняет за собой право собственности на лизинговое имущество, а у лизингополучателя возникает обязанность возвратить это имущество лизингодателю (ст. 622 ГК РФ, абз. 4 п. 5 ст. 15, п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29 октября 1998 г. № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»).

При этом независимо от оснований расторжения договора сторонам нужно:

  • соотнести взаимные предоставления по договору, совершенные до момента его расторжения (т. е. рассчитать сальдо встречных обязательств), и
  • определить завершающую обязанность одной стороны в отношении другой.

В пункте 3.1 постановления № 17 Пленум ВАС РФ разъяснил, что расторжение договора выкупного лизинга (в т. ч. по причине просрочки внесения лизинговых платежей) не должно приводить к тому, чтобы лизингодатель оказывался в лучшем имущественном положении по сравнению с тем, в котором он находился бы при выполнении лизингополучателем договора в соответствии с его условиями. Этот вывод основан на толковании пунктов 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса РФ.

Читать еще:  Няня убийство ребенка форум

В то же время расторжение договора не должно освобождать лизингополучателя от обязанности:

  • возвратить лизингодателю полученное финансирование;
  • внести плату за финансирование;
  • возместить причиненные лизингодателю убытки;
  • понести ответственность по иным основаниям, предусмотренным в законе или договоре.

Вопрос: Обязан ли лизингодатель рассчитывать сальдо встречных обязательств?

Ответ: Нет, не обязан, но целесообразно это сделать.

Закон не предусматривает для сторон договора выкупного лизинга обязанность соотносить взаимные предоставления, совершенные до момента расторжения договора. Необходимость, о которой идет речь в абзаце 3 пункта 3.1 постановления № 17, предусмотрена лишь в отношении судов, рассматривающих споры о последствиях расторжения договора выкупного лизинга.

Однако сальдо встречных обязательств сторонам лучше все же рассчитать самостоятельно.

Это позволит определить, у какой из сторон возникла задолженность в результате расторжения договора и, следовательно, какая сторона вправе предъявить требование.

В итоге у лизингодателя будет больше шансов совершить одно или несколько из следующих действий:

1) принять правильное решение о том, стоит ли инициировать спор с лизингополучателем (например, требовать взыскать убытки);

Ничто не мешает предъявить требование к лизингополучателю еще до того момента, как стороны рассчитают сальдо встречных обязательств.

Вместе с тем, надо понимать, что при рассмотрении спора суд, вероятнее всего, учтет правила пункта 3.1 постановления № 17 и будет исходить из соотношения взаимных предоставлений сторон. В итоге может оказаться, что лизингодатель не только не вправе предъявить требование к лизингополучателю, но и сам должен погасить образовавшуюся задолженность.

Чтобы заранее оценить последствия спора с лизингополучателем, нужно рассчитать сальдо встречных обязательств.

2) убедить лизингополучателя не предъявлять требования к лизингодателю;

Если сальдо встречных обязательств будет свидетельствовать о том, что задолженность образовалась у лизингополучателя (даже несмотря на наличие нарушений со стороны лизингодателя), лизингополучатель может отказаться инициировать спор с лизингодателем.

3) разрешить спор без обращения в суд.

Если каждая из сторон согласится с правильностью расчета сальдо встречных обязательств, необходимость обращаться в суд может отпасть. Так, сторона, у которой образовалась задолженность, может добровольно перечислить другой стороне денежную сумму в размере рассчитанного сальдо.

Как рассчитать сальдо встречных обязательств

Чтобы определить, у какой из сторон образовалась задолженность при расторжении договора выкупного лизинга, нужно соотнести следующие показатели (т. е. суммы взаимных предоставлений).

