Расторжение договора с банкротом

Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 8 сентября 2016 г. N 309-ЭС16-4636 Дело о расторжении договора аренды лесного участка направлено на новое рассмотрение, поскольку предъявленное требование о расторжении спорного договора не затрагивает права и законные интересы кредиторов должника, а следовательно, необходимость его рассмотрения в деле о банкротстве общества отсутствует

Резолютивная часть определения объявлена 1 сентября 2016 г.

Полный текст определения изготовлен 8 сентября 2016 г.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Капкаева Д.В.,

судей Букиной И.А. и Разумова И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу Департамента лесного хозяйства Свердловской области на определение Арбитражного суда Свердловской области от 27.10.2015 (судья Алпацкая О.Г.), постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015 (судьи Голубцов В.Г., Васильева Е.В. и Савельева Н.М.) и постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2016 (судьи Купреенков В.А., Торопова М.В. и Краснобаева И.А.) по делу N А60-37449/2015.

В судебном заседании принял участие представитель общества с ограниченной ответственностью «Предприятие по агрохимическому обслуживанию землепользователей «Свердловскагрохим» (далее — предприятие) Дегтянников Д.Г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В., объяснения представителя предприятия, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Департамент лесного хозяйства Свердловской области (далее — департамент) обратился в Арбитражный суд Свердловской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью сельскохозяйственное предприятие «Красноуфимский аграрный колледж» (далее — общество) о расторжении договора аренды лесного участка.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены предприятие и Управление Федеральной налоговой службы России по Свердловской области (далее — уполномоченный орган).

Определением суда первой инстанции от 27.10.2015, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции от 22.12.2015 и округа от 05.02.2016, иск оставлен без рассмотрения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, департамент просит отменить принятые по делу судебные акты в связи с существенными нарушениями норм права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Капкаева Д.В. от 21.07.2015 кассационная жалоба департамента с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебном заседании представитель предприятия возражал против удовлетворения кассационной жалобы, считая судебные акты законными и обоснованными.

Департамент, общество и уполномоченный орган, надлежащим образом извещенные о времени и месте судебного заседания, явку своих представителей в суд не обеспечили, в связи с чем кассационная жалоба рассмотрена в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, выслушав присутствующего в судебном заседании представителя предприятия, судебная коллегия считает, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене по следующим основаниям.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 26.12.2008 между департаментом (арендодателем) и обществом (арендатором) заключен договор аренды лесного участка N 370 (далее — также договор N 370).

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 27.12.2010 по делу N А60-20087/2010 общество признано несостоятельным (банкротом), в отношении него открыто конкурсное производство.

Ссылаясь на ненадлежащее исполнение обществом обязательств по внесению арендных платежей, департамент обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Оставляя заявление департамента без рассмотрения на основании пункта 4 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды первой и апелляционной инстанций сославшись на положения статьи 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) и разъяснения, данные в пункте 34 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее — Постановление N 35), исходили из того, что спорное требование возникло из обязательственных отношений имущественного характера (договора аренды).

Учитывая, что с иском о расторжении договора N 370 департамент обратился после открытия в отношении общества конкурсного производства, суды указали на необходимость его рассмотрения в рамках дела о банкротстве.

Окружной суд выводы нижестоящих судов поддержал.

Между тем судами не учтено следующее.

С даты принятия судом решения о признании должника банкротом действует предусмотренный абзацем 7 пункта 1 статьи 126 и пунктом 34 Постановления N 35 порядок рассмотрения требований кредитора к должнику, который направлен на сохранение баланса интересов всех кредиторов и должника.

Согласно статье 131 Закона о банкротстве все имущество должника, имеющееся на дату открытия конкурсного производства и выявленное в ходе конкурсного производства, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, указанного в названном Законе.

Исходя из содержания названных норм права при разрешении спора, направленного на прекращение права аренды, следует установить возможность включения в конкурсную массу и дальнейшей реализации этого права в процедуре конкурсного производства для удовлетворения требований кредиторов.

В соответствии с пунктом 2 статьи 71 Лесного кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения договора аренды) предоставление юридическим лицам в аренду лесных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, осуществляется в соответствии с Лесным кодексом Российской Федерации.

К договору аренды лесного участка применяются положения об аренде, предусмотренные Гражданским кодексом Российской Федерации, если иное не установлено Лесным кодексом (пункт 3 статьи 71 Лесного кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 2 статьи 615 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор вправе с согласия арендодателя передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем), если иное не установлено данным Кодексом, другим законом или иными правовыми актами.

В пункте 11 договора N 370 стороны определили, что передавать права и обязанности по данному договору арендатор имеет право только с согласия арендодателя.

Доказательства, подтверждающие получение такого согласия обществом, в материалах дела отсутствуют и суду не представлены.

Более того, как следует из искового заявления, воля арендатора направлена на прекращение права аренды и возврат имущества его собственнику.

При таких обстоятельствах и в силу вышеприведенных положений закона, принадлежащие обществу имущественные права по договору N 370 не могли быть использованы в качестве его актива, позволяющего удовлетворить требования кредиторов.

Поскольку предъявленное департаментом требование о расторжении спорного договора не затрагивает права и законные интересы кредиторов должника, оснований для вывода о необходимости его рассмотрения в деле о банкротстве общества у судов не имелось.

Допущенные судами нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов департамента, в связи с чем обжалуемые судебные акты на основании пункта 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене с направлением дела для рассмотрения исковых требований по существу в суд первой инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11-291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия определила:

определение Арбитражного суда Свердловской области от 27.10.2015, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.12.2015, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 05.02.2016 по делу N А60-37449/2015 отменить.

Читать еще:  Пко без кассового чека действителен

Дело направить в Арбитражный суд Свердловской области для рассмотрения исковых требований Департамента лесного хозяйства Свердловской области по существу.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения.

Расторжение договора при банкротстве должника

Бюджетное учреждение заключило контракт в рамках Закона № 44-ФЗ с ООО – производителем на поставку яйца куриного. В период исполнения контракта поставщик признан банкротом и прекратил производство куриного яйца в связи с передачей куриного стада и оборудования в собственность АО, о чем уведомил бюджетное учреждение. Кроме того, ООО к уведомлению приложило соглашение о расторжении контракта, которое необходимо подписать. С момента передачи куриного стада АО приступило к производству куриного яйца. Становится ли АО правопреемником ООО? Является ли банкротство ООО основанием для расторжения контракта?
С. Мельников, г. Псков

Материал для подписчиков издания «ЭЖ-Юрист». Для оформления подписки на электронную версию издания перейдите по ссылке.

Российская правовая газета, издается с 1998 года. Освещает новости законодательства, практику применения законов и нормативных актов, судебную практику по различным отраслям права, предлагает аналитику наиболее актуальных вопросов правоприменения, отвечает на вопросы читателей.

Периодичность выхода: еженедельно, 50 номеров в год. Объем: 16 полос.

Расторжение договора с контрагентом-банкротом

Заявление о расторжении договора в судебном порядке со стороной по договору, находящейся в стадии банкротства, рассматривается вне рамок процедуры банкротства.

Так, по делу А60-34272/2012 в связи с существенным отступлением от условий договора, муниципальное учреждение обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о расторжении договора купли-продажи недвижимого имущества к покупателю, в отношении которого возбуждена процедура банкротства, и обязании последнего возвратить объекты недвижимости. Существенное нарушение условий, ставшее основанием для расторжения договора в судебном порядке, явилось неполучение суммы стоимости проданного имущества. Ответчик заявил, что признан несостоятельным (банкротом), посчитал, что заявление должно быть рассмотрено в рамках дела о банкротстве и просил оставить заявление без рассмотрения.

В соответствии со ст. 63 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» в рамках процедуры банкротства рассматриваются требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением требований по текущим платежам. Арбитражный суд, ссылаясь в том числе на п. 5 ст. 4 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» решил, что заявление о расторжении договора купли-продажи и возврате объектов недвижимости не относится к числу денежных требований, а следовательно, иск к организации-банкроту о расторжении договора может быть рассмотрен вне пределов рассмотрения дела о несостоятельности.