Таким образом, сальдо встречных обязательств (разница между показателями) рассчитывается по формуле:

Если сумма предоставлений лизингодателя превышает сумму встречных предоставлений (т. е. сальдо положительное), лизингодатель вправе взыскать с лизингополучателя образовавшуюся разницу между суммами (п. 3.2 постановления № 17). В противоположной ситуации (сумма предоставлений лизингополучателя больше суммы предоставлений лизингодателя) право на взыскание разницы появляется у лизингополучателя (п. 3.3 постановления № 17).

Если суммы взаимных предоставлений равны, считается, что ни у одной из сторон задолженность не возникла. Это означает, что стороны не вправе предъявить требования друг к другу.

Внимание! Лизингополучатель может попытаться включить в общую сумму своих предоставлений дополнительные показатели.

Это приведет к тому, что сальдо встречных обязательств изменится в пользу лизингополучателя.

Чтобы не допустить этого, важно проследить за тем, какие именно показатели лизингополучатель учел при расчете сальдо. К примеру, если в общую сумму предоставлений со стороны лизингополучателя вошла сумма авансового платежа, лизингодателю нужно настоять на ее исключении.

В то же время бывают ситуации, когда лизингополучатель вправе учитывать дополнительные показатели. В частности, таким показателем считается сумма страхового возмещения, полученная лизингодателем от страховой организации (страховщика по договору страхования предмета лизинга) в связи с гибелью или повреждением лизингового имущества (п. 7 постановления № 17).

Кроме того, лизингополучатель может попытаться включить в общую сумму своих предоставлений по договору сумму неустойки или иной санкции, полученной лизингодателем от продавца лизингового имущества. Лизингодателю имеет смысл согласиться с таким предложением лишь в случае, если на момент получения суммы от продавца одновременно выполнялись три условия:

  • продавец выплатил сумму неустойки (иной санкции) в связи с тем, что нарушил срок передачи товара (предмета лизинга);
  • риск неисполнения продавцом своих обязательств лежал на лизингополучателе;
  • лизингополучатель вносил лизинговые платежи независимо от того, получил он предмет лизинга во владение или нет.

В пункте 6 постановления № 17 Пленум ВАС РФ разъясняет, что при рассмотрении споров о правах лизингодателя по договору купли-продажи лизингового имущества (а также по иным договорам, связанным с предметом лизинга) суд должен:

  • исходить из принципа добросовестности (п. 3 ст. 1 ГК РФ);
  • принимать во внимание правомерное ожидание лизингополучателя в отношении того, что в будущем он приобретет право собственности на предмет лизинга.

В связи с этим Пленум ВАС РФ приводит пример ситуации, когда лизингополучатель вправе предъявить к продавцу лизингового имущества требования относительно неустойки и иных санкций за просрочку передачи имущества. Такое право принадлежит лизингополучателю, если он:

  • несет риск неисполнения продавцом своих обязательств;
  • обязан вносить лизинговые платежи независимо от того, получил предмет лизинга во владение или нет.

На практике приведенная ситуация встречается довольно редко.

В то же время эта ситуация описана как частный случай (используется формулировка «в частности»). После такого описания Пленум ВАС РФ делает важный вывод, который, вероятно, распространяется на другие ситуации, когда лизингодатель по договору выкупного лизинга получил сумму неустойки или иной санкции от продавца: «Таким образом, в случае, когда неустойка (иная санкция) за нарушение договора купли-продажи была получена лизингодателем, при расчете сальдо взаимных обязательств она идет в зачет требований лизингодателя к лизингополучателю».

Как именно суды будут толковать данный вывод (относится ли он к любой ситуации, при которой лизингодатель получил неустойку от продавца), вопрос времени. Вместе с тем, при расчете сальдо встречных обязательств лизингодателю имеет смысл расценивать сумму полученной неустойки в качестве предоставления лизингополучателя только тогда, когда имеет место конкретный случай, рассмотренный Пленумом ВАС РФ.

Таким образом, может сложиться ситуация, когда общая сумма предоставлений лизингополучателя будет рассчитываться по формуле:

Ссылка на основную публикацию
×
×
Adblock
detector