В рамках рассмотрения другого дела, организацией помимо требования о расторжении договора с контрагентом-банкротом, было заявлено требование о взыскании с последнего денежных средств по данному договору. Суд посчитал, что требование о расторжении договора может быть рассмотрено в рамках данного процесса, однако вопрос о взыскании денежных средств должен рассматриваться в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) в качестве требования о включении в реестр требований кредиторов.

Таким образом, обращаясь с заявлением о расторжении договора в судебном порядке к организации-банкроту, необходимо обратить внимание, не будет ли содержаться в таком заявлении также требование о взыскании денежных средств, дабы не пропустить срок для включения в реестр требований кредиторов банкрота. ©

Телефоны: +7 (846) 277-09-61, мобильный: +7 (927) 206-91-20, международный: +3 (725) 998-81-79

Односторонний отказ арбитражного управляющего при банкротстве

Односторонний отказ арбитражного управляющего от исполнения договора при банкротстве должника, предусмотренный статьей 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – закон о банкротстве), может быть использован и при банкротстве так называемого «застройщика».

Последнее время участились случаи, когда и без того «закошмаренные» дольщики, очевидно в порядке «глумления» над их страданиями, получают от арбитражных управляющих уведомления (заявления) о том, что такой арбитражный управляющий применительно статьи 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» настоящим заявляет отказ от дальнейшего исполнения договора с дольщиком.

Данные обстоятельства следует разобрать поподробнее!

Так, в силу пункта 3 статьи 450 ГК РФ, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Из анализа приведенной нормы в совокупности с нормами всей статьи 450 ГК РФ, это единственная возможность одностороннего прекращения обязательства, поскольку во всех иных случаях, расторжение происходит с обязательным участием другой стороны, либо посредством подписания соглашения о прекращении (п.1 ст.450 ГК РФ), либо через суд (п.2 ст.450 ГК РФ).

Так вот законодатель, используя заложенную норму в уже рассмотренную статью 450 ГК РФ, реализовал её применительно несостоятельного должника, т.е. в процедурах банкротства, посредством норм статьи 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротства)».

При этом следует оговориться для обычного читателя (не юриста), что используя такое право, обязательство (договор) прекращается сразу, как только сторона по договору получило от заявителя (в нашем случае – от арбитражного управляющего) соответствующее уведомление (заявление) об одностороннем отказе от исполнения договора. То есть, проще говоря, тем самым, арбитражный управляющий заявил, что договора долевого участия (или иного другого) между Вами и должником-застройщиком больше не существует, со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Для дольщика такие последствия означают ни что иное, как попрощаться с мыслью вселения в ожидаемую квартиру, а для застройщика это означает, что теперь дольщик будет за «должником-банкротом» бегать, чтобы заявить свои требования в рамках банкротства и возможно заявить ещё и убытки вызванные таким расторжением договора. Но что такое «получить деньги» с должника-застройщика при банкротстве, полагаю все догадываются.

Так, согласно вышеназванной статье 102 закона о банкротстве, внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника. Отказ от исполнения договоров и иных сделок должника может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах. В случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора. Сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, вправе потребовать от должника возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника. Положения, предусмотренные настоящей статьей, не применяются в отношении договоров должника, заключенных в ходе наблюдения с согласия временного управляющего или в ходе финансового оздоровления, если такие договоры были заключены в соответствии с законом о банкротстве.

При этом, следует оговориться, что таким же правом на отказ от исполнения договора, обладает и конкурсный управляющий, применительно пункта 3 статьи 129 закона о банкротстве, но с дополнительной (относительно полномочий внешнего управляющего) оговоркой, что «конкурсный управляющий не вправе заявлять отказ от исполнения договоров должника при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника». Следует такую оговорку признать существенной, поскольку таким образом, конкурсный управляющий скован обязанностью доказать, что при таком «отказе» имеются все шансы восстановить платежеспособность, что для процедуры конкурсного производства обычного должника можно считать «из ряда вон выходящим» обстоятельством по «положительности эффекта» (такого в своей юридической практике не припомню).

Но вот для конкурсного производства «застройщика-банкрота», массовый отказ от исполнения всех договоров, формально может придать такому действию конкурсного управляющего иллюзии «возможности восстановления платежеспособности», поскольку внесенные несколько лет назад деньги дольщиков уже обесценились и сегодняшняя стоимость метра жилья может «окупить» такие «отказы», даже заложив 100% по номиналу договоров возврат средств дольщикам.

Да и то, эта иллюзия должна присутствовать, применительно п.3 ст.129 закона о банкротстве только на момент заявления конкурсным управляющим таких отказов применительно ст.102 закона о банкротстве, поскольку расторгнув договоры, потом их никто не восстановит в силе, даже если окажется, что это была лишь иллюзия возможного восстановления платежеспособности. А названную иллюзию создать на бумаге и обосновать достаточно несложно для профессионала.

Читать еще:  Няня убийство ребенка форум

Так вот, получается важным для защиты прав кредитора (в т.ч. дольщика), что арбитражный управляющий вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника, только в отношении сделок:

1 — не исполненных сторонами полностью или частично,

2 — если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.

Эти два условия должны присутствовать одновременно.

Рассмотрим их по-отдельности.

1. «…не исполненных сторонами полностью или частично…». Полагаю, большинство случаев применения такого условия просто очевидны и, не требуют отдельного рассмотрения. Но особый акцент я, пожалуй, сделаю относительно такой ситуации, когда дольщик обратился к застройщику с иском о признании права собственности либо на конкретный объект недвижимости, либо на долю в общей долевой собственности по инвестиционному проекту (контракту) и т.п.

То есть, я описываю ситуацию, при которой, сама по себе сделка трансформирована в устойчивое право собственности состоявшимся и вступившим в силу решением соответствующего суда. Такое решение суда, удовлетворяющее требование дольщика полностью оплатившего свой взнос (полностью исполнившего свои обязательства по договору), носит характер исполнения обязанности застройщиком, поскольку у застройщика по такому контракту, как правило, закреплена обязанность «передать в собственность дольщика объект недвижимости». Так вот решением суда эта обязанность по договору (контракту) исполняется и обоюдная цель сторон договора – достигается. При таком судебном решении, априори имеется ввиду, что дальнейшее изменение ситуации по такому договору не предполагается либо ввиду окончания строительства, либо его реальной невозможности (консервация строительства, отсутствие средств или банкротство, передача объекта на достройку иному лицу). Иное просто противоречило бы логике признания права собственности. Поэтому, договор исполнен полностью, даже если такое решение суда не зарегистрировано в регистрирующем органе (Росреестре) в плане регистрации дольщиком права собственности, вытекающего из решения суда. В рассматриваемой ситуации важно обстоятельство, свидетельствующее о полном исполнении договора обеими сторонами, вытекающее из самого решения. После регистрации решения в Росреестре, Дольщик получает лишь дополнительные и непреодолимые основания для исключения «своей собственности» (по решению) из конкурсной массы (имущества должника) при банкротстве застройщика.

Таким образом, обязательства по договору долевого участия (или иного инвестиционного контракта) прекращены в силу их надлежащего исполнения, применительно п.1 ст.408 ГК РФ, что делает невозможным прекращение договора по иным обстоятельствам (т.е. невозможность заявления отказа от дальнейшего исполнения договора, ввиду отсутствия неисполненного обязательства в таком договоре). По иному, просто отказываться не от чего!

Именно об этом и говорит условие п.1 рассматриваемой ситуации относительно ст.102 закона о банкротстве, и это должен осознавать и понимать каждый арбитражный управляющий, назначаемый на процедуры банкротства относительно застройщиков.

2. Второе условие, при котором арбитражный управляющий формально вправе заявить отказ, будет наличие доказательств, что такие сделки явно препятствуют восстановлению платежеспособности должника (что, как уже выше оговаривалось, с конкурсным производством оказывается практически несовместимо), либо «если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах». То, что взято здесь в кавычки, есть самое распространенное условие, при которых, истец полагает что такое условие присутствует, а ответчик всегда полагает (и искренне верит в это), что такое условие отсутствует напрочь.

Справедливости ради, следует заметить, что судебная практика по квалификации такого условия самая противоречивая и разнообразная. Следует оговориться, их квалификация будет напрямую зависеть от количества и весомости доказательств собранных и предоставленных суду доказательств обеими сторонами в рамках реализации принципа состязательности сторон.

Оба рассмотренных выше условия, заложенных в пункте 2 статьи 102 закона о банкротстве, играют свою определяющую роль, которой нельзя отдать предпочтение или умалить за неважностью.

Но для дольщиков, столкнувшихся с банкротством застройщика, первое рассмотренное условие, при наличии решения суда о признании прав собственности дольщика, может сыграть решающую роль в защите своего права и интересов при посягательстве на них со стороны арбитражного управляющего, решившего необдуманно использовать свое право, предоставленное законом о банкротстве. Такие действия арбитражного управляющего при банкротстве именно «застройщиков» я бы не стал квалифицировать как его «добросовестное заблуждение» (и мол, суд поправит, если что!), а скорее как «злоупотребление правом» на подачу иска, поскольку требования законодательства к квалификации и опыту арбитражного управляющего на сегодняшний день достаточно высоки. Такие «промахи» в действиях арбитражных управляющих следовало бы начать учитывать как «штрафные баллы», при наборе определенного количества которых, наступала бы автоматическая дисквалификация арбитражного управляющего, ну как минимум года на три.

Конференция ЮрКлуба

расторжение договора!

sarmatus 30 Окт 2009

— у должника введена стадия наблюдения.
У нас с ним договор аренды и уже задолженность по этому договору.

Расторгнуть договор и обязать возвратить имущество — в обще исковом порядке? А по долгам заявление в АС и ВУ по делу о банкротстве.

Добавлено немного позже:
Или все таки вопрос о расторжении договора и возврате имущества (дожник добровольно отказывается возвращять) должен быть рассмотрен в рамках дела о банкротстве?

Bistrov Den 30 Окт 2009

sarmatus 02 Ноя 2009

Bistrov Den — ОГРОМНОЕ спасибо.

Да, дело в том, что когда начилось банкротство они ещё платили.
Ввели наблюдение — они платили.
Теперь перестали.
Видимо 30 дней пропущено — соответственно палагю включены в реестр будем когда пойдет конкурсное.

Соответственно если долг образовался после введения стадии наблюдения то и долг и расторжение (претензионный порядок уже соблюден — ибо он предусмотрен договором) в обще -исковом порядке!

Ещё раз спасибо.

sarmatus 05 Ноя 2009

Интересно получается! Это попытка ввести в заблуждение или я чего -й-то не догоняю!?

Временный управляющий сказанул моему дирику — что в суд на них сейчас подавать (в общем иск. порядке) не могЁм.

Напомню у них стадия наблюдения!

ВЕсть зерно или нет?

Apad 05 Ноя 2009

Временный управляющий сказанул моему дирику — что в суд на них сейчас подавать (в общем иск. порядке) не могЁм.

могёте, еще как могёте

Bistrov Den 06 Ноя 2009

Временный управляющий сказанул моему дирику — что в суд на них сейчас подавать (в общем иск. порядке) не могЁм.

Сказать мало, желательно еще и обосновать ссылками на закон

Opeum 08 Ноя 2009

sarmatus 09 Ноя 2009

задолженность, образовавшеюся до момента введения процедуры наблюдения — тут надо подавать заявление о включении вреестр в рамках дела о банкротстве.

Если имеются патежи после введения той процедуры набл. — то это текущие и они в общем исковом порядке.
Также и расторжение договора — в общем порядке.

По текущим платежам — уверен на 100%. (много тому подтверждений ВАС и т.п.)
А вот насчет расторжения договора уверен. на 100% — но не могу найти тому подтверждение.

Добавлено немного позже:
например по текущим платежам:

ПЛЕНУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 15 декабря 2004 г. N 29

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ (БАНКРОТСТВЕ)»

«3. Согласно пунктам 1 и 2 статьи 5 Закона о банкротстве текущими платежами в деле о банкротстве и в процедурах банкротства являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после принятия заявления о признании должника банкротом, а также денежные обязательства и обязательные платежи, срок исполнения которых наступил после введения соответствующей процедуры банкротства. Требования кредиторов по текущим платежам не подлежат включению в реестр требований кредиторов. Кредиторы по текущим платежам при проведении соответствующих процедур банкротства не признаются лицами, участвующими в деле о банкротстве»

Читать еще:  Реорганизация кредитной организации

Opeum 10 Ноя 2009

sarmatus 10 Ноя 2009

Если вас официально уведомили, то претензию лучше кинуть и должнику и ВУ.
По крайней мере ХУЖЕ не будет! Перестрахуетесь.

Но все таки смотрю практики по расторжению договора с банкротом так и не видать в данной теме

Shcherbakoff 10 Ноя 2009

Но все таки смотрю практики по расторжению договора с банкротом так и не видать в данной теме

Предполагаю. Одна сторона договора в стадии банкротства не может выполнить свои обязательства, следовательно, нарушает существенные условия договора; ст. 450 ГКРФ — с ней можно требовать рассторжение договора в судебном порядке (если стороны раньше мирно не рассторгли договор). Так не подойдёт?

sarmatus 21 Дек 2009

забавная ситуация по суд. делу указанному в данной теме!
Судья собирается отказать в иске и «послать» в дело о банкротстве!
На мой аргумент, что расторгнуть договор и возвратить имущество (свою собственность!) можно только в обще исковом порядке, он мне заявил:

— ну как же я могу рассматривать вопрос о расторжении и возврате а вопрос о взыскании долга отклонить!?

Я ему говорю, что долг является текущим! Но даже не смотря на это (что это текущие платежи) вопрос по расторж. договора и возврате имущества должен быть рассмотрен по существу в общем исковом порядке!

Ему это не понравилось! Но сказал — будет думать!

Есть у кого какие нибудь мысли на сей счет?

Matilda-da 21 Дек 2009

Но все таки смотрю практики по расторжению договора с банкротом так и не видать в данной теме

sarmatus
Работая в компании-банкроте, могу вам сказать, что почти все договоры аренды/лизинга были расторгнуты у нас по искам, поданным в обычном исковом производстве, где вторым требованием, естественно, идет обязание возвратить имущество.
Если хотите практику, например, Постановления 10ААС по делам №А41-17613/09, А41-6200/09, А41-6202/09.

Я ему говорю, что долг является текущим! Но даже не смотря на это (что это текущие платежи) вопрос по расторж. договора и возврате имущества должен быть рассмотрен по существу в общем исковом порядке!

Если у вас такие разногласия с судьей, вам не проще ходатайствовать о выделении требований о взыскании задолженности в отдельное производство?
Хотя даже и без этого, суд может оставить иск без рассмотрения в части.

А в рамках данного дела вы взыскиваете арендные платежи за пользование имуществом с даты введения наблюдения до даты подачи иска, я правильно понимаю?
Сообщение отредактировал Matilda-da: 21 Декабрь 2009 — 23:45

sarmatus 22 Дек 2009

Хотя даже и без этого, суд может оставить иск без рассмотрения в части.

так именно об этом я судье и толкую!

Никак не могу найти эти суд. дела! Ни в К+ ни на сайте 10ААС.
Если это возможно выложите хоть одно из этих дел.

Застройщик банкротится, хотим обратиться в СМИ

У нас группа из двадцати человек. Мы заключили договор долевого участия в строительстве, но застройщик нас обманывает и в апреле станет банкротом. Мы расторгли договор с застройщиком, но он никому из нас не вернул деньги. В итоге мы остались с кредитами, без жилья и без денег.

Существует федеральный закон о защите дольщиков, который должен гарантировать нашу безопасность, но нас он уже не защищает, потому что мы расторгли договор. Вообще ни один из существующих законов в сфере строительства не защищает интересы человека, который расторг договор со строителем, но не получил свои деньги назад.

Мы хотим обратить внимание СМИ на нашу проблему, но платить за публикации не можем. Я уверена, что резонанс в обществе и огласка помогут нам провести переговоры с застройщиком и решить ситуацию в нашу пользу. Как нам грамотно написать в СМИ , чтобы они захотели напечатать нашу историю бесплатно?

Сейчас вам в первую очередь нужны не СМИ , а грамотные юристы. Они должны поднять все документы и разобраться в тонкостях, а их много, даже судя по вашему вопросу. За эмоциями сложно понять, в чем конкретно проблема и почему вас не защищает закон.

Если вы расторгли договор с застройщиком, все равно есть нормы, по которым он должен вернуть вам деньги и, возможно, выплатить неустойку. Даже если он не платит добровольно, есть закон об исполнительном производстве. Если станет банкротом — заработает закон о банкротстве и вы должны быть в списке кредиторов.

Это не гарантирует вам, что вы точно получите деньги, но вы ведь чем-то руководствовались, когда расторгали договор. Если это была рекомендация юриста, он должен был объяснить последствия и помочь их минимизировать. Если у вас не было грамотного консультанта, самое время его найти.

Нельзя дать дельных советов по поводу публикации, не понимая сути дела. Может быть, застройщик оказался мошенником. А может быть, у него просто временные сложности и нужна помощь: кредит, субсидия, отсрочка.

Действительно, бывает так, что СМИ помогают привлечь внимание к проблеме, особенно если пострадавших много. Иногда дело в бездействии чиновников и публикации приходятся кстати: проблемы действительно решаются, причем мгновенно и на самом высоком уровне. Эти истории всем известны, и по их мотивам даже принимают законы, в том числе по защите дольщиков.

Но здесь нельзя действовать наугад. Последствия публикаций могут быть совсем не такими, как вы ожидаете. Например, дело закончится тем, что остальные дольщики испугаются и тоже расторгнут договоры. А о застройщике пойдет дурная слава, хотя сейчас он, предположим, изо всех сил ищет деньги, чтобы достроить дом, или оформляет кредит, чтобы отдать вам деньги. Я не знаю, так ли это, но писать в СМИ может быть не лучшим способом решить проблему.

Я попросил эксперта прокомментировать вашу ситуацию, чтобы понять, как можно помочь.

Вот какие вопросы он задал моментально:

  1. Почему вы расторгли договор? Почему вас 20 человек, а другие дольщики не расторгли? Как вы планировали действовать после расторжения?
  2. Почему вы остаетесь с кредитами, но без жилья? Что в залоге у банка? Он одобрил расторжение договора при наличии кредита?
  3. На какой стадии строительство?
  4. Делал ли застройщик отчисления в компенсационный фонд? Была ли застрахована его ответственность?
  5. Есть ли у вас решение суда о взыскании денег? Вступило ли оно в силу? Обращались ли вы к приставам?
  6. Выходит ли застройщик на связь? Есть ли у него активы, кроме недостроенного дома? Ведет ли он сейчас деятельность и строит ли дом?
  7. Началась ли процедура банкротства? Нет ли в действиях руководства застройщика признаков мошенничества?

Это не все вопросы, в которых нужно разбираться. Но всем этим сейчас должен заниматься юрист, а не журналисты.

Я не верю, что давление со стороны СМИ заставит банкротящегося застройщика вести себя как-то иначе. Компания закрывается и уходит с рынка, ей должно быть плевать на репутацию и все общественное давление в мире. Даже если на каком-то этапе будет нужно привлечь СМИ , это нужно делать по совету юристов. Они знают, когда, как и в какой форме лучше написать.

Вам нужно не общественное возмущение, не лайки и репосты, не трафик и не огласка. Вам нужны грамотные юристы, суды и приставы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